КОЛЛИЗИОННАЯ НОРМА, ЕЕ СТРОЕНИЕ И ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ. ВИДЫ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ

В отличие от материально-правовых норм, определяющих содержание прав и обязанностей субъектов международного частного права и, следовательно, непосредственно регулирующих их поведение, коллизионная норма указывает, право какого государства применимо к данному отношению. Главное отличие коллизионной нормы от других юридических предписаний – преодоление коллизионной проблемы путем определения применимого права, т.е. права, подлежащего применению в силу указания коллизионной нормы.

Источниками коллизионных норм являются федеральные законы (а не федеральные подзаконные акты и тем более не законы или иные нормативные правовые акты субъектов РФ) и международные договоры РФ, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона. "Угасающее" значение обычая как источника коллизионных норм объясняется тем, что на практике обращение к нему ограничивается, как правило, сферой материально-правовых начал.

Назначение коллизионной нормы обусловливает отличия ее структуры от структуры других нормативных правовых предписаний. Коллизионная норма состоит из двух элементов: объема (обозначение круга отношений гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется) и привязки (основание, критерий определения применимого права).

Коллизионные нормы могут быть двусторонними и односторонними. Привязка двусторонней коллизионной нормы допускает применение как права страны суда, так и иностранного права, привязка же односторонней коллизионной нормы ограничивается лишь одним "направлением", чаще всего указывая на применение судом "своего" права. К односторонним относятся правила п. 2 и 3 ст. 1195, и. 3 ст. 1197, ст. 1200, п. 2 ст. 1209, п. 2 ст. 1213, а также абз. 2 п. 1 ст. 1224 ГК РФ в части наследования недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации. Различают коллизионные нормы с альтернативными (ст. 163 Основ 1991 г.) и множественными (п. 1 ст. 1221 ГК РФ), а также кумулятивными привязками (п. 1 ст. 1209 и п. 2 ст. 1224 ГК РФ), диспозитивные и императивные коллизионные нормы.

Результатом многолетней отечественной и зарубежной практики являются обобщение наиболее распространенных двусторонних коллизионных привязок, определение их основных видов, формирование типов таких привязок (формул прикрепления). Формулы прикрепления принято обозначать на латинском языке.

К числу наиболее известных формул прикрепления принадлежат следующие.

1. Личный закон физического лица (lex personalis). В соответствии с личным законом решаются вопросы право- и дееспособности физического лица, его личных прав, включая права на имя, его использование и защиту, некоторые вопросы опеки и попечительства, а также семейных отношений (в первую очередь вопросы условий заключения брака и развода). В случае когда в качестве личного закона выступает lex patriae, эти вопросы рассматриваются по праву страны, гражданином которой является данное лицо; применение же lex domicilii влечет подчинение указанных вопросов праву страны, где соответствующее лицо постоянно или преимущественно проживает.

Становление принципа гражданства как коллизионного начала связано с революционными преобразованиями в праве, вызванными Великой французской революцией, с принятием Гражданского кодекса Франции 1804 г. "География" этого принципа включает многие европейские страны, ряд стран Латинской Америки, других континентов. Личный закон в форме закона домицилия наиболее широко распространен в странах общего права, где его понимание и применение отличаются существенными особенностями. Нельзя не заметить нарастающего влияния lex domicilii и за пределами этих стран. Для некоторых стран характерна "смешанная" система привязок личного закона. С введением в действие части третьей ГК РФ возникли основания считать, что такая система утвердилась и в российском коллизионном законодательстве. Согласно ст. 1195 ГК РФ личным законом физического лица является право страны, гражданство которой это лицо имеет, но если место жительства иностранного гражданина находится в Российской Федерации, его личным законом признается российское право. Если лицо наряду с российским гражданством имеет иностранное гражданство, его личным законом считается российское право, а при наличии у лица нескольких иностранных гражданств (при отсутствии российского гражданства) под личным законом понимается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом лица без гражданства является право страны, где это лицо имеет место жительства, а личным законом беженца – право страны, предоставившей убежище.

Правила статьи о личном законе физического лица в Модели ГК для стран СНГ и воспроизводящие их положения гражданских кодексов ряда стран СНГ содержат иное: при наличии у лица двух или более гражданств личным законом считается право страны, с которой лицо наиболее тесно связано.

2. Личный закон юридического лица (lex societatis). Он указывает на принадлежность юридического лица к правовой системе определенного государства и соответственно на его государственную принадлежность, "национальность". Lex societatis позволяет решать вопросы, относящиеся к статуту лица (их "незамкнутый" перечень приводится в п. 2 ст. 1202 ГК РФ), его гражданской правосубъектности. Международной практике известны различные варианты определения "национальности" юридического лица, исходящие из признания решающей роли критериев места учреждения (инкорпорации) лица, места нахождения его административного (управляющего) центра, места осуществления его деятельности (см. об этом гл. 6).

В п. 1 ст. 1202 ГК РФ личный закон юридического лица определяется как право страны, где учреждено юридическое лицо.

3. Закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Сфера применения этого коллизионного начала – вопросы права собственности и других вещных прав (ст. 1205 ГК РФ, ст. 1219 Модели ГК для стран СНГ).

По закону места нахождения вещи в ГК РФ определяются содержание вещных прав, их осуществление и защита и осуществляется квалификация имущества как недвижимого или движимого. Вопросы возникновения и прекращения вещных прав (ст. 1206 ГК РФ) решаются с помощью привязок близких по значению к lex rei sitae, но существу относящихся к разновидностям этого закона (законы места возникновения и прекращения соответствующих прав, в том числе возникновения и прекращения вещных прав но сделке, заключенной в отношении находящегося в пути движимого имущества, возникновения вещных прав на имущество в силу приобретательной давности).

В российском законодательстве специальная норма – изъятие из начала "закон места нахождения вещи" – предусматривается в отношении воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов, подлежащих государственной регистрации. К вещным правам на эти суда и объекты, их осуществлению и защите применяется право страны, где суда и объекты зарегистрированы (ст. 1207 ГК РФ).

4. Закон, избранный лицом, совершившим сделку (lex voluntatis). Отношение к этой формуле прикрепления, определяющей право, применимое к сделке, и прежде всего права и обязанности сторон, в последние годы характеризуют: расширение пределов автономии воли; придание этому началу большей гибкости; закрепление правила о выборе сторонами договора применимого права в универсальных и региональных международных соглашениях; применение этой формулы как основной, ведущей в "связке" с коллизионными нормами, имеющими субсидиарное значение; ограничение автономии воли посредством "сверхимперативных норм".

Гражданский кодекс РФ (ст. 1210), как и Модель ГК для стран СНГ (ст. 1224), исходит из свободы выбора права сторонами договора, не ограничивая выбор требованием "локализации" договора и иными подобными требованиями. Соглашение сторон о выборе права должно быть прямо выражено или определенно вытекать из условий договора или совокупности обстоятельств дела. Допускается избрание сторонами применимого права как для договора в целом, так и для отдельных его частей. Выбор применимого права может быть сделан сторонами договора как при его заключении, так и в последующем. Сделанный после заключения договора, выбор применимого права имеет согласно ст. 1210 ГК РФ обратную силу и считается действительным с момента заключения договора, без ущерба для прав третьих лиц.

  • 5. Закон места совершения акта (lex loci actus) может означать:
    • а) закон места совершения договора (lex loci contractus);
    • б) закон места совершения сделки, определяющий ее форму (locus regit actum);
    • в) закон места исполнения обязательства (lex loci solutionis).

Сфера применения начал lex voluntatis и lex loci actus (кроме locus regit actum) – определение статута сделки (обязательства, договора), а начала locus regit actum – определение формы гражданско-правового акта. ГК РФ (ст. 1215) к сфере действия права, применимого к договору (статута договора), относит: толкование договора; права и обязанности сторон; исполнение договора; последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; прекращение договора; последствия недействительности договора; а Модель ГК для стран СНГ, кроме того – последствия ничтожности договора, уступку требования и перевод долга.

6. Закон страны продавца Цех venditoris). Основы 1991 г. (п. 1 ст. 166) при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве предписывали применять для определения статута внешнеторгового договора купли-продажи право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности страна-продавец. Конструкция правил ст. 1211 ГК РФ имеет более сложный и вместе с тем гибкий характер: в отсутствие выбора права сторонами применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Этим правом в отношении договора купли-продажи считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. В частности, Общие условия поставок (ОУП) СЭВ 1968/1988 гг., ОУП СССР – КНДР 1981 г., ОУП СЭВ – Финляндия 1978 г. (см. об этих ОУП в параграфе 11.1) подчиняют решение коллизионных вопросов, которые не урегулированы или не полностью урегулированы контрактами либо соответствующими общими условиями, материальному праву страны-продавца.

Закон страны-продавца послужил основой для построения коллизионных привязок, применяемых в сфере иных договорных отношений.

  • 7. Закон места совершения деликта (lex loci delicti commissi). С помощью этой формулы, применяемой к обязательствам вследствие причинения вреда, определяются, в частности, способность лица нести ответственность за причиненный вред, возложение ответственности за вред на лицо, не являющееся причинителем вреда, основания ответственности, а также ее ограничения и освобождения от нее, способы возмещения вреда, объем и размер его возмещения. Как свидетельствует отечественная и зарубежная практика, применение этого классического коллизионного начала нередко ограничивается или вытесняется иными коллизионными нормами, включая закон страны, в которой стороны имеют место жительства или основное место деятельности, закон страны их общего гражданства и т.п. В ряде стран сторонам обязательства разрешается заключать соглашение о праве, применимом к обязательству (ст. 1223.1 ГК РФ, ст. 42 Вводного закона к ГГУ, ст. 132 Федерального закона Швейцарии о международном частном праве). Обращение к закону места совершения деликта осложняется неодинаковым пониманием "места деликта". В одних странах оно определяется как место совершения вредоносного действия, в других – как место, где наступили его последствия, в третьих – допускаются оба варианта. В ГК РФ (п. 1 ст. 1219) предусматривается применение к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, права страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. В случае когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны при условии, что причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.
  • 8. Закон, с которым данное отношение наиболее тесно связано. О нем будет сказано ниже (см. о "гибких" коллизионных правилах).
  • 9. Закон, регулирующий "существо" отношения (lex causae). Сфера применения закона: определение в соответствии с коллизионной нормой статута отношения, регулирование на его основе (поскольку не определено иное) вопросов, связанных с существом отношения.

Закон суда (lex fori) практически "противостоит" всем другим коллизионным привязкам. История международного частного права – это в значительной мере история взаимодействия закона суда и коллизионных привязок, отсылающих к любому, в том числе к иностранному, праву. Соотношение этих привязок, "пропорций", в которых законодатель распределяет между ними свои "приоритеты", и сегодня отличает зарубежные правовые системы одну от другой.

К коллизионным нормам, известным практически любой области отношений международного частного права (нормам общего характера), примыкают предназначенные для применения в отдельных сферах этих отношений специальные коллизионные правила. К ним относятся, например, закон места заключения брака (lex loci celebrationis), закон, применяемый в области международных трудовых отношений (lex loci laboris), закон флага (lex banderae), посредством которого решаются коллизионные вопросы в морском и воздушном праве, и некоторые другие.

Характеристика коллизионных норм как вспомогательных, отсылочных не отражает их действительного назначения в международном частном праве. Коллизионная норма вместе с материально-правовой, обращение к которой завершает установление применимого права, образуют правило поведения участников соответствующего отношения. Осуществление коллизионной нормой регулятивной функции охватывает таким образом: 1) определение применимого права, т.е. определение статута отношения; 2) применение конкретных материально-правовых предписаний этого статута.

Коллизионные нормы бывают простые и сложные. Структура простой коллизионной нормы соответствует схеме "объем – привязка", сложные коллизионные нормы отличаются дифференцированным объемом или несколькими привязками.

Необходимость дифференциации объема коллизионной нормы с целью принятия справедливых, соответствующих разнообразным ситуациям решений, выделения отношений, отличающихся спецификой фактического состава, требующих специальных оснований для определения применимого права, обусловила появление сочетаний коллизионных норм. Статья 1219 ГК РФ являет собой пример такого сочетания.

Согласно этой статье к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране. Далее следуют нормы, предусматривающие изъятие из общего правила: если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны. Если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. Если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется право, подлежащее применению к такому договору.

И в заключение – ограничение действия общих правил: они применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству.

Сочетание коллизионных норм не всегда построено по принципу "общая норма – изъятие". Нередко коллизионные нормы относятся к разным сферам однородных отношений и лишь взятые вместе охватывают весь объем таких отношений.

Важный этап в совершенствовании коллизионного способа регулирования связан с переходом в отдельных сферах гражданско-правовых отношений от обособленных коллизионных норм к их системным образованиям (объединениям, ассоциациям), действующим как единый механизм, элементы которого взаимосвязаны и взаимообусловлены. Для таких образований характерны: общее (генеральное) правило и исключения из него, в свою очередь разветвляющиеся по направлениям; обращение к дополнительным (субсидиарным) привязкам, их дифференциация; определение общих принципов, которым должны соответствовать привязки-исключения и субсидиарные привязки (начала "характерного исполнения", "решающего исполнения" и др.).

Системные образования коллизионных норм стали достоянием не только внутреннего законодательства (законы о международном частном праве Венгрии и Швейцарии), но и ряда известных международных договоров (например, Конвенция о праве, применимом к дорожно- транспортным происшествиям, 1971 г., Конвенция о праве, применимом к ответственности изготовителя, 1973 г.).

Критика в доктрине "жесткости" классических коллизионных начал подвигла практику в США, европейских и иных странах на создание нового поколения коллизионных правил "гибких" коллизионных норм (право, свойственное данному контракту, право страны, с которой отношение наиболее тесно связано, и др.). О широкой географии обращения к норме, отсылающей к праву страны, с которой отношение наиболее тесно связано, свидетельствует уже одно перечисление (далеко не исчерпывающее) предусмотревших ее правовых актов: Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г., Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам 1994 г., законы о международном частном праве Австрии, Венгрии, Швейцарии, Гражданский кодекс канадской провинции Квебек. В США второй Свод законов о конфликте законов не только воспринял эту норму, но и придал ей статус одного из основных коллизионных начал.

Раздел VII "Международное частное право" Модели ГК для стран СНГ (ст. 1194) включил "гибкое" коллизионное правило в общие положения: если по правилам раздела невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право, наиболее тесно связанное с соответствующими гражданско-правовыми отношениями, осложненными иностранным элементом.

В разд. VI "Международное частное право" ГК РФ предусматривается обращение к "гибкой" коллизионной норме в случаях, перечень которых по сравнению с Моделью ГК для стран СНГ значительно расширен.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >