Категория лица

Категория лица – это грамматическая (морфологическая и синтаксическая) категория, обозначающая отношение действия к участнику речи. Данная категория свойственна спрягаемым формам глагола в изъявительном наклонении настоящего и будущего времени и формам повелительного наклонения:

Единственное число

Множественное число

1-е лицо

я (говорящий)

мы (говорящий + кто-то)

2-е лицо

ты (собеседник)

вы (некоторое количество людей; вы – вежливая форма обращения)

3-е лицо

он (она; оно)

они (не участвующие в разговоре)

Категория лица имеет свои формы выражения – флексии и суффиксы -и, -те- в повелительном наклонении.

Значение лица свойственно глагольным формам и личным местоимениям, причем личные местоимения передают значение лица и в тех случаях, когда в глагольной форме этого значения нет. Такое выражение категории лица происходит на синтаксическом уровне, ср.: Я читал (книгу) // читал – форма прошедшего времени; значение 1-го лица (я); Тебе учить // учить – инфинитив; значение 2-го лица (тебе)•, Он пришел (бы)... // пришел бы сослагательное наклонение; значение 3-го лица (он). В предложениях реализованы не значения лица глагольных форм, а значения категории синтаксического лица (значение лица целого предложения)[1].

Смешение синтаксического[2] и морфологического лица приводит к тому, что лицо определяют в формах прошедшего времени, сослагательного наклонения и инфинитива. Сочетание форм личного местоимения с формой глагола не является аналитической формой категории лица, поскольку в морфологии аналитические формы представляют собой контаминацию номинативного (знаменательного) и служебного слова. Например: форма будущего времени глагола несовершенного вида (буду читать), форма сослагательного наклонения (пришел_ бы) и предложно-падежная форма имени существительного или местоимения дома – Р. п.; к дому – Д. п.; в доме – П. п.; у меня – Р. п., на мне и обо мне – П. п.) и т.д.

Категория синтаксического лица на современном этапе с опорой на традиционное (структурно-семантическое) описание языка определяется как многоаспектная объективно-субъективная категория, имеющая систему разнообразных средств выражения (во всех предложениях).

Категория лица является грамматикализованным ядром категории персональности[3] – функционально-семантической категории со значением лица, выражающимся разными языковыми средствами. Например: строитель, преподаватель, учитель – суффикс -тель- со значением лица (= "тот, кто строит (преподает, учит)" и т.д.).

Прямое значение лица проявляется при наличии подлежащего: Я к вам пишу – чего же боле?.. (А. Пушкин). Лицо имеет и дополнительное значение. При глагольной форме подлежащее может отсутствовать, и тогда глагольная форма берет па себя способность выражать то или иное значение действующего лица – определенно-личное•, обобщенно-личное; неопределенно-личное•, безличное.

Определенно-личное значение выражается глагольной формой 1-го лица и формами повелительного наклонения: Молчи, прошу, не смей меня будить (Ф. Тютчев); Гори, гори, моя звезда (романс П. Булахова); Знаю, что ты приедешь.

Обобщенно-личное значение имеет место, когда глагол выражает действие, совершаемое любым лицом, которое мыслится обобщенно, – формами 2-го лица, единственного числа и повелительным наклонением:

Идешь вдоль опушки, глядишь за собакой, а между тем любимые образы, любимые лица, мертвые и живые, приходят на память... (И. Тургенев); Что посеешь, то и пожнешь (поел.).

Неопределенно-личное значение выражает действие, при котором действующее лицо мыслится неопределенно в силу неизвестности такого лица или из-за ненужности сообщения о том, кто это действие совершает: Навесят на елку сиянья разного (В. Маяковский); Звонят; Стучат. Подобные конструкции синонимичны предложениям, в которых лицо выражено неопределенно-личным местоимением: Кто-то звонит. Неопределенно-личное значение способно выражаться не только формами 3-го лица, множественного числа, настоящего и будущего времени, но и формами прошедшего времени множественного числа: В дверь позвонили, По радио передали. Данные значения лежат в основе классификации односоставных предложений[4].

Кроме основных значений, формы лица могут иметь переносные значения:

  • – 1-е лицо может употребляться в значении 2-го лица (используются формы множественного числа, например: Как мы себя чувствуем? (врач в разговоре с больным) – говорящий объединяет себя с собеседником);
  • – 1-е лицо множественного числа может употребляться в значении единственного числа (используется авторское "мы" – сочетания типа Мы считаем... характерны для научной речи);
  • – 2-е лицо употребляется в значении первого лица (Временами так плохо бывает, что места не находишь // находишь = нахожу – проявляется оттенок обобщения);
  • – 3-е лицо употребляется в значении 1-го и 2-го лица (Таня плачет = я плачу – в разговорной детской речи).

Под определенностью лица понимается грамматическое значение, обнаруживаемое в личных формах глагола, которое указывает на то, что обозначаемое им действие соотносится с конкретным реальным субъектом, конкретным лицом (говорящим, собеседником, не-участником коммуникации). Ср.: Затем подтвержда-ют обвинение это только три лица: оба брата подсудимого и г-жа Светлова (Ф. Достоевский) – форма подтверждают употреблена с определенно-личным значением, так как соотносит действие с конкретными реальными субъектами – три лица, братья и Светлова.

Определенность лица, с которым соотносится действие, обозначаемое личной формой глагола, обычно выражается морфологическими средствами – аффиксами в формах настоящего и будущего времени и в формах повелительного наклонения: Идв театр•, Ид-ешь в театр?; Ид-ем в театр; Иди в театр и т.д.

Под неопределенностью лица понимается грамматическое значение, обнаруживаемое в личных формах глагола, которое указывает на то, что реальный субъект обозначаемого действия частично устранен и мыслится неопределенно: На селе поговарива[j] ют. будто она совсем его не родственница (Н. Гоголь).

Неопределенность лица носит в большей степени синтаксический характер, потому что проявляется только в определенной конструкции предложения. Тем не менее такое значение является для глагола прямым, поскольку в неопределенно-личном предложении субъект действия – это всегда 3-е лицо (не-участник речи).

Под обобщенностью лица понимается грамматическое значение, указывающее на то, что реальный субъект обозначаемого действия частично устранен и мыслится обобщенно. В предложениях типа Пиш-ут не пером, а умом (В. Даль) форма пишут употреблена с обобщенно-личным значением, так как действие здесь более самостоятельно (в меньшей мере связано с реальным субъектом), чем при определенно-личном значении, и относится к кому-то, кто не назван конкретно, потому что им может являться каждый, любой, люди вообще.

Обобщенность лица, с которой употребляются личные формы глагола, обнаруживается в плане морфолого-синтаксическом (грамматическом) и в плане семантическом: она отражает грамматическое свойство личных форм обобщать лица, но основана на конструктивно-формальных особенностях обобщенно-личного предложения в целом, которое, как известно, представляет собой сентенцию, вывод, пословиц.

Научная дискуссия

Следует признать, что неопределенно-личное и обобщенно-личное значения – это не морфологические значения самой глагольной формы, а значения синтаксического лица, которые выявляются только в предложении (контексте), поэтому неопределенно-личное и обобщенно-личное значения называют расширительными: Ну, я тогда встану и уйду. Вон, на обед звонят (А. Солженицын). Данные значения лежат в основе классификации односоставных предложений.

Особое место в системе глагола занимают безличные глаголы, которые следует отличать от глаголов 3-го лица[5]. Безличные глаголы обозначают действие, не связанное с производителем действия[6]. В русском языке различают глаголы собственно безличные и личные в значении безличных. В современном русском языке безличность выражается определенными глагольными формами: Мне вздумалось завернуть под навес... (М. Лермонтов). Специальных показателей безличности в русском языке нет: флексии -ет, -итпоказатели настоящего и будущего времени (Вечереет; Холодает; Морозит; Светает). В безличном значении используется форма прошедшего времени, среднего рода, единственного числа (Подморозило).

Безличные предложения с главным членом, выраженным собственно-безличным глаголом, не имеют синонимической параллели среди двусоставных предложений, ср.: Вот смерклось (предложение не может быть трансформировано в личное); Были все готовы / Заутра бой затеять новый / И до конца стоять... (М. Лермонтов).

В словарном составе русского языка многочисленную группу образуют безличные глаголы с постфиксом -ся, соотносительные с личными невозвратными глаголами (дремлется (дремлет), дышится (дышит), живется (живет), хочется (хочет) и др.).

Безличные возвратные глаголы образуются от форм 3-го лица единственного числа личных глаголов путем прибавления к ним аффикса -ся (древней формы винительного падежа единственного числа возвратного местоимения – ся). Аффикс при трансформации личного глагола в безличный выполняет словообразующую функцию, т.е. безличные возвратные глаголы, образованные от личных с помощью аффикса -ся, являются не особыми безличными формами личных глаголов, а самостоятельными лексемами. Названный способ образования безличных глаголов весьма продуктивен, однако в современном русском языке имеются личные глаголы, от которых безличные возвратные глаголы не образуются, ср.: бросать, звать, знать, купить, нести, одевать, отразить, приглашать, уважать, хватать и пр. Русскому языку не свойственны образования типа *мне бросается, * тебе знается, *ему уважается.

В русском языке безличные глаголы обозначают:

  • а) явления природы (Смеркалось);
  • б) явления физической и психической жизни человека (Знобит; Лихорадит).

Собственно-безличные глаголы имеют форму 3-го лица единственного числа или форму прошедшего времени среднего рода. Достаточно большая группа глаголов может выступать в безличном значении в зависимости от речевой ситуации, контекста и синтаксической конструкции, в которой употребляется глагол. Ср.: Пахнет сеном над лугами – Пахнет сено.

Безличность легко создается за счет постфикса -ся, но, присоединившись к глаголу, словообразовательно -ся образует новое слово. Большинство русских глаголов, если присоединить к ним постфикс -ся, может иметь значение безличности: (Ему) думается•, Не лежится, не думается, не сидится.

В русском языке существуют так называемые недостаточные глаголы, у которых не образуется простая форма 1-го и 2-го лица: победить – Я смогу его победить. К недостаточным относятся глаголы, у которых лексическое значение не сочетается и не соотносится с действием лица, субъекта•, например, нельзя говорить *Я белеюсь. В круг недостаточных входят и безличные глаголы. По фонетическим причинам в процессе образования подобных форм появляются нехарактерные для русского языка сочетания звуков, не дающие правильного понимания смысла (ср. дерзить, дудеть, шкодить, победить, затмить, очутиться и т.п.). Ограничения в образовании форм создаются и по семантическим причинам. Это, например, глаголы, передающие значение явлений живой и неживой природы, растительного мира, конкретных предметов, отвлеченных действий и действий, происходящих в организме: колоситься, набухнуть, мерцать, протекать, сквозить, горчить, пригореть, ржаветь•, жеребиться, длиться•, заживляться, отняться•, гласить, заключаться, явствовать и т.п.

Констатация фактов отсутствия тех или иных форм лица у глаголов и попытки научного объяснения данного явления отражены уже в первых русских грамматиках. Причины отсутствия тех или иных форм следующие:

  • 1) несовместимость лексического значения глагола с грамматическим значением 1-го и 2-го лица. К глаголам данного типа относятся лексемы, называющие процессы, производимые неличным субъектом (животным или неодушевленным предметом) типа кипеть, ржаветь, жалить, жеребиться, горчить, колоситься, мерцать, плавиться и пр.[7];
  • 2) несовместимость лексического значения глагола с грамматическим значением единственного числа: передраться, перессориться, попадать, разбрестись, сгрудиться, толпиться и т.п.;
  • 3) омонимия форм. Так, отсутствие форм 1-го лица единственного числа у глаголов типа дерзить, бузить и т.п. объясняется омонимическим отталкиванием (ср.: держать – держу, будить – бужу)•,
  • 4) неблагозвучие. Из этой группы наиболее употребительными являются глаголы бдеть (ср.: *бдю), галдеть, грезить, дудеть, затмить, колесить, очутиться, (пере)убедить(ся), победить, чудить, (на)шкодить и т.п.

В современном русском языке парадигме глагола свойственны не только определенная закрепленность в употреблении или неупотреблении отдельных словоформ, но и наличие у некоторых глаголов варьирующихся личных форм. Такие глаголы называют изобилующими. Наличие параллельных форм, как правило, обусловлено взаимодействием классов глагола.

Параллельные формы могут различаться семантически:

"Брызгать, -зжу, -зжишь и -аю, -аешь; несов. 1. (-зжу, -зжешь). Разбрасывать брызги, рассеиваться брызгами (каплями). 2. на кого-что и что. Кропить, опрыскивать";

"Капать, -аю, -асшь и -плю, -плешь; несов. 1. Падать каплями. 2. (-аю, -аешь) что. Наливать или проливать каплями"[8].

Ср.: Еще рукав забрызгаешь (Б. Акунин) – Дробится, и плещет и брызжет волна / Мне в очи соленою влагой (А. К. Толстой); Яд каплет сквозь его кору, / К полудню растопясь от зною (А. Пушкин) – Но на лоб снова капает что-то ледяное (Б. Акунин).

Параллельные формы могут различаться стилистически. Например, словоформы колыхает, курлыкает, плескает(ся) и т.п. свойственны разговорному стилю и просторечию, а формы колышет, курлычет, плещет(ся) и т.д. являются нормативными: Стая морских птиц колыхается на волнах (И. Гончаров) – Фома видел, что вода тихо колышется, рябь идет по ней... (М. Горький); формы внимает, прыскает и т.п. являются нормативными, а формы внемлет, прыщет и пр. – устаревшими: Пустыня внемлет Богу, / И звезда с звездою говорит (М. Лермонтов) –

В ночь пришлось нам Нападать на них сегодня,

А в кругу кровавой битвы Мы мечей внимаем звону,

Не глядим в лицо врагу.

(А. Блок)

Категория рода в спрягаемых формах

Род глагола – это грамматическая категория, проявляющаяся в формах прошедшего времени единственного числа изъявительного и сослагательного наклонений и причастиях. Например:

Единственное число

Множественное число

М. р.

пришел_ (бы) читающий

пришли (бы) читающие

Ж. р.

пришла (бы) читающая

Ср. р.

пришло (бы) читающее

Глаголы в прошедшем времени могут осложняться значениями лица: не имея формы лица, глаголы прошедшего времени способны передавать те или иные значения лица. Так, форма прошедшего времени может употребляться и в других значениях, в частности:

– в значении повелительного наклонения (1-е лицо) (Поехали!); – в значении безличности (Похолодало).

  • [1] См. доп.: Современный русский язык / под ред. С. М. Колесниковой. С. 301. Ср.: Лаврентьев В. А. Категория лица и категория личности-безличности глагола в современном русском языке. Рязань, 2008; Его же. Категория синтаксического лица в современном русском языке. Рязань, 2011.
  • [2] Подробнее см.: Лаврентьев В. А. Категория синтаксического лица в современном русском языке: автореф, дис.... д-ра филол. наук. М., 2013. С. 15.
  • [3] См.: Теория функциональной грамматики. Персональность. Залоговость / отв. ред. А. В. Бондарко. СПб., 1991.
  • [4] См. доп.: Лаврентьев В. А. Значение неопределенности лица // Вестник МГОУ. Сер. "Русская филология". Вып. 3. М., 2009. С. 42–48.
  • [5] В русистике существует мнение, что личность/безличность – это отдельная грамматическая категория глагола. Например, см.: Современный русский язык / под ред. П. А. Леканта. М., 2000. С. 321–324; Лаврентьев В. А. Категория синтаксического лица в современном русском языке: автореф, дис. ... д-ра филол. наук. М., 2013. С. 95–100. Личность/безличность глагола определяется его лексическим значением (безличный глагол, как правило, обозначает действие (состояние), происходящее само по себе (светает, знобит, разненастилось и др.)), морфологическими свойствами (присоединение к непереходному невозвратному глаголу морфемы -ся обезличивает действие: спит + ся – спится, работает + ся – работается и т.п.) и синтаксическими особенностями (значение личности и безличности в глаголе осознается только путем выявления противопоставляемых отношений глагола к грамматическому субъекту).
  • [6] См.: Петров А. В. Безличность как семантико-грамматическая категория русского языка. Архангельск, 2007; Лаврентьев В. А. Категория лица и категория личности-безличности глагола в современном русском языке. Рязань, 2008; Функционирование безличных предложений / А. В. Петров, И. А. Нагорный, В. А. Лаврентьев [и др.]. Архангельск, 2009.
  • [7] Формы 1-го и 2-го лица возможны лишь в случае метафорического переноса или олицетворения: Я сохну, вяну день ото дня (М. Лермонтов); И что мне такое, что я так кипячусь (Н. Лесков); Рожь говорит: колошусь: а мужик: не нагляжусь] (В. Дапь).
  • [8] ТСРЯ. С. 62, 322.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >