Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow История философии

Постструктурализм (Poststructuralism)

Постструктурализм (неоструктурализм[1]) зародился па базе структурализма в середине 1970-х гг. – в период его максимального расцвета. В это время ряд французских структуралистов перешел на позицию постструктурализма (Барт, Лакан, Фуко и др.), идеи

Структурализм: сферы применения

Схема 188. Структурализм: сферы применения

постструктурализма подхватили и развили такие французские авторы, как Жиль Делез (1925–1995), Жак Деррида (1930–2004), Жан-Франсуа Лиотар (1924–1998), Юлия Кристева[2] (род. 1941) и др. И начиная с 1980-х гг. постструктурализм практически полностью вытеснил структурализм.

Постструктурализм можно оценить, с одной стороны, как результат последовательного развития структурализма, а с другой стороны, как его преодоление или отрицание.

Как и структурализм, постструктурализм является междисциплинарным и международным явлением, особое распространение он получил во Франции и США.

Основные труды. Барт Р.: "Империя знаков" (1970), "С/З" (1970), "Удовольствие от текста" (1973), "Текстовый анализ одной новеллы Эдгара По" (1973).

Делез Ж.: "Логика смысла" (1969), "Фуко" (1986), "Что такое философия?" (1991), "Критика и клиника" (1993).

Деррида Ж.: "Письмо и различие" (1967), "Нечто, относящееся к грамматологии" (1967), "Шпоры. Стили Ницше" (1978), "Почтовая открытка. От Сократа к Фрейду и далее" (1980), "Сила закона" (1994), "Монолингвизм другого" (1996).

Лиотар Ж. – Ф.: "Состояние постмодерна" (1979), "Спор" (1983), "Склеп интеллигенции" (1984).

Фуко М.: "Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы" (1975), "Микрофизика власти" (1977), "История сексуальности. В 3-х т." (1976-1984).

Философские воззрения. Важным этапом на пути от структурализма к постструктурализму стали общественно-политические волнения во Франции в мае 1968 г. Тезис "структуры не выходят на улицы и не строят баррикады", родившийся в это время, означал, что изучение безличных и объективно существующих в культуре структур мало что дает для понимания социальных процессов.

Постструктурализм (в отличие от структурализма) не стремится более к выявлению строго объективного состояния дел, не зависящего от субъекта, его не интересует поиск устойчивых оппозиций внутри структуры и т.д. В центре внимания постструктурализма оказалась "изнанка" структур, т.е. то в субъекте, что влияет на становление структур (схема 189). Субъект при этом рассматривается как думающий, переживающий, действующий, стремящийся к максимальному получению удовольствия и с раскрепощенными желаниями[3].

"Изнанками" структур может быть все выходящее за пределы структур, и отсюда объектом исследования становятся: вместо порядка – случайность, вместо целостности – фрагментарность, вместо безличной логики – личные эмоции и переживания и т.д. "Выпадение" из структуры может произойти в область до-структуры (набора несвязанных "атомов") или после-структуры ("магмы"). Тем самым структуре как устойчивой целостности противопоставляются области неустойчивой и хаотичной фрагментарности, которые предшествуют или наследуют структуру.

Структура и ее

Схема 189. Структура и ее "изнанка"

Уже некоторые структуралисты (Фуко, Барт, Леви-Стросс и др.) обмечали, что упорядоченной структуре в любой сфере исследования противостоит область беспорядочного, хаотичного. Но при этом в структурализме основным объектом исследования был "порядок", или структура, а в постструктурализме им становится "хаос", лежащий за пределом структур[4] (схема 190).

Структурализм и постструктурализм: объект исследования

Схема 190. Структурализм и постструктурализм: объект исследования

Проблема интертекстуальности. Особо широкое применение и развитие постструктурализм получил в современном литературоведении при рассмотрении проблем интертекстуальности – взаимодействии различных текстов в сознании субъекта.

И здесь постструктурализм особым образом смыкается и вступает в борьбу с герменевтикой, предлагая свой метод анализа и интерпретации текста. Герменевтика стремится к адекватному, объективному пониманию текста, выделяя при этом различные пласты смысла текста, зависящие от того или иного его "прочтения" в разные культурно-исторические эпохи и различными субъектами. Так что, например, по Гадамеру, современное, наиболее "полное" и "правильное" понимание текста вырастает па базе всех предыдущих.

Тогда как в постструктурализме речь идет, прежде всего, о понимании текста отдельным субъектом, а значит, о тех субъективных ассоциациях, которые у него возникают при чтении текста. Так, какой-то фрагмент текста Сартра может напомнить субъекту идею, вычитанную у Гегеля, а идея Гегеля – какую-то мысль Платона, а та, в свою очередь, – ту интерпретацию, которую она получила у Аврелия Августина. Эта историческая ассоциация ведет в сознании этого субъекта к "перекличке времен". Другой фрагмент вызывает у него воспоминание об идее, вычитанной у иностранного современного автора, тогда мы имеем дело с некой "перекличкой" современных культур и т.д. Возможна перекличка между разными сферами культуры, когда соответствующий фрагмент письменного текста вызывает в памяти картину, скульптуру, спектакль, фильм, песню и т.д., между разными жанрами письменных текстов – литературных, философских, научных, юридических и т.д.[5] (схема 191).

При таком подходе единый цельный текст автора разрушается, распадается на множество отдельных фрагментов, связь между которыми значит гораздо меньше, чем субъективные ассоциации читателя. Такое разрушение, или деконструкцию, авторского текста возвел в принцип и в метод анализа французский исследователь Деррида. Эта деконструкция состоит также в поиске "несказанного" в "сказанном", выявлении текстовых противоречий, конфликтов и неувязок и при этом возведение их к глубинным предпосылкам западного мышления и философии.

Интерпретация текста субъектом в постструктурализме

Схема 191. Интерпретация текста субъектом в постструктурализме

Таким образом, если в герменевтике центральным объектом исследования является некий исходный текст с "надстроенными" над ним интерпретациями, а целью – получение как можно более правильной его интерпретации, то в постструктурализме – чужой, ранее написанный текст оказывается всего лишь поводом для собственных размышлений субъекта, а целью – реализация, выведение "наружу" работы собственного сознания (сцепления ассоциаций) по поводу данного текста. Поэтому работы, написанные в духе постструктурализма, представляют собой, с одной стороны, своеобразный анализ того или иного исследуемого объекта (вербального или невербального текста, социального явления и т.п.), но, с другой стороны, скорее воспринимаются не как анализ чего-то, а как материал для последующего рационального анализа.

Судьба учения. Стремление к преодолению структурализма, давшее толчок к развитию постструктурализма, в 1980-е и особенно в 1990-е гг. породило более широкую тенденцию – стремление к преодолению вообще всей современной философии (философии "эпохи модерна"), что и привело к появлению постмодернизма. К началу XXI в. постструктурализм производит впечатление исчерпавшего себя направления в философии и постепенно сходит со сцены.

  • [1] Термин "неоструктурализм" для названия этого течения применяется в основном в Германии.
  • [2] Ю. Кристева – французский философ болгарского происхождения (проживает во Франции с 1965 г.), начало ее известности во Франции связано с осуществленными ею переводами и комментариями к работам Μ. М. Бахтина.
  • [3] Но одновременно при этом признается, что любое человеческое желание в реальности является "отсроченным", да и вообще для человека невозможно реальное наслаждение чем бы то ни было.
  • [4] Можно усмотреть определенную аналогию между выделяемыми здесь объектами исследования (в структурализме и постструктурализме) и фрейдовской схемой человеческой личности, где различается область сознательного структурированного – "Я" и "несознательного" – "“изнанки” структуры", делящаяся на сферы хаотичного бессознательного – "Оно" и неосознаваемого "Сверх-Я". Правда, усилия самого Фрейда были направлены на выявление "порядка в хаосе", т.е. на обнаружение структурных составляющих этого "хаоса" и их взаимоотношений друг с другом, с "Я" и "Сверх-Я".
  • [5] С аналогичной идеей мы сталкиваемся и в современной семиотике (семиологии) – общей науке о знаках, но задача в ней ставится принципиально иная: отыскать то общее, что есть в явлениях различных сфер культуры, связанных с одним и тем же знаком, текстом, образом. Например, поиски общего между фортепьянной пьесой Ф. Листа "Часовня Вильгельма Телля" и соответствующим архитектурным сооружением, пьесой Шекспира "Ромео и Джульетта" и написанными на ту же тему драматической симфонией Г. Берлиоза и увертюрой П. И. Чайковского и т.д.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы