Мораль и право как феномены культуры

Приобщенность морали к высшей цели выражается в том, что она имеет самоценное значение и никогда не может быть превращена в средство. Применительно к морали следовало бы говорить не о том, что цель оправдывает средства, а о том, что цель присутствует в средствах, в известном смысле сама является средством.

А. Гусейнов

  • 1. Универсальные компетенции.
  • • Социально-личностные и общекультурныс:

ü понимание роли насилия и ненасилия в обществе, нравственных обязанностей человека;

ü компетенции гражданственности – знания и соблюдение прав и обязанностей гражданина; свобода и ответственность, уверенность в себе, собственное достоинство.

• Общенаучные:

ü знание основных морально-правовых регуляторов социокультурной жизни.

2. Инструментальные:

ü способность использовать знание о морально-правовых регуляторах при решении социальных и повседневных задач;

ü способность анализировать социально-значимые проблемы и процессы в аспекте морали и права.

3. Профессионально ориентированные:

ü способность использовать знание о морально-правовых регуляторах при решении профессиональных задач.

Ключевые слова: мораль, нравы, обычаи, традиции, право.

Культурная значимость морали

Мораль и право выступают специфической формой общественных отношений; взаимодействуя, выполняют в обществе чрезвычайно важную роль социальной регуляции. Это дает нам основание рассматривать их в рамках одной темы.

Актуальность проблемы морали

Среди "вечных" проблем, которые волновали человечество, всегда были проблемы добра и зла, нравственного и безнравственного, морального и аморального, правого и неправого. Характеристики культуры влияли на критерии, с помощью которых одно отделялось от другого, но в основе своей, в глубинной сути проблема истинной человечности носит универсальный характер. В период социальных трансформаций моральные нормы (хотя они тоже подвергаются изменениям) обеспечивают стабильность и сбалансированность общества, так как отражают многовековой опыт народа.

Острота и особенность нынешней постановки проблемы морали в том, что углубляется разрыв между предметной деятельностью людей, имеющей цивилизационную доминанту, и нравственными ценностями, сформированными в культуре. Эта предметная деятельность (имеются в виду не только материальное производство, но и, например, современные информационные технологии) зачастую снимает вопрос о том, какие именно нравственные ценности лежат в ее основе. Такое пренебрежение ими, подмена мотивов чести и достоинства мотивами прибыли и наживы приводит человечество к катастрофическим последствиям не только во взаимоотношениях общества и природы, но и – на уровне личности – к конфликтности человека с самим собой.

Справедливости ради следует заметить, что нигилистическое отношение к морали, при котором категорически не приемлется любая норма, будь то в форме житейских правил, социальных норм или универсальных культурных принципов, – также своего рода европейская традиция (Протагор, Маркиз де Сад, Ф. Ницше). Любое упорядочение индивидуальных проявлений в рамках подобных взглядов оценивается как иго, подавление личности. Трудно здесь удержаться от обращения к тексту великого нигилиста, написанному в 1886 г. Судите сами.

За последние десять тысячелетий на значительных пространствах земной поверхности шаг за шагом пришли к тому, чтобы о ценности поступка судить не по его последствиям, а по его истокам – в целом это великое событие, знаменовавшее заметное уточнение взгляда и меры... признак периода, который в более узком смысле этого слова можно назвать моральным... [в противовес предшествующему периоду, который Ницше называет доморальным. – Н. Б.]. Вместо следствия исток – какое обращение всей перспективы!.. Согласились считать, что ценность поступка гарантируется ценностью намерения. Однако... не стоим ли мы на пороге периода, который негативно можно было бы обозначить как внеморальный?.. Не заключается ли решительная ценность поступка как раз во всем том, что непреднамеренно в нем... Мы полагаем, что мораль в прежнем смысле слова, мораль преднамеренности, была предрассудком, чем-то предварительным и преждевременным, что-то вроде астрологии и алхимии, что надлежало преодолеть. Преодоление морали – пусть так назовется тот длительный, подспудно совершаемый труд, какой поручен самой тончайшей и правдивейшей совести – но тоже и самой злоковарной совести наших дней, живым пробирным камням нашей души.

Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Вопросы философии. 1989. №5. С. 140-141.

В обществе время от времени возникают эпизоды широко распространенного беспокойства и страха, так называемые "моральные паники", вызванные событиями на первый взгляд тривиального свойства. Они могут принимать разную форму, включая крестовые походы в защиту нравственности (например, в связи с употреблением спиртных напитков, наркотиков, курения), сопровождаясь призывами к наказанию или реставрацией надлежащих моральных ценностей. Любой из пас может вспомнить эпизоды такой моральной паники. Чаще всего это становится реакцией общества на социальный стресс, внутренним ощущением изменений норм нравственности и ценностей. Понимание людьми природы морали, ее принципов и динамики играет важную роль в культуре личности и в достижении согласия в обществе в целом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >