Фундаментальная и прикладная социология

Фундаментальная наука – это наука, имеющая своей целью создание теоретических концепций и моделей, практическая применимость которых неочевидна. Задачей фундаментальных наук является познание законов, управляющих поведением и взаимодействием базисных структур природы, общества и мышления. Эти законы и структуры изучаются в чистом виде, как таковые, безотносительно к их возможному использованию. Вот почему за рубежом ее именуют еще чистой, а также базисной наукой.

Прикладная наука – это наука, направленная на получение конкретного научного результата, который актуально или потенциально может использоваться для удовлетворения частных или общественных потребностей[1].

К прикладной социологии надо отнести все политические опросы, маркетинговые исследования, изучение общественного мнения, всю заводскую социологию и ряд других направлений, которые не ориентированы на проверку фундаментальной теории и приращение нового знания.

В нашей стране в период с середины 1960-х по середину 1990-х гг. прикладными исследованиями в промышленности занимались так называемые заводские, или практикующие, социологи. Разработка внедренческих проектов и социоинженерных исследований стала повседневной практикой служб социального развития предприятий. Администрация требовала от ученых активного, целеустремленного вмешательства в осуществление профилактических и компенсационных мероприятий. Широкое развитие социального планирования и управления, социального проектирования и нормирования потребовало разработки теоретических и методологических оснований прикладного исследования как особого типа познания и практической деятельности. В литературе сложилась инновационная концепция такого направления. В одном случае речь шла о социальном планировании нововведений и социологическом обеспечении организационной перестройки, в другом – о технологии инновационного социологического исследования, которое не только по своим целям, но и по структуре существенно отличается от исследования описательного вида.

Необходимость усиления прикладной ориентации в американской социологии выразил в 1895 г. еще А. Смолл. Со временем споры о научном предназначении прикладной социологии – давать новое знание или заниматься исключительно его приложением к практике, – сопровождали всю историю развития этой дисциплины. Первый президент Американской социологической ассоциации (АСА) Л. Уорд, описывая социологию в конце XIX в., делил ее на три части: динамическую, чистую и прикладную.

В 1937 г. А. Радклифф-Браун выдвинул тезис о том, что прикладные социальные науки есть ничто иное, как применение теоретических принципов "чистой" науки к решению практических проблем. Подобное, отметим сразу, довольно упрощенное представление проникло в академические словари и справочники. В 1942 г. Д. Форд и Р. Ньюман использовали данную формулировку по отношению к прикладной антропологии[2]. С тех пор она вошла в официальные словари по социальным наукам. Из этого определения следует чрезвычайно важный методологический вывод: базисные исследования являются "родительскими", а прикладные – "дочерними". Подобное утверждение многие специалисты склонны считать скорее метафорой, нежели точным понятием, отражающим фактическое положение дел. Оба типа исследований взаимно обогащают друг друга. Крайний вариант этой версии предложили в 1950-х гг. У. Гуд и П. Хатт: социальная наука лучше всего достигает практических целей в том случае, когда она не стремится ни к чему иному, как только к решению чисто научных задач[3].

Лазарсфельд Пауль (1901 –1976) – участник и руководитель крупнейших эмпирических исследований в современной социологии.

Особенная историческая заслуга в институционализации эмпирической и прикладной социологии принадлежит Паулю Лазарсфельду, который существенно перестроил социологию на фундаменте математики и психологии[4]. Еще в Германии он основал небольшое частное предприятие иод названием "Экономико-психологический исследовательский институт". Вместе со своими коллегами – студентами бюхлеровского семинара – молодой Лазарсфельд проводил коммерческие исследования, обеспечивая неформальному кружку друзей-ученых средства существования. Принципы организации и стиль деятельности подобного научного предприятия неуниверситетского типа (в консультативный совет которого, кстати сказать, входили также именитые университетские профессора) П. Лазарсфельд перенес затем на американскую почву. Эмигрировав в 1934 г. в США, он основал при Ньюарском университете прикладной исследовательский институт, а дружба его с Р. Мертоном явилась прологом к настоящему буму – в послевоенный период исследовательские институты быстро появляются при американских и европейских университетах. П. Лазарсфельд внес выдающийся вклад в комплексное использование количественных и качественных методов исследований, в разработку математических методов анализа эмпирических данных (латентный анализ, вторичный анализ, контент-анализ и др.).

В свое время Т. Парсонс[5] отметил более существенные, чем методические, различия между прикладными и базисными исследованиями. Оно состоит в несходстве концептуального аппарата. В отличие от "чистой" социологии, которая призвана объяснять устойчивость и стабильность общества, прикладная социология разрабатывает понятия, ориентированные на изменение социальной реальности. Разумеется, что в подобном "исполнении" последняя уже не могла считаться простым продолжением "чистой" науки. Одним из доказательств может служить то обстоятельство, что, например, успешные психоаналитические исследования развивались не в результате переноса устоявшихся принципов и моделей академической психологии в сферу клинической практики, а благодаря концептуальным и теоретическим инновациям[6].

К 1960-м гг. закладываются общетеоретические основы американской социологии. Внутри академической социологии выделяются рафинированные теоретики и не способные к фундаментальным обобщениям эмпирики. Прикладная область оказалась на периферии научных дискуссий.

Появившиеся во множестве теории среднего ранга не смогли заполнить брешь, образовавшуюся между наукой и практикой. Постепенно, примерно с середины или конца 1960-х гг., прикладная социология выходит из прорыва и занимает подобающее место в системе научного знания, хотя социальное и профессиональное положение прикладников до сих пор не соответствует новой роли этой науки. Впрочем, и в нашей стране прикладная социология, занимающаяся управлением, котируется ниже академической (рис. 15.1).

Функциональный цикл научного знания

Рис. 15.1. Функциональный цикл научного знания

У фундаментальной и прикладной социологии, представленной в первую очередь коммерческими опросами, отмечается разная динамика: подъемы и спады у той и другой приходились на разные исторические периоды.

По сравнению с золотым веком западной теоретической социологии 1940–1960-х гг., к 1980-м гг. резко упала ее общественная популярность, сократилось число социологических кафедр и численность изучающих социологию студентов, сильно возрос средний возраст преподавателей, сократились ассигнования, сузилась аудитория читателей фундаментальных теоретических трудов. Университетская революция 1960-х гг. в социологии привела к классической форме отраслевой депрессии. Только в последние годы эта депрессия, возможно, преодолевается, причем в первую очередь за счет роста удельного веса преподавания предметов, ориентированных на прикладные и коммерческие цели. Что же касается сферы коммерческих опросов, то за весь послевоенный период она переживала устойчивый рост, опережая по темпам роста экономику в целом и не испытывая никаких признаков депрессии[7].

И в СССР прикладная отрасль социологии – социология труда (ее еще называют заводской, или индустриальной) начала интенсивно формироваться с середины 1960-х гг. Правда, еще в 1920-е гг. в стране появлялись интересные прикладные разработки в области психотехники и социальной инженерии. Однако разница между СССР и США огромная. У нас до конца 1980-х гг. не было главного – академической социологии и профессиональных социологов. В США более 250 департаментов в университетах и колледжах, где преподается социология и готовятся социологические кадры, не считая сотен школ бизнеса, где также читаются курсы но социологии. Кроме того, здесь издается несколько десятков специальных социологических и смежных с социологией журналов.

  • [1] См.: Титов В. И. Институциональный и идеологический аспекты функционирования науки // Социологические исследования. 1999. № 8. С. 66.
  • [2] См.: Applied sociology: oportunities and problems / ed. by A. W. Gouldner and S. M. Miller. N. Y.: Free Press, 1965. P. 6.
  • [3] Cm.: Parsons T. Essays in Sociological Theory Pure and Applied. N. Y.: Free Press, 1949.
  • [4] Cm.: Neurath P. In memoriam Paul F. Lazarsfeld and the institutionalization of empirical social research // Realizing social science knowledge / ed. by B. Horzner . Wien: Wurzburg, 1983. P. 13–26; Qualitative and Quantitative Social Research. Papers in honor of Paul F. Lazarsfeld / ed. by R. K. Merton. N. Y.: Free Press, 1979.
  • [5] См.: Parsons Т. Essays in Sociological Theory Pure and Applied.
  • [6] Cm.: Applied Sociology: Opportunities and Problems / ed. by A. W. Gouldner and S. M. Miller. N. Y.: Free & Press, 1965. P. 9.
  • [7] См.: Белановскии С. А. Метол фокус-групп. М.: Магистр, 1996.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >