Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow История социологии. Том 2

ИСТОРИЯ ЭМПИРИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ

Эмпирические исследования в России, если можно так выразиться, главный тренд социологии, особенно в послевоенный период ее развития, когда идеологический диктат советского правительства в такой степени зажимал развитие научной мысли, что единственным выходом для нее становились эмпирические исследования.

Надо отдать должное отечественным ученым, уровень эмпирических исследований в нашей стране практически всегда, даже в самые тяжелые годы, оставался на очень высоком уровне. К сожалению, многими находками сегодня воспользоваться нельзя, так как конкретные данные отражали конкретное общество, а оно в разные исторические периоды менялось очень заметно. Универсально-исторических закономерностей развития человеческого общества, присущих любому обществу в любой исторический период, нашим ученым открыть не удалось в силу не зависящих от них причин. Вот почему очень трудно сопоставлять социологические данные, характеризующие царскую, советскую или постсоветскую Россию.

Дореволюционный этап

Первый пример целенаправленного сбора статистических и эмпирических сведений относится в нашей стране еще к середине XVIII в. Один из первых анкетных опросов в сфере промышленности был проведен еще в 1760 г. Комиссией о коммерции. Фабриканты и заводчики отвечали на вопросы о том, какова мощность их предприятия (число основных единиц оборудования), сколько продукции изготовили за прошлое пятилетие, каковы сырье и рынок сбыта продукции, заработная плата рабочих по профессиям и каков социальный состав рабочих.

В 1760 г. известный русский ученый Михаил Ломоносов разработал "Академическую анкету", куда включил тридцать вопросов для сбора статистических данных, необходимых для того, чтобы охарактеризовать ситуацию в России.

Первые русские бюджетные справки, созданные А. Рознатовским и помещенные им в трактат о новых формах устройства крестьян, также относятся к XVIII в.

Практически регулярными эмпирические исследования стали лишь во второй половине XIX в. и касались они не только быта заводских рабочих, но и крестьянских хозяйств. Работы, созданные на основе вторичного анализа данных, позволяют нам заключить, что кто-то (хотя далеко не всегда указывалось, кто именно) эти данные собирал. Так, книга В. Берви-Флеровского "Положение рабочего класса в России" (1869) обобщает широкий статистический материал и личные наблюдения, дает глубокий анализ типов хозяйства (помещичьего, фермерского, кулацкого и крестьянско-общинного), описывает условия труда и быта, уровень и образ жизни работающего населения.

Ситуация изменяется в начале XX в., когда в стране широким фронтом развернулись конкретные социальные исследования промышленного труда. Развернувшиеся дискуссии по методолого-методическим проблемам, о границах измерения и применения количественных методов (А. Чупров, Г. Полляк, В. Леонтьев), о необходимости создания постоянной статистики рабочих профессий и социологической теории предприятия (А. Фортунатов), а также выход специализированных журналов, освещавших вопросы промышленного труда ("Промышленность и здоровье", "Фабрично-заводское дело" и др.) свидетельствовали о достаточно высоком уровне зрелости отечественной социологии в целом.

Изучение здоровья по показателям заболеваемости и смертности началось в нашей стране более ста лет назад в процессе сплошного обследования сначала в Московской губернии, а затем по всей стране силами земских санитарных статистиков[1]. Позже впервые и в России, и в мире было предпринято изучение заболеваемости населения по данным обращаемости к врачу[2]. Сбор материала происходил ежегодно по единой программе и касался, помимо заболеваемости, санитарной культуры и условий быта городского и сельского населения.

В конце XIX – начале XX в. было проведено немало монографических исследований русского села. Сбор информации о жизни крестьянских поселений в конце XIX в. начали губернские земства и работавшие при них санитарные бюро[3]. Земства проводили подворные переписи, описывая имущественное положение семей, их возрастной состав, образование, состояние здоровья. Подробно рассматривались демографические процессы – рождаемость, смертность,

Земские статистики и социологи изучали будни крестьянской жизни[4]

заболеваемость. Собранная информация и служила основой первых монографических описаний отдельных деревень России[5]. Исследование А. Шингарева[6] представляет собой подробное монографическое описание повседневной жизни крестьян в селах Повоживотиново и Моховатка Воронежского уезда[7]. Его книга представляет собой уникальное явление в истории социально-экономической мысли России.

Кроме того, проводились этнографические исследования, целью которых являлось эмпирическое описание условий труда и быта, повседневного поведения, хозяйственной деятельности, традиций, образа жизни и образа мыслей жителей отдельных деревень. Не случайно многие монографии получили названия изучавшихся деревень – "Рязанское село Кораблиново", "Слобода Ровеньки", "Деревня Гладыши", "Село Вирятино в прошлом и настоящем" и др.[8]

О вышедшей в 1878–1880 гг. двухтомной работе Ю. Янсона "Сравнительная статистика России и западноевропейских государств" К. Маркс писал Н. Даниельсону, что она произвела в Европе "большую сенсацию". В частности, на основе анализа большого статистического материала автор показал, что после реформы 1861 г. наблюдался довольно быстрый рост крестьянского и кулацкого землевладения при уменьшении дворянского.

Особо стоит отметить достижение К. Качоровского. Проведенный им социологический опрос охватил 1/3 всех общин в России, т.е. более 90 тыс. (из 400 российских уездов исследованием была охвачена половина). Вместе с П. Вениаминовым он описал динамику и статику российской общины, ее внутреннее устройство и структуру. Оба они создали достаточно своеобразную концепцию общинного уклада жизни, в основании которой лежали, в частности, понятия "право на труд" и "право труда".

Исследования Ф. Щербины, С. Прокоповича, А. Чаянова, М. Давидовича, Н. Черненкова, Челинцева и многих других отвечали самым высоким требованиям науки: тщательность составления региональной и межрегиональной выборочной совокупности, методологическая проработанность теоретической модели предмета исследования, аргументированный подбор социально-экономических показателей, выдвижение и проверка гипотез. Их отличают щепетильная работа с методическим инструментарием и респондентами, продуманность в составлении таблиц и их интерпретация.

Социологический практикум

Подготовьте письменный доклад на 4–5 страниц о социально-философской концепции Л. И. Герцена.

К значительным явлениям надо причислить произведения Л. Кауфмана, Ф. Щербины и А. Исаева. Известный русский историк-экономист и статистик Александр Аркадьевич Кауфман (1864–1919) в многочисленных работах исследовал историю и социально-экономический уклад сельской общины, отводя роль основного фактора ее эволюции усиливающемуся утеснению, связанному с ростом населения и сокращением земельных наделов. Федор Андреевич Щербина (1849–1936) – земский статистик, народник, член-корреспондент Петербургской Академии наук (1904). Он считается основоположником русской бюджетной статистики. Впервые в России произвел бюджетные исследования крестьянских хозяйств Воронежской губернии (230 бюджетов). Результаты обобщены в объемистой монографии "Крестьянские бюджеты". Ее автор подробно описал состав крестьянской семьи, в том числе уровень грамотности, состояние здоровья и количество больных, физические недостатки, культурный и хозяйственный уклад русского крестьянства.

Заметную веху в истории дореволюционной социологии составили исследования крестьянской миграции. В конце XIX и начале XX в. это были самые масштабные и, не будет преувеличением сказать, драматичные перемещения населения в пределах Российской империи, затрагивавшие судьбы сотен тысяч и миллионов людей. Книга о переселенческом движении русских крестьян А. А. Исаева, вышедшая в 1891 г., вместе с книгой А. А. Кауфмана "Переселение и колонизация", опубликованной через 15 лет, а именно в 1905 г., представляют собой образцы фундаментального исследования о миграции и вносят важный вклад одновременно в демографию и экономическую социологию. Личная поездка А. А. Исаева в Сибирь дала ему возможность увидеть многие тысячи переселенцев. Наблюдения и опросы многих сотен людей помогли нарисовать целостную картину переселения крестьянства на окраины России.

Земские статистики использовали два метода исследования крестьянских хозяйств[9]

Изучение культуры и быта рабочего класса началось в России в конце XIX в. Ценные сведения можно найти в материалах губернской земской статистики, отчетах больничных касс, бюджетных обследованиях, данных фабричной инспекции и т.д. Некоторые из них представляли очень крупные научные проекты. К ним можно отнести исследование фабрично-заводских рабочих Московской губернии, проведенное в 1879–1885 гг. под руководством Ф. Ф. Эрисмана, в ходе которого было охвачено 1080 фабрично-заводских заведений со 114 тыс. рабочих. В этом проекте изучался широкий комплекс социально-экономических проблем: этнические и социальные корни рабочих коллективов; влияние специализации и заработков рабочих на их связь с землей и формирование пролетариата; экономическое положение рабочих (условия труда и заработной платы – по производствам и отдельным профессиям); участие женщин в крупной промышленности и условия их труда; семейное положение рабочих, детский труд и т.д.[10]

Одной из лучших является работа И. И. Лященко[11], где материал обследования сведен в таблицы, разносторонне характеризующие жилищно-бытовые условия рабочих: прослежены типы жилищ; дана их классификация по материалу покрытия, наличию и характеру пола и потолка, по числу окон; указаны размеры жилищ разных типов и их населенность (наличие нахлебников, количество детей), кубатура воздуха и т.п. Сделаны некоторые наблюдения но внутренней обстановке жилищ (обеспеченность населения спальными местами, тюфяками, подушками и т.д.).

Исследование рабочих бюджетов С. Прокоповича, М. Давидовича, Г. Наумова и А. Стопани дают всестороннее описание условий труда и быта русских рабочих, режима и форм труда, оплаты и стимулирования, особенностей образа жизни и поведения. Бюджеты семей рабочих были основательно изучены и в капитальном монографическом исследовании А. Стопани[12], который дал подробное описание бюджетов семей рабочих нефтяных предприятий, и в исследовании М. Давидовича[13], изучавшего бюджеты семей петербургских текстильщиков.

В монографии В. Леонтьева "Об изучении положения рабочих. Приемы исследования и материалы"[14] рассматриваются не только содержательные вопросы (условия и характер труда, его оплата, травматизм, социально-профессиональный состав работающих, связь рабочего с землей, условия найма), но и методолого-методические – применение выборочного метода, расчет медианы и отклонения от средней, вычисление квартилей, индексов, построение диаграмм и т.д.

Изучение бедности в России началось во второй половине XIX в. Обширная статистика бедности и нищеты собиралась многочисленными попечительскими комиссиями и земской статистикой, изучавшими быт низов (В. Орлов, В. Яковенко, А. Петровский и др.), и являлась ценным эмпирическим материалом, но была предназначена для разных целей. "Накопленный материал не пропал даром, с опорой на него в 1890-е гг. выходят интересные публикации С. Сперанского, Д. Дриля, Д. Линева, Л. Оболенского, С. Свирского и других. На рубеже двух веков складывается уже четко социологически ориентированное обобщение накопленных материалов, отмечаются просчеты и достижения предыдущих исследований, анализируется отечественный и зарубежный профилактический опыт"[15]. Описание обездоленных слоев русского общества мы находим у В. В. Берви-Флеровского, К. А. Пажитного, М. И. Туган-Барановского. Они описывают тяжелое положение, нищету и бесправие рабочих и крестьян на основании многочисленных источников, доступных в то время, и многолетних личных наблюдений.

Земская статистика осознавалась как прогрессивная альтернатива государственной статистике[16]

Земства, сыгравшие в истории России исключительно важную роль, отслеживали таким способом то, насколько эффективны запущенные ими культурные механизмы распространения чтения: комитеты грамотности, просветительские общества, народные библиотеки, народные газеты и т.д. В "культурную программу" деятельности земств входило также изучение вопросов, связанных с материальной культурой народа, а именно социальной гигиены, условий труда и быта, бюджетов семей рабочих и служащих, табакокурения, пьянства, соблюдения правил поведения в быту.

Во второй половине XIX и начале XX в. интенсивно проводились эмпирические исследования в области изучения девиантного поведения. К ним относятся работы таких видных ученых, как К. Герман, П. Г. Розанов, Ф. К. Тереховко, И. О. Зубов, В. М. Бехтерев, А. Ф. Кони, Η. М. Михайловский, II. П. Бруханский, Я. Г. Лейбович, М. Я. Феноменов, Д. К. Бородин, Д. Н. Воронова, В. К. Дмитриев, С. А. Первушин, И. Янжул, И. Блох, П. Обозненко, Н. Бабиков, В. Зарубин, А. Сабинин, С. К. Гогель А. А. Жижиленко, Μ. М. Исаев, П. И. Люблинский, Λ. Ф. Кистяковский, А. А. Пионтков- ский, Η. Н. Полянский, С. В. Познышев, Н. Д. Сергиевский, В. Д. Спасович, И. Я. Фойницкий, X. М. Чарыхов, Μ. П. Чубинский и др.

Социологический практикум

Идеи социализма специфическим образом преломлялись в русской социологической, экономической и философской мысли в первой четверти XX в. Научная общественность была к ним восприимчива, быть может, в большей степени, чем на Западе, по причине бедности подавляющей части населения и отсталости экономического развития. Подготовьте историкосоциологическое исследование на 4–5 страниц.

В социологии девиаций разрабатывались четыре основные темы: самоубийства, пьянство и алкоголизм, проституция, преступность. Связи алкоголизма и преступности была посвящена работа П. И. Григорьева (1900). Он же в результате почтового опроса заведующих сельскими училищами (1898) выявил почти сплошное потребление алкоголя деревенскими детьми. Первые отечественные исследования наркотизма относятся к концу XIX в. В 1885 г., по заказу губернатора Туркестанского края, было проведено исследование С. Моравицкого "О наркотических и некоторых других ядовитых веществах, употребляемых населением Ферганской области". Аналогичное исследование было проведено Г. Гребенкиным в Самарской области (1876). К наиболее известным исследованиям проблем проституции рубежа XIX–XX вв. относятся работы Н. Дубошинского, В. Тарковского, Ф. Мюллера, П. Обозненко, а также Н. Бабикова, В. Зарубина, И. Клевцова, М. Кузнецова, А. Сабинина, А. Суздальского. Крупнейшим статистическим исследованием того времени было обследование поднадзорной проституции в России (1889), организованное по инициативе Центрального статистического комитета МВД. Опрос проводился во всех регионах империи и охватил свыше 17,6 тыс. женщин, занимавшихся проституцией. В 1896 г. Π. Е. Обозненко опросил свыше четырех тысяч проституток, в результате были получены сведения о мотивах занятия проституцией, возрасте первых половых контактов проституток, их национальном составе и заболеваемости, а также о коррумпированности полицейских чинов, закрывающих глаза на всевозможные нарушения нормативной регламентации занятия проституцией и содержания публичных домов за "подношения"[17]. Крупные работы в области криминологии и социологии преступности принадлежат перу Μ. Н. Гернета[18]. В 1898 г. Е. Тарковский, проанализировав динамику краж за 20 лет (1874–1894) в связи с колебанием цен на хлеб, пришел к выводу о зависимости корыстных преступлений от экономических кризисов, нужды. Обобщив огромный эмпирический материал, П. Сорокин пишет выдающийся труд по социологии преступности "Преступление и кара, подвиг и награда: Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали" (1914). Исследованию наиболее острых форм уголовного наказания – тюремному заключению и смертной казни – были посвящены многочисленные труды российских ученых (С. К. Викторский, 1912; Μ. Н. Гернет, 1913; И. П. Загоскин, 1892; А. Ф. Кистяковский, 1867; Н. С. Таганцев, 1913; И. Я. Фойницкий, 1889 и др.)[19].

Изучение читающей публики в те годы проводилось людьми, занятыми цензурой, книгоиздательством, библиотечным делом, редакциями газет и т.п. Основными методами исследования были анализ документов (объемов книгопродажи и тиражей изданий, читательских формуляров в библиотеках), опросы читателей библиотек, почтовые и прессовые опросы читателей газет и журналов[20]. В конце XIX в. Вятское губернское земство провело опрос 1500 крестьян и выяснило, что каждый четвертый в той или иной степени являлся читателем или слушателем "Вятской газеты" (газета читалась в крестьянских семьях вслух). Самыми активными читателями были молодые жители села, а также ремесленники и отставные солдаты[21]. Одновременно земские статистики Вятской губернии провели опрос работников сельских библиотек, которые характеризовали своих читателей, их интересы, а также отвечали на вопросы о роли сельской библиотеки[22]. Изучение читательских мнений проводилось в конце XIX и начале XX в. во многих губерниях России[23]. Можно упомянуть также интересное исследование взрослых читателей – учащихся воскресной школы, которое проводилось X. Д. Алчевской на протяжении двух десятилетий. Оно получило высокую оценку научной общественности, а в 1899 г. – Гран-при на Первой всемирной выставке в Париже[24]. В экспериментальном исследовании Алчевской учителя оценивали доступность книг аудитории на основании личного опыта работы с читателями. Собирались также экспертные оценки содержания книг учеными с точки зрения качества популяризации и читательские оценки этих книг. Результатом ее исследования явилась трехтомная работа "Что читать народу?"[25].

Расширение эмпирических исследований в начале XX в. в России прослеживается почти статистически. Так, по расчетам нитербургского архивиста В. М. Зверева[26], интенсивно занимающегося историей отечественной социологии на протяжении многих лет, отчеты об эмпирических исследованиях занимали в 1900–1909 гг. не менее 1/8 всех социологических публикаций в журналах, в дальнейшем количество их увеличилось до 1/4[27]. В 1897 г. вышел первый учебный обзор по социологии на русском языке (Н. Кареев "Введение в изучение социологии"), в его библиографии русским авторам принадлежало 260 работ из 880.

  • [1] См.: Куркин П. И. Статистика болезненности населения в Московской губернии за период 1883–1902: Тины болезненности фабричного населения. М.: Губ. земство, 1912. Вып. IV; Осипов Е. Л. Статистика болезненности населения Московской губернии за 1878–1882 гг. М., 1890.
  • [2] См.: Богословский С. М. Заболеваемость фабричных рабочих Богородско-Глуховской и Истомкинской мануфактур Богородского уезда за 1896– 1900 гг. М.: Моск. губ. земство, 1906.
  • [3] См.: Мартынов С. В. Современное положение русской деревни. Санитарно-экономическое описание села Малышева Воронежского уезда. Саратов. Саратовская земская неделя. Прилож. № 3. 1903; Шингарев А. И. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежского уезда. 2-е изд. СПб.: Б-ка общественной пользы, 1907.
  • [4] Добренькое В. И., Кравченко А. И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 284.
  • [5] См.: Мартынов С. В. Современное положение русской деревни. Санитарно-экономическое описание села Малышева Воронежского уезда. Саратов, 1903.
  • [6] Шингарев Андрей Иванович (1869–1918) – известный земский статистик, политический деятель, член Временного правительства.
  • [7] См.: Шингарев А. Д. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежского уезда. СПб., 1907.
  • [8] См.: Арутюнян Ю. В. Опыт социологического изучения села. М.: Изд-во МГУ, 1968.
  • [9] Добренькое В. И., Кравченко А. И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 314.
  • [10] См.: Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики. Т. IV. Ч. 1. М., 1890 (здесь приложена и программа изучения, с. 311–316); Ч. 2. М., 1893 (общая сводка). Интерес представляют и другие выпуски этого обширного издания. Большой бытовой материал содержит исследование (Песков П. А. Санитарное исследование фабрик но обработке волокнистых веществ в г. Москве. М., 1882. Вып. 1; 1884. Вып. II), а также "Сборник статистических сведений по Московской губернии" (Т. VII. Вып. 3. М., 1883), посвященный кустарному ткачеству, в том числе описанию светелок.
  • [11] См.: Лященко И. И. Жилищный вопрос на горнопромышленных предприятиях Донецкого бассейна и данные обследования жилищ рабочих южнорусской каменноугольной промышленности // Труды Южнорусского областного съезда по борьбе с холерой в Екатеринославе, 1911.
  • [12] См.: Стопани А. Т. Нефтепромышленный рабочий и его бюджет. СПб., 1916.
  • [13] См.: Давидович М. Петербургский текстильный рабочий в его бюджетах. СПб., 1912.
  • [14] См.: Леонтьев В. Об изучении положения рабочих. Приемы исследования и материалы. СПб., 1912.
  • [15] Голосенко И. А. Нищенство как социальная проблема // Социологические исследования. 1996. № 7. С. 27–28.
  • [16] Добренькое В. И., Кравченко А. И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 299.
  • [17] См.: Ной И. С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов: Изд-во СГУ, 1975.
  • [18] "Преступность и жилища бедняков" (1903), "Социальные факторы преступности" (1905), "Общественные причины преступности. Социологическое направление в науке уголовного права" (1906), "Детоубийство: Социологическое сравнительно-юридическое исследование" (1911), "Дети – преступники" (ред. и предислов., 1912), "Смертная казнь" (1913), "Истребление плода с уголовно-социологической точки зрения" (1914) и др.
  • [19] Подробнее см.: Гилинский Я. Социология девиантного поведения и социального контроля // Социология в России / под ред. В. А. Ядова. С. 587-609.
  • [20] См.: Мансуров В., Петренко Е. Изучение общественного мнения традиции // Социология в России / под ред. В. А. Ядова. С. 570.
  • [21] См.: Михайлов И. М. Материалы об издании народной газеты // Труды Императорского Вольного Экономического общества. 1899. № 1. С. 38-106.
  • [22] См.: Статистический ежегодник Вятской губернии за 1899 год. Вятка, 1901. С. 209-214.
  • [23] См.: Бобылев Д. Н. Запросы деревенского читателя // Сб. Пермского земства. 1899. № 1; Рубакин Н. А. К характеристике читателя и писателя из народа // Северный вестник. 1891. № 4.
  • [24] См.: Коган В. 3. Из истории изучения читателей в дореволюционной России // Проблемы социологии печати. Новосибирск: Паука, Сиб. отд., 1969. Вып. 1.
  • [25] См.: Алчевская Х.Д. Что читать пароду? СПб., 1884. Т. 1; 1889. Т. 2; 1906. Т. 3.
  • [26] См.: Зверев В. М. Вопросы немарксистской социологии в русской периодической печати (1870–1917) // Социологическая мысль в России. Очерки истории немарксистской социологии последней трети XIX начала XX в. / под ред. Б. А. Чагина. Л., 1978. С. 66–87.
  • [27] См.: Вентин А. Б. К статистической летописи современных репрессий в России // Современный мир. 1910. № 9; Миклашевский И. О численном методе изучения общественных явлений // Образование. 1897. № 1; Чупров А. А. Очерки но истории статистики. СПб., 1909.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы