Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Транспортное право России

Ответственность за нарушения обязательств по перевозке груза воздушным транспортом

Особенности регулирования ответственности за нарушение обязательств при воздушных перевозках связаны, во-первых, с закреплением в ВК общих принципов ответственности, во-вторых, с размерами санкций и, в-третьих, с установлением права воздушного перевозчика заключать соглашение о повышении пределов его ответственности по сравнению с установленными ВК и международными договорами, к которым присоединилась Российская Федерация.

Регулируя в отдельной главе (гл. XVII) вопросы ответственности перевозчика, эксплуатанта, грузоотправителя, ВК закрепляет ее общие принципы. Первый из них заключается в том, что перевозчик несет ответственность перед пассажиром воздушного судна и грузовладельцем в порядке, установленном законодательством РФ, международными договорами РФ, а также договорами воздушной перевозки пассажиров и грузов (п. 1 ст. 116 ВК).

Следовательно, в соответствии с этим принципом на перевозчика, как, впрочем, и на других участников договорных отношений, распространяется действие гл. 25 ГК "Ответственность за нарушение обязательств", норм ГК об ответственности при перевозке (ст. 793–796, 800), положений об ответственности при воздушных перевозках (гл. XVII ВК), а также пунктов об ответственности сторон, включенных ими в договор воздушной перевозки. При международных воздушных перевозках на перевозчика распространяется гл. 3 "Ответственность перевозчика и степень компенсации за вред" Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок от 28 мая 1999 г.[1]

Согласно второму принципу эксплуатант обязан возместить вред, причиненный при эксплуатации воздушного судна, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Этот принцип указывает на два обстоятельства. Во-первых, здесь эксплуатант несет ответственность за вред, причиненный при эксплуатации воздушного судна, не связанный с перевозкой, а касающийся выполнения полетов в иных целях (спортивных, исследовательских, испытательных и др.). В противном случае рассматриваемый принцип был бы поглощен предыдущим принципом, так как в воздушных перевозках перевозчиком выступает эксплуатант.

Во-вторых, в данной ситуации ответственность эксплуатанта декларирована как ответственность без вины. На это обстоятельство указывает оговорка в законе о том, что обязанность по возмещению вреда при эксплуатации воздушного судна выполняется эксплуатантом только в случае, если он не докажет, что вред возник из-за непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Приведенная оговорка повторяет положение п. 3 ст. 401 ГК об ответственности при предпринимательской деятельности без вины.

Суть третьего принципа состоит в том, что перевозчик, пассажир, грузоотправитель и грузополучатель за нарушение таможенных, валютных, санитарных, карантинных и иных правил несут ответственность в соответствии с законодательством РФ. Поскольку без надлежащего соблюдения требований перечисленных правил невозможно выполнение договора воздушной перевозки груза, ВК содержит специальную норму об ответственности в случае нарушения таможенных, валютных, санитарных, карантинных и иных правил. Однако ответственность за нарушение этих правил не является гражданско-правовой, а носит административный характер. Поэтому норма об ответственности перевозчика, пассажира, грузоотправителя, грузополучателя за нарушение названных правил является отсылочной и указывает на регулирование ее законодательством РФ.

  • [1] О положениях Конвенции, закрепляющей ответственность перевозчика, см.: Гре- чуха В. Н. Международное транспортное право: учебник для магистров., 2013. С. 331–333; Остроумов Η. Н. Договор перевозки в международном воздушном сообщении. М.: Статут, 2009. С. 94–100.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы