Осуществление вещного права

Под осуществлением вещного права подразумевается осуществление правообладателем своего правомочия или правомочий, например осуществление собственником правомочий владения, пользования и распоряжения своим имуществом. При этом законом предусматривается, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Собственник имущества может отчуждать свое имущество в собственность другим лицам или, оставаясь собственником, передавать им права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 1, 2 ст. 209 ГК РФ). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему (п. 4 ст. 209 ГК РФ). Земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (ст. 129 ГК РФ).

Защита вещного права

Коллизионный вопрос о защите права собственности решается согласно п. 1 ст. 1205 ГК РФ иначе, чем это было предусмотрено в ранее действовавшем законодательстве, а именно в соответствии с общим коллизионным принципом места нахождения имущества. Ранее допускался выбор собственником подлежащего применению права между правом страны, где имущество находится, правом страны, в суде которой заявлено требование, или правом страны, в которой транспортное средство внесено в государственный реестр. В любом из указанных случаев защита вещного права предоставлялась в соответствии с вещно-правовым статутом, т.е. против любого лица.

Если речь идет о защите права на вещь, являющуюся предметом сделки, то и в этом случае может возникнуть вопрос о защите вещного права, так как лицо, передающее вещь по сделке, должно априори обладать неоспоримым титулом собственника. Если возникший конфликт не попадает в сферу действия вещного статута, то применяется ст. 1210 ГК РФ. При этом согласно п. 1 данной статьи, определяющему обязательственный статут вещи, выбор сторонами по сделке применимого права не может наносить ущерб правам третьих лиц. Упоминание о правах третьих лиц означает, что и в отношении предмета сделки может возникнуть спор о его действительной принадлежности.

Право, подлежащее применению к случаям возникновения и прекращения вещных прав

В действующем законодательстве РФ вопросам применения того или иного права к случаям возникновения и прекращения права собственности посвящены нормы ст. 1206 ГК РФ. Она включает в себя общее положение: "Возникновение и прекращение права собственности на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом" (п. 1) и два специальных. К последним относится положение, согласно которому "возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом" (п. 2). Другое специальное правило касается случаев, когда в основании возникновения права собственности и иных вещных прав лежит приобретательная давность (п. 3).

Нормы ст. 1206 ГК РФ более последовательно, чем прежнее законодательство, разграничивают вопросы вещного и обязательственного права. Они не затрагивают случаи возникновения и прекращения вещных прав на имущество, являющееся предметом сделки.

Имеется в виду, что обязательственный статут вещи, т.е. права и обязанности сторон по договору, определяются в соответствии с правом, подлежащим применению к заключаемому договору. Когда в основании возникновения и прекращения вещного права лежит волеизъявление сторон по сделке, подлежит применению выбранное ими право (п. 1 ст. 1210 ГК РФ). При этом выбор сторонами подлежащего применению права имеет обратную силу и считается действительным с момента заключения договора (п. 3 ст. 1210). Это правило применяется "без ущерба для прав третьих лиц", что означает, что вопрос о наличии титула собственника у стороны в договоре будет решен в соответствии с вещно-правовым статутом.

Обращение к коллизионным критериям, характерным для договорного права, при регулировании вещных отношений объясняется тем, что в современных условиях все чаще заключаются международные конвенции, целью которых является усиление защиты вещных прав стороны в контракте. В конвенциях о международном финансовом лизинге, международном факторинге, об обеспечительных мерах при совершении сделок с мобильным оборудованием предусматриваются специальные правила, направленные на усиление защиты прав лица, участвующего в договоре (ст. 12 Кейптаунской конвенции о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 2001 г.).

При этом в Кейптаунской конвенции одновременно предусматривается, что любые дополнительные способы защиты прав согласно применимому праву, включая способы, согласованные сторонами, могут использоваться в той мере, в какой они не вступают в противоречие с императивными положениями, которые содержатся в Конвенции.

Императивный характер норм при обращении к конвенционному режиму регулирования определенных сделок свидетельствует о специальном предназначении указанных конвенций в части защиты вещного права.

Существование различных коллизионных критериев при регулировании возникновения и прекращения вещного права на имущество по сделке и случаев, когда основанием возникновения или прекращения вещного права служит "действие или обстоятельство", может быть объяснено тем, что в одном случае речь идет о праве собственности на имущество, находящееся в статическом состоянии, а в другом – на имущество, находящееся в движении, когда право собственности переходит от одного лица к другому. Применение различных коллизионных привязок можно объяснить и по-другому. Если коллизионные нормы разделить условно на нормы, определяющие вещно-правовой и обязательственный статут имущества, то в первом случае норма ст. 1206 ГК РФ определяет коллизионный критерий вещного права – критерий местонахождения вещи. Во втором случае, когда речь идет о сделках, применяется коллизионный критерий, характерный для обязательственных отношений.

Из общего правила упомянутой статьи, определяющего вещно-правовой статут отношения, вытекает, что право собственности на вещь, раз возникшее по закону места ее нахождения, не прекращается в результате перемещения вещи в другую страну.

Для вещей, находящихся в пути, наиболее распространенными коллизионными критериями являются закон места отправления и закон места назначения товара в пути. Под "товаром в пути" обычно понимаются движимые вещи, являющиеся предметом сделки. Пока движимые вещи перевозятся по железной дороге, водным или воздушным путем, сторона в сделке – собственник вещей может совершать различные юридические действия с этими вещами, в том числе перепродавать их. В соответствии с п. 2 ст. 1206 ГК РФ возникновение и прекращение права собственности в отношении таких товаров определяется по праву страны отправления, если иное не предусмотрено законом. Существенно, что ст. 1206 допускает установление "иного" регулирования законом, что подчеркивает императивный характер коллизионной нормы, касающейся возникновения или прекращения вещного права. В ГК РФ коллизионные вопросы относительно движимого имущества, находящегося в пути, решены, исходя из вещно-правового статута этого имущества, который может быть определен только в соответствии с законом того или иного государства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >