Разделение общественного труда

Центральная проблема творчества Дюркгейма – социальная солидарность, а силой, создающей общественное целое, становится разделение труда (под которым он понимал профессиональную специализацию) или распределение производственных ролей. Индивиды, связанные трудовыми функциями в единую систему общественных отношений, становятся уже не просто носителями профессиональных ролей, но и социально зрелыми личностями. В зависимости от того, как глубоко в данном обществе зашло разделение труда, можно определить уровень и ступень исторического развития. Французский социолог выделил два исторических этапа развития человечества, через которые его проводит разделение общественного труда – механическую (раннюю и неразвитую форму) и органическую (позднюю и развитую форму) солидарности.

Формулируя методологические принципы своего исследования, Э. Дюркгейм задается вопросом, является ли специализация благом или злом для человечества (рис. 9.1). Многие его предшественники, в том числе французские социалисты-утописты и в первую очередь Шарль Фурье, осуждали разделение труда и построенное на нем развитие индустриального общества как социальную деградацию человечества. Они отмечали дегуманизирующее влияние специализации на рабочих. Другие мыслители, в том числе английские политэкономы во главе с Адамом Смитом, напротив, прославляли разделение труда как всеобщее благо и движущую пружину капиталистического развития. Они призывали: "Сделайте себя более эффективными, выполняя ту или иную специализированную функцию".

Примитивный клан и семья, поскольку они вынуждены заниматься добыванием средств существования, выступают у Дюркгейма первичной производящей ячейкой общества. Поскольку все ее помыслы были направлены на элементарное выживание, а не на производство прибавочного продукта или экспорт товаров на внешний рынок, организация труда, его разделение и специализации были незначительными. Иными словами, труд для составляющих ее индивидов не был профессиональной деятельностью, выражением своего мастерства или проявлением личности.

По мере развития общества происходило дальнейшее разделение труда и возрастало число специализированных занятий. На смену клану приходит вначале семья, а затем трудовая организация. Ее нынешняя форма – промышленная компания. Индивиды группируются уже не по признакам родства, а по содержанию трудовой экономической деятельности. Их круг общения – не род, а профессия. Место и статус человека определяют не единокровность, а выполняемая функция. Классы, заменившие собой кланы, формируются в результате смешения профессиональных организаций с предшествовавшими им семейными формами.

Разделение труда как профессиональная специализация – ключевая тема социологии труда Э. Дюркгейма

Рис. 9.1. Разделение труда как профессиональная специализация – ключевая тема социологии труда Э. Дюркгейма

Первые профессиональные организации появились еще в Древнем Риме. Это были корпорации чиновников (сенаторов, всадников, жрецов) и ремесленников (цехи)[1]. Усиление профессионального начала в производственной и социальной жизни соответствует усилению территориального разделения в структуре населения. Вместо кланов, родов и племен появляются территориальные округа (марка, община, сотня, село, графство, провинция, департамент). Принцип совместного проживания замещает признак совместного происхождения. Возникают новые формы группировки населения, организации коллективной жизни. С одной стороны, город и село, с другой – профессиональные союзы и трудовые (производственные) организации. Новые формы коллективной организации более гетерогенны и открыты. Оседлость и закрепленность за профессией уступают место социальной мобильности, перемещению товаров и рабочей силы. Профессиональная организация общества, проникая вовнутрь сегментарной, разрушает ее.

Концентрированным выражением зарождающейся индустрии становится средневековый город. Он стремится развить в себе все отрасли промышленности и снабжать продукцией окружающие села. Внутри города жители группируются по профессиям. "Всякий город со своими непосредственными окрестностями образует группу, внутри которой труд разделен"[2], но организован еще на принципах натурального хозяйства. Ибо, как отмечал Г. Шмоллер, город стремится развить все отрасли промышленности и снабжать деревню (округу) всем необходимым. Внутри города жители группируются по профессиям.

По мере дальнейшего разделения труда границы между профессиями стираются, их различия становятся все менее выпуклыми. Зато разнообразие внутри профессий усиливается. Возрастает и количество профессий[3]. Следовательно, разнообразнее специализация индивидов, выполняемые ими функции. Поэтому более сложными и дифференцированными становятся трудовые организации, основывающиеся не на сходстве, а на разнообразии функций.

Происходят изменения и вовне. В плотно населенной Европе складывается множество независимых государств, между которыми устанавливаются торгово-договорные отношения. Начиная примерно с XIV в., натуральный характер промышленной организации города исчезает. Формируется международный рынок. По мере развития международного разделения труда политические и национальные границы в специализации размываются.

Европейская промышленность переступила национальные границы, начала исчезать еще одна черта сегментарной организации общества. Города все больше специализируются, среди них появляются университетские, фабричные, портовые, бюрократические, финансовые центры. Профессиональная организация общества уже мало повторяет семейно-клановую или территориальную. Эволюция общества, заключает Дюркгейм, идет в таком направлении, что в будущем и социальная, и политическая организация его приобретут исключительно или почти исключительно профессиональное основание[4].

На смену ассоциации, характеризовавшей сталию механической солидарности, приходит кооперация, свойственная только органической солидарности. В первой людей объединяет сходство специальностей, во второй – их различие.

Рост городов ускоряет социальную мобильность, перемену места жительства и перемену места работы. Там, где выше плотность населения, там выше мобильность и технический прогресс. К концу XVIII в. "стало образовываться коллективное сознание европейского общества"[5], а международное разделение труда институционализируется. Западная Европа превращается в центр индустриального развития. Таким образом, уровень разделения труда в Европе соответствует уровню и глубине социального устройства общества. И это принципиальный момент.

В третьей части книги "О разделении общественного труда" Дюркгейм анализирует нормальные и "ненормальные" формы труда – аномию (отсутствие законности и порядка), социальное неравенство, рутинизация) труда, деградацию рабочей силы, классовые конфликты. Они являются результатом ускоренной индустриализации и длительного распределения власти между классами и группами, включенными в этот процесс. Линия развития разделения труда в современном индустриальном обществе называется им абнормальной, или патологической, ибо отклоняется от линии развития ограниченной солидарности.

В отношениях между классами видно неравенство, ибо тот, кто имеет только свою рабочую силу и вынужден ее предлагать другим, находится в более слабой позиции, чем тот, кто имеет возможность накапливать ресурсы, покупая его труд. Процесс усиливается, если у первого, к тому же, есть еще унаследованное богатство, усугубляющее неравенство, когда один класс навязывает услуги, в которых другой не нуждается. Органическая солидарность может развиваться, только если в ней существует прогрессивная ликвидация внешнего неравенства в условиях, при которых находятся партнеры, заключающие между собой контракт.

Унаследованное богатство – один из источников неравенства, которого следует избегать.

Доказывая, что разделение труда порождает солидарность, Дюркгейм одновременно доказывал, что оно выполняет нравственную функцию. Он даже предсказал, что общество ждет неминуемая деградация, если разделение труда в нем будет основываться на протекционизме, родственных связях и привилегиях, представляющих собой форму противоестественного социального отбора. И наоборот, общество может процветать в условиях свободного соревнования трудовых достижений, интеллекта, талантов, нравственных достоинств.

  • [1] См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. С. 146.
  • [2] Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. С. 148–149.
  • [3] Там же. С. 108.
  • [4] См .: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. С. 150.
  • [5] Там же. С. 224.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >