Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow История социологии. Том 2

ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ

Изучив материал раздела, студент должен:

знать

  • • институциализацию социологии и социологическое образование в России на всех исторических этапах;
  • • деятельность Русской высшей школы общественных наук;
  • • деятельность Социологического институт в Петрограде и Центрального института труда в Москве;
  • • социологическое образование в средних школах;
  • • разгром социологии в 1930-е гг.;
  • • эмпирические исследования в 1920– 1930-е гг.;
  • • эмпирические исследования в 1950–1960-с гг.;
  • • эмпирические исследования в 1980–1990-е гг.;
  • • особенности позитивизма в России;
  • • генетическую социологию Μ. М. Ковалевского;
  • • социологию народничества;
  • • христианскую социологию С. Булгакова;
  • • социальную экономику Н. Кондратьева;

уметь

  • • выявлять сравнительные характеристики этапов институциализации отечественной социологии в XX в.;
  • • выделять характерные черты основных школ и направлений в отечественной социологии в дореволюционный и пострсволюционный периоды;
  • • классифицировать эмпирические исследования отечественных социологов но отраслям социологии во второй половине XX в.;
  • • определять основные части, элементы и понятия социологических учений М. Ковалевского, Н. Кондратьева, С. Булгакова,

В. Воронцова;

• проводить сравнительный анализ институциализации зарубежной и отечественной социологии с целью объяснения влияния этого процесса на успехи и неудачи российской науки;

владеть

  • • умением логико-исторического анализа преемственности социологической мысли на разных этапах ее развития в России;
  • • навыками анализа содержания социологических исследований, проведенных отечественными учеными на разных исторических этапах;
  • • углубленным пониманием специфики российского общества и особенностей его развития в советское время благодаря рассмотрению его через призму эмпирических исследований;
  • • мастерством критического анализа влияния идеологии на становление социологии как объективной науки в СССР.

ИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИЯ СОЦИОЛОГИИ И СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ

Россия принадлежит к шести великим социологическим державам, внесших наиболее весомый вклад в мировую социологию (Франция, Германия, Англия, США, Италия, Россия). Развитие социологии в России характеризуется следующими моментами:

  • 1) в течение 100 лет российскую социологию создавали не социологи, если брать в качестве критерия базовое образование;
  • 2) институционализация отечественной социологии отстала от мирового уровня на 100 лет, если в качестве критерия рассматривать время появления университетского социологического образования в США в 1892 г.;
  • 3) Россия относится к странам с прерывной традицией социологического образования наряду с Германией и Италией (первые социологические кафедры и учебные подразделения появились в начале XX в., исчезли в начале 1920-х гг. и вновь появились только в 1980-х);
  • 4) на протяжении всех четырех исторических этапов (на первом в меньшей степени, а на трех других – в большей) в нашей социологии доминировала философская ориентация, в рамках которой господствующие позиции занимал марксизм;
  • 5) хотя первые подразделения, готовящие профессиональных социологов в высших учебных заведениях СССР, были образованы в 1980-х гг., только в 1989 г. открылись первые социологические факультеты.

Характеристика главных исторических этапов

Хотя в России, как и в Германии, в механизме воспроизводства социологических знаний отсутствовала живая связь

поколений по типу "учитель – ученик", в ней сохранялась – в значительной степени искусственно – логическая преемственность развития научного знания благодаря господству на всех (или почти всех) этапах методологических принципов одного-единственного направления – марксизма.

Как уже указывалось, отечественная социология прошла в своем развитии четыре исторических этапа:

  • дореволюционный (с 1860-х гг. XIX в. до 1917 г.);
  • постреволюционный (с 1917 по 1937 г.);
  • послевоенный (с 1957 по 1992 г.);
  • современный (с 1992 г. по сегодняшний день).

Каждый этап в истории социологии отличался своими особенностями, так или иначе отражавшими социальные, экономические и культурные реалии страны.

К концу первого этапа отечественная социология, до тех пор отстававшая в развитии научной социологии от ведущих европейских стран, почти сравнялась с ними, а в начале второго этапа, в 1917–1922 гг., пока из страны не выслали социологов и философов мирового уровня, практически догнала лидеров. "К концу XIX – началу XX в. социологами России велась интенсивная разработка того же круга проблем, которыми занимались западные социологи: рассматривался вопрос о предмете социологии, о ее принципах, методах, понятийных средствах, о взаимоотношениях социологии с другими науками, особенно с психологией, исследовались формы социального поведения, социальная структура общества и многое другое. Большое место занимал критический анализ принципов классического позитивизма, шли интенсивные поиски новых путей и средств исследования социальных явлений"[1].

В рамках первого исторического этапа, т.е. за период с конца 1860-х гг. XIX в. до 1917 г., наша социология прошла несколько фаз:

  • 1) середина 1860-х – первая половина 1880-х гг.;
  • 2) вторая половина 1880-х – конец 1890-х гг.;
  • 3) 1900-1917 гг.

На первой фазе – 60–80-е гг. XIX в. – в отечественной социологии доминировал позитивизм. Большую роль в институциализации отечественной социологии на раннем этапе сыграл Г. Н. Вырубов (1843–1913). Μ. М. Ковалевский назвал его "учителем молодого поколения русских социологов", а Е. В. де Роберти писал о нем как об "умственном руководителе" русского социологического движения на первом этапе. Действительно, Вырубов оказался связующим звеном между французским позитивизмом и формировавшейся российской социологией[2]. На рубеже 1860–1870-х гг. Вырубов получил известность как активный продолжатель социологии Конта на русской почве. Вместе с учеником Конта Э. Литтре (1801 – 1881) он основывает журнал "Позитивная философия. Обозрение" и редактирует его вплоть до закрытия в 1884 г. На его страницах (кстати сказать, ввоз журнала до 1881 г. был запрещен) публиковались в числе прочих статьи о положении в России, об общественном и литературном движении в стране.

Вторая фаза в развитии русской социологической мысли условно может быть ограничена второй половиной 80-х и 90-ми гг. XIX в. В эти годы развивается марксизм и антипозитивистские установки, резко критикуются натуралистические концепции. Антипозитивистский подход представлен в работах Б. А. Кистяковского, П. И. Новгородцева, Л. И. Петражицкого, В. М. Хвостова. Существенное влияние на развитие социологической мысли в России оказал П. Б. Струве. На этом втором этапе доминировала субъективная социология. Движущим мотивом создателей субъективной социологии П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского было стремление обосновать идеи русского социализма и народничества.

Третья фаза развития дореволюционной социологии в России ограничена двумя первыми десятилетиями XX в. В этот период распространяется неопозитивизм, сочетающий функционализм и эмпирические исследования (Г. П. Зеленый, А. С. Звоницкая, К. М. Тахтарев, А. С. Лаппо-Данилевский и др.). Центральной темой их анализа стала структура "социального взаимодействия" и изучение элементов среды в виде социальных групп и слоев.

В середине второго этапа, а именно в 1923–1932 гг. в области прикладной социологии и социальной инженерии

Россия опередила все европейские страны и догнала США. На заключительной фазе второго этапа, т.е. с 1933 но 1936 г., последовали политические репрессии, в результате которых вся научная элита страны, в том числе гуманитарная, была уничтожена. Следствием явился затяжной период полного замалчивания научной деятельности и ликвидации социологии в стране, продолжавшийся с 1937 но 1957 г. В течение этих 20 лет в США появилось огромное количество теоретических и прикладных концепций, проведены тысячи эмпирических исследований, которые заложили тот научный фундамент, на котором но сей день покоится академическая социология.

"Жуткое чувство испытывает тот, кому приходится заниматься историей науки в России, – длинные ряды “первых” томов, “первых” выпусков, которые никогда нс имели преемников; широкие замыслы, как бы застывшие на полуслове, груды ненапечатанных, полу- законченных рукописей. Громадное кладбище неосуществленных начинаний, несбывшихся мечтаний".

С. Ф. Ольденбург

Период забвения социологии в СССР обернулся тем, что на третьем этапе, в конце 1950-х и начале 1960-х гг. отечественным ученым пришлось начинать практически с нуля. Во-первых, долгое время (с 1958 по 1968 г.) им пришлось отстаивать право на существование социологии как самостоятельной науки. Учреждение Института конкретных социальных исследований (ИКСИ) в 1968 г. явилось полумерой: начался отсчет процесса институциализации социологии, но не был признан ее самостоятельный научный статус. Примерно до середины 1980-х гг. социология откровенно либо замаскировано считалась составной частью исторического материализма, по отношению к которому она выступала в роли эмпирического придатка. На собственную общесоциологическую теорию она посягать не смела, такой теорией признавались исторический материализм и научный коммунизм. Фактически это означало, что получаемые огромными усилиями результаты полевых исследований не могли быть интерпретированы и служить источником для осмысления того, какова социальная структура общества, по каким законам оно развивается и как его совершенствовать. Общие законы предписывались сверху партийной элитой, состоявшей из чиновных философов.

С конца 1980-х до начала 1990-х гг., время горбачевской перестройки, отмечается глубокое разочарование марксистской парадигмой социологии и поиск новых, общецивилизационных основ российской социологии. В среде отечественных социологов продолжается период "разброда и шатаний", когда четко обозначились контуры научной революции и готовности жить по-новому, но не обозначились конкретные пути выхода из кризиса. В это время марксистская основа отечественной социологии окончательно исчерпала себя, а новой взяться было неоткуда. Началась всеобщая критика и отрицание марксизма, даже более огульная и разнузданная, чем это когда-либо было в западных странах.

Аграрная и индустриальная социология всегда были в центре внимания отечественных социологов[3]

На четвертом этапе, начиная с 1992–1994 гг., поиск новой теоретической основы привел к механическому перенесению на отечественную почву всех и всяческих зарубежных теорий. В это время можно было встретить последователей позитивизма, экзистенциализма, интеракционизма, функционализма и прочих направлений, включая и новые теоретические течения на Западе. Без глубокого понимания и творческого осмысления исходных принципов они принимались на веру и некритически усваивались молодым поколением социологов.

Период веротерпимости и методологического плюрализма продолжается по сей день, хотя во второй половине 1990-х гг. появляются признаки возвратного движения к ценностям и нормам советского времени. Все громче сегодня отечественные социологи заявляют о том, что марксизм был выброшен слишком поспешно, что в нем еще кроется огромный творческий потенциал, который может стать основой нового этапа развития социологии в России. Одновременно с марксистским ренессансом наблюдается довольно заметное разочарование в идеологических ценностях и принципах, принесенных с Запада.

Теоретико-методологическое брожение в 1990-е гг. совпало со следующими процессами, затронувшими самые основы социологии:

  • • резким сокращением государственного финансирования фундаментальных исследований, не только эмпирических, но и теоретических;
  • • заполнением образовавшегося вакуума сиюминутными коммерческими исследованиями типа маркетинговых;
  • • введением в стране всеобщего высшего социологического образования и подготовкой сотен тысяч студентов, имеющих представление о социологии;
  • • старением кадров в фундаментальной науке и оттоком молодежи из академической социологии.

Наложение этих процессов друг на друга дает негативный эффект взаимопоглощения. Так, например, нефинансирование фундаментальной науки ведет к старению знаний и необходимости импорта из-за рубежа. А расширение студенческой аудитории означает, что импортированные знания, а вместе с ними и западная система ценностей, станут вытеснять отечественные знания и формировать прозападный тип человека. Коммерциализация социологии и отток кадров приведет к разрыву в преемственности поколений, в результате чего с молодым поколением студентов будут общаться представители только того поколения, нормы и ценности которого им непонятны и для них неприемлемы.

Несмотря на подобные явления, отечественная социология во второй половине 1990-х гг., благодаря накопленному за годы советской власти огромному творческому потенциалу, смогла преодолеть кризис, встать на ноги и заявить о себе как ведущая отрасль обществознания. Социология сегодня популярна и почитаема. Социологии обучаются тысячи молодых людей. Второе социологическое образование получают сотни бывших физиков, педагогов, географов и т.д. Социологи востребованы на рынке труда. Они трудятся консультантами в сфере бизнеса, государственном секторе, на радио и телевидении, в сфере государственного и муниципального управления. Наконец, появившаяся недавно новая область деятельности – социальная работа – также расширяет сферу приложения социологических знаний.

Современная социология после перенесенной ею тяжелой болезни стала более гибкой и мобильной, более прагматичной и деловой. Она набирает силу и энергично берется за исследование российского общества. У нее появились новые роли, которых прежде никогда не было, а другие ее функции наполнились новым содержанием. Никогда раньше социолог не выступал в роли маркетолога, критика политического режима, имиджмейкера, бизнес-консультанта, социального работника.

Таковы в самых общих чертах особенности становления отечественной социологии на протяжении последних ста с лишним лет. Остановимся на главным моментах ее эволюции более подробно.

  • [1] Кукушкина Е. И. Русская социология XIX – начала XX века. М., 1993. С. 11.
  • [2] См.: Миненков Г. Я. Введение в историю русской социологии. Минск, 2000. С. 21.
  • [3] Добренькое В. И., Кравченко А. Я. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 267.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы