Вещное право на имущество, подлежащее государственной регистрации

В коллизионном регулировании права собственности и иных вещных прав на транспортные средства, суда, космические объекты и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, есть особенности. В действующем российском праве к праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защите применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы (ст. 1207 ГК РФ).

Норма ст. 1207 является специальной по отношению к ст. 1205. Для перечисленных в статье объектов вещных прав применяется не общий принцип lex rei sitae, а право страны, где эти суда зарегистрированы.

Появление объектов вещных прав, требующих регистрации и, соответственно, подчиняющихся праву страны их регистрации, связано с различными обстоятельствами. Например, требование регистрации воздушных судов может быть объяснено особыми свойствами объектов вещных прав. Необходимость их регистрации связана с требованием обеспечения безопасности пользователей этих объектов и третьих лиц. Исполнение этого требования и ответственность за соответствие воздушного судна всем требованиям безопасности лежит в конечном счете на государстве, осуществляющем регистрацию. Такое объяснение подтверждается действием Чикагской конвенции о международной гражданской авиации, которая была подписана 7 декабря 1944 г. и вступила в силу 4 апреля 1947 г. В ней участвуют 185 государств, в том числе Россия как правопреемник СССР с 14 сентября 1970 г.

Чикагская конвенция предусматривает условия участия воздушных судов и членов персонала в международной навигации. Соблюдение государством принятых международных правил и стандартов по всем вопросам аэронавигации, перечисленным в Конвенции, обеспечивается системой регистрации и сертификации воздушных судов, а также отдельных его частей. В соответствии со ст. 40 Конвенции "ни одно воздушное судно, а также ни один член персонала, имеющие удостоверения или свидетельства с указанными отметками, не участвуют в международной навигации иначе, как с разрешения государства или государств, на территорию которых они прибывают. Регистрация или использование любого такого воздушного судна или любой его сертифицированной части в любом ином государстве, кроме того, в котором оно первоначально сертифицировано, остаются на усмотрение государства, в которое импортируется воздушное судно или его часть".

Законодательно закрепленное требование регистрации, с которым связано применение права страны, где зарегистрировано имущество, все более широко используется для целей регулирования рыночных отношений, при этом не всегда это требование связано с квалификацией имущества как недвижимого. В условиях рынка требование регистрации чаще связано с необходимостью обособления имущества как единого комплекса с целью его привязки к определенной национально-правовой системе. Это вызвано расширением международного экономического сотрудничества, в частности увеличением объемов иностранных инвестиций.

Значение регистрации судов и иных объектов транспорта связано не столько с их характеристикой как недвижимого имущества, сколько с требованием предоставления этим судам защиты в рамках национально-правовой системы конкретного государства, где бы эти суда ни находились. Судно как объект вещного права обладает той особенностью, что его предназначением является перемещение и пересечение государственных границ. Космические объекты предполагают движение в пространстве, свободном от юрисдикции какого-либо государства, но и для них важным является свойство государственной принадлежности. Именно это свойство имущества в условиях его постоянного перемещения в пространстве требует более определенной формулировки, чем привязка к праву страны места его нахождения.

В праве многих стран предусмотрено, что право собственности и иное вещное право в отношении морских судов определяется по месту их регистрации. В российском законодательстве это отражено в КТМ РФ. Из положений о регистрации морских судов, содержащихся в Кодексе, вытекает, что целью регистрации морских судов является не регистрация права собственности на судно как на недвижимое имущество, а установление национальности судна (ст. 16 КТМ РФ). При этом национальность судна может быть иной, чем национальность его собственника. Именно судно, а не его собственник, пользуется правом плавания под Государственным флагом РФ.

С национальностью судна обычно связываются определенные преимущества, например исключительное право на осуществление каботажных перевозок. Предоставление права плавания под национальным флагом закон может связывать с выполнением определенных требований, предъявляемых при допуске иностранцев в национальный торговый флот. Согласно п. 1 ст. 15 КТМ РФ только судам, находящимся в собственности граждан, юридических лиц РФ, а также государства Российской Федерации, субъектов РФ, его муниципальных образований может предоставляться право плавания под Государственным флагом РФ. Если судно перестает соответствовать требованиям п. 1 ст. 15 (меняет собственника), оно утрачивает право плавания под Государственным флагом РФ (ст. 18 КТМ РФ).

В последнее время актуальной становится проблема обособления отдельных частей (оборудования) воздушных судов для целей защиты вещного права на них в случае передачи их в аренду (лизинг). При этом речь идет об обособлении наиболее дорогостоящих их частей, например авиационных двигателей. На основе регистрации такого имущества, которое не подпадает под характеристику "воздушное судно", но зато обладает характеристикой имущества, перемещаемого из одного государства в другое, определяется порядок осуществления и защиты вещного права на это имущество. Он предусматривается в Конвенции о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования, подписанной в Кейптауне 16 ноября 2001 г.

В подписании данной Конвенции участвовали 58 государств, в том числе Российская Федерация. Конвенция вместе с Протоколом об авиационном оборудовании является продолжением работы УНИДРУА в области международного финансового лизинга.

Конвенция предусматривает ведение международного реестра указанных объектов вещных прав. Это обеспечивает универсальное признание и защиту вещных прав на такие объекты, предоставление международных гарантий участникам коммерческих сделок.

Возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности

Имеются особенности в коллизионном регулировании возникновения права собственности на имущество у лица, не являющегося собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющего им в течение определенного срока как своим собственным (приобретательная давность).

В п. 3 ст. 1206 ГК РФ предусматривается, что возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество вследствие приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности.

В данной норме содержится коллизионная привязка к праву страны места нахождения имущества. В то же время при решении этого вопроса немаловажное значение имеют обстоятельства, при которых происходило течение срока приобретательной давности. Как правило, суд будет оценивать, были ли выполнены требования, содержащиеся в законе в отношении приобретательной давности, а именно было ли добросовестным, открытым и непрерывным владение имуществом в течение установленного законом срока. Важно также оценить отношение лица к имуществу как к своему, чтобы признать возникновение у него права собственности. Коллизионная привязка, содержащаяся в норме п. 4 ст. 1206 ГК РФ, скорее относится к типу lex causae. Ее предназначение – определение статута отношения, связанного с возникновением права собственности и иных вещных прав в результате окончания срока приобретательной давности. Следует согласиться с В. П. Звековым, что специальные вопросы, возникающие в связи с рассмотрением существа отношения, могут подпадать под действие одного и того же правила, подобно тому, как это регулируется в ст. 1208 ГК РФ: исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению[1].

Единообразию в регулировании коллизионных вопросов собственности и иных вещных прав в странах СНГ способствует действие Модели ГК для стран СНГ (ст. 244). Еще больший эффект достигается при заключении международных договоров о правовой помощи. В них содержатся коллизионные нормы, применять которые государства договорились при разрешении гражданско-правовых споров между лицами договаривающихся государств. Двусторонние договоры о правовой помощи связывают различные государства, в том числе страны СНГ. Помимо двусторонних международных соглашений в практике стран СНГ применяется также многосторонняя Минская конвенция 1993 г. Содержащееся в некоторых двусторонних международных договорах правило касается права собственности как центрального института вещных прав. Оно определяет основной коллизионный принцип в отношении недвижимого имущества (lex rei sitae); содержит коллизионную норму в отношении права собственности на транспортные средства и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, а также коллизионную норму в отношении возникновения и прекращения права собственности или иного вещного права. В ст. 38 Минской конвенции указанные положения дополнены также нормой, применяемой при квалификации имущества в качестве движимого или недвижимого. Вопрос о том, какое имущество является недвижимым, решается в соответствии с законодательством страны, на территории которой оно находится.

  • [1] Звеков В. П. Коллизии законов в международном частном праве. М.: Волтерс Клувер. 2007. С. 136.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >