Психология власти: генезис, признаки легитимности и основные виды проявления

Феномен власти, как и любое явление реальной жизни, не является предметом монопольного анализа какой-либо одной науки. Проблема власти рассматривается в политологии, юриспруденции, истории и, конечно, в психологии. Предметом психологического анализа служат не властные отношения как таковые, а, скорее, их субъективные аспекты – восприятие институтов власти, установки по отношению к властным фигурам, адекватность осознания степени зависимости от носителей власти и т.д. Субъективный аспект власти – это готовность и непосредственно активное участие субъектов властных органов и структур в их функционировании. Но, пожалуй, самый интересный вопрос – это проблема психологических механизмов власти: почему люди готовы принимать одну власть, подчиняться одним людям или правилам, но решительно, иногда жертвуя жизнью, отвергают другую? Что дает одним людям власть над другими?

Психология политической власти – это закономерности, механизмы, условия и факторы ее образования и функционирования как института. Та или иная власть необходима в любом обществе, и общества без власти так же неизвестны этнографам, как и общества без семьи или без собственности. Властью обладают президент или монарх по отношению к гражданам страны, руководитель по отношению к подчиненным, родители по отношению к ребенку, влюбленные по отношению друг к другу.

Для выявления психологических характеристик политической власти целесообразно опираться на потенциал конструктивных подходов ее познания. Прежде всего на такие, как социобиологический подход, компенсаторная концепция власти и др.

Социобиологический подход к проблеме власти

Одной из первых попыток найти источник стремления к доминированию стало предположение о его врожденном характере. Сначала эта мысль высказывалась в философско-умозрительной форме, в виде тех или иных представлений о природе человека. Так, Аристотель считал, что есть народы и люди, которые по своей природе призваны властвовать, а другие – им подчиняться. По мнению Т. Гоббса, общей склонностью всего человеческого рода является вечное и беспрестанное желание все большей и большей власти, желание, прекращающееся лишь со смертью. Французский философ К. А. Гельвеций источник стремления к власти видел в любви к наслаждению и на этом основании также делал вывод, что оно коренится в самой природе человека.

В наше время достаточно распространенными вариантами являются концепции, видящие истоки "воли к власти", если использовать выражение Ф. Ницше, в биологических структурах человека. Исследователи, придерживающиеся данной точки зрения, апеллируют к данным, полученным при изучении общественных животных. У последних наблюдаются явления, которые могут быть обозначены терминами социальной жизни человека (иерархия, господство и т.д.). Например, работа голландского этолога Ф. де Ваала называется "Политика у шимпанзе. Власть и секс среди обезьян", позволяющая говорить о наличии соответствующих инстинктов не только у предков человека, но и у него самого.

Говоря о социобиологическом подходе к проблеме власти, согласимся, что биологически детерминированные характеристики индивида могут быть весьма релевантными для достижения власти и лидерства. К ним относятся такие параметры, как состояние здоровья, внешность, тип нервной системы, психофизиологические особенности.

Своеобразным переходом от биологических к социальным теориям мотивации власти может служить теория американского психолога Р. Уайта. Им была высказана идея о том, что в основе человеческой активности лежит потребность в "действенности" (efficacy) во взаимодействии с окружающим миром. Согласно У. Стоуну, предпринявшему попытку применить данный тезис к политике, многие побуждения личности, в том числе власть, – это результат социокультурного научения на основе присущей всем людям потребности в действенности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >