ДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Общие вопросы

Правовое регулирование договорных обязательств занимает особое место в международном частном праве. Это обусловлено ролью и значением гражданско-правовых договоров в регулировании отношений с участием иностранных партнеров. Такие договоры заключаются прежде всего в предпринимательской сфере, но имеют также немалый удельный вес и в иных областях, не связанных с коммерческой деятельностью, например договоры, заключаемые для удовлетворения личных потребностей физических лиц.

В сфере внешнеэкономических связей они охватывают внешнеторговый обмен, научно-технические связи, сотрудничество в кредитно-финансовой сфере, осуществление совместных строительных проектов, выполнение других работ и оказание различных услуг. Рамки и виды такого сотрудничества постоянно расширяются.

С учетом предмета и характера отношений для оформления и регулирования их используются договоры купли- продажи, аренды, финансовой аренды (лизинга), кредитные договоры, договоры поручения, комиссии, страхования, факторинга, международных перевозок пассажиров и грузов, оказания транспортно-экспедиционных услуг и др. Договорами оформляется и обмен результатами интеллектуальной деятельности.

При анализе системы правового регулирования договорных отношений с иностранным элементом необходимо обратить внимание, во-первых, на терминологическую особенность в наименовании таких обязательств и, во-вторых, на ряд общих положений, характеризующих источники правового регулирования таких отношений.

В российском законодательстве и в правовой литературе применительно к договорным обязательствам с участием иностранных партнеров используются понятия "сделка" и "договор". Они близки по своему содержанию, но не тождественны. Договор – это двусторонняя или многосторонняя сделка, выражающая согласованную волю лиц, участвующих в его заключении. Применительно к гражданско-правовым договорам с иностранным элементом в сфере внешнеэкономических связей наиболее часто употребляются понятия "внешнеторговая сделка", "внешнеэкономическая сделка". Сделки могут носить односторонний характер (когда достаточно выражения воли одного лица, например при выдаче доверенности, рассматриваемой как односторонняя сделка) или двусторонний (многосторонний) характер. Таким образом, понятие "сделка" шире понятия "договор", в котором участвуют как минимум две стороны. Исходя из содержания и характера рассматриваемых отношений, можно утверждать, что в этих случаях при использовании указанных выше понятий речь обычно идет о двусторонних или многосторонних сделках, т.е. о договорах. Употребление в этих случаях термина "сделка", а не "договор" можно расценивать как дань сложившейся традиции наименования договоров в данной сфере, когда речь не идет о конкретном виде договора (купле-продаже, аренде, подряде и т.д.).

Регулирование коллизионных вопросов, касающихся односторонних сделок, как правило, осуществляется отдельными нормами (см. ст. 1217 ГК РФ).

Вместе с тем есть нормы, в которых говорится о сделках вообще: действие их обычно распространяется и на односторонние, и на двусторонние (многосторонние) сделки. Примером может служить ст. 1209 ГК РФ, содержащая коллизионные нормы, определяющие право, подлежащее применению к форме сделки. Различия в формулировках конкретных положений, относящихся к сделкам, необходимо учитывать при применении соответствующих норм законодательства.

В международно-правовых актах нередко применяется понятие "международный коммерческий договор". Его можно рассматривать как собирательное – охватывающее различные виды договоров, используемых для регулирования международных экономических отношений, за исключением договоров, заключаемых в потребительских целях (например, по приобретению товаров гражданами для личного потребления или использования). Это наименование указанных договоров не отражает каких- либо их принципиальных отличий от названных выше договоров (сделок).

Регулирование договорных обязательств в сфере международных отношений (отношений, осложненных иностранным элементом) имеет ряд существенных особенностей.

В качестве важнейшего правила закреплено положение об автономии воли сторон, вступающих в договорные отношения. Это касается возможности самостоятельного выбора сторонами, заключающими договор, применимого права, которым будут регулироваться их отношения, а также определения содержания, порядка исполнения и последствий ненадлежащего исполнения договорных обязательств. При отсутствии соглашения сторон о выборе права применяются обычно коллизионные нормы, предусмотренные в законе.

До недавнего времени единообразие правового регулирования достигалось только путем разработки и принятия договаривающимися государствами в рамках универсальных и региональных организаций международных конвенций. Примером могут служить Гаагские конвенции о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 и 1986 гг., Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г., Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам 1994 г. и др. После присоединения государств к таким международным документам их правила становились обязательными для всех организаций и предпринимателей данной страны.

Российская Федерация является участницей многих из них. В силу ст. 15 Конституции РФ и ст. 7 ГК РФ эти международные договоры рассматриваются как составная часть правовой системы РФ и имеют приоритет перед нормами внутреннего законодательства (см. гл. 2 учебника).

Особенностью современного периода является использование наряду с международно-правовой унификацией автономной системы регулирования отношений, возникающих в процессе заключения и исполнения международных коммерческих контрактов – так называемый метод частноправовой унификации[1]. Прослеживается тенденция к расширению применения этого метода. Суть его состоит в том, что правительственные и неправительственные организации разрабатывают на основе и с учетом сложившихся обычаев делового оборота документы, имеющие рекомендательную силу (типовые общие условия, регламенты, рекомендации). Унификация в этом случае достигается путем единообразного применения таких документов участниками международных коммерческих контрактов. К источникам частноправовой унификации относятся: Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) 2010 г., Принципы Европейского договорного права 1998 г., Международные правила по унифицированному толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС в редакции 2010 г.), Унифицированные правила и обычаи для документарного аккредитива (в редакции 2006 г.), Унифицированные правила по инкассо (в редакции 1995 г.) и ряд других.

Имеют свою специфику условия применения международных договоров, регулирующих обязательственные отношения между юридическими и физическими лицами разных стран:

  • а) действие соответствующих актов распространяется на хозяйствующих субъектов и других лиц, вступающих в договорные отношения, при условии, если государства, к которым относятся эти субъекты (лица), являются участниками соответствующего международного договора. Указанные акты могут применяться и в регулировании договорных обязательств между лицами, государства которых не являются участниками определенного международного договора. Для этого стороны должны сделать в договоре отсылку к соответствующему акту как источнику регулирования их отношений. В таком случае нормы избранного ими международного правового акта будут иметь для них силу договорных условий;
  • б) международные соглашения (договоры) по общему правилу носят для участников договорных отношений диспозитивный характер. В связи с этим стороны вправе избрать в качестве применимого право любой страны, в том числе третьих стран, не участвующих в данном соглашении.

Необходимо только, чтобы воля сторон в подобном случае была достаточно четко и ясно выражена в их соглашении;

в) подчиненность гражданского договора конкретному международному правовому акту не исключает применения в определенных случаях норм национального права, поскольку любой международный акт регулирует складывающиеся между сторонами отношения не исчерпывающим образом. Национальное право применяется в таких случаях на субсидиарной основе.

При отсутствии соглашения сторон о применимом праве данный вопрос решается на основе коллизионной нормы, определяемой юрисдикционным органом, компетентным разрешать споры, вытекающие из соответствующего договора или связанные с ним. Этот вопрос подлежит разрешению при отсутствии соглашения сторон о применимом праве как в тех случаях, когда их отношения не подчинены международно-правовому акту прямого действия (в этих случаях избираемое на основе коллизионной нормы право регулирует весь комплекс взаимоотношений сторон), так и при наличии такого акта. В последнем случае определяется национальное законодательство, нормы которого подлежат субсидиарному применению наряду с соответствующим международным актом.

Для договорных отношений, складывающихся между партнерами из разных стран, характерно, кроме того, то, что возникающие между ними споры и разногласия разрешаются в большинстве случаев международными арбитражными судами, действующими в качестве третейских судов, или третейскими судами, избираемыми сторонами для рассмотрения конкретного дела (ad hoc). Это также проявление свободы воли сторон в определении порядка урегулирования возникающих между ними разногласий.

Начавшийся в 90-е гг. прошлого столетия процесс либерализации российской экономики существенным образом затронул систему договорных (обязательственных) отношений в международной сфере, что нашло отражение в нормах российского законодательства.

В части третьей ГК РФ получили дальнейшее развитие многие основные принципы и институты современного международного частного права, учтены положения международных договоров, сложившаяся отечественная и мировая практика.

Важные изменения в регулирование коллизионных вопросов в сфере договорных обязательств внесены Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. № 260. В Кодексе коллизионные нормы определяют право, подлежащее применению, к любым сделкам и договорам, осложненным иностранным элементом, без выделения внешнеэкономических сделок. Лишь в одном случае ГК РФ предусматривает особое регулирование для таких сделок, устанавливая специальные требования к их форме.

Как и в ранее действовавших нормативных актах, в ГК РФ не содержится легального определения внешнеэкономических сделок.

В правовой литературе, изданной в последние годы, указывается на необходимость уточнения понятия внешнеэкономической сделки, ссылаясь на наличие соответствующих положений в действующих международных универсальных конвенциях (Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.), и в национальном законодательстве некоторых стран. Исходя из анализа этих документов, многие ученые (И. С. Зыкин, Μ. М. Богуславский, В. П. Звеков и др.) склоняются к более общему определению внешнеэкономических сделок, иод которыми понимаются совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности договоры между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

В числе признаков, характеризующих внешнеэкономические сделки, отмечается пересечение товаром, являющимся предметом сделки, государственной границы. Однако на практике имеют место случаи, когда по условиям сделки, заключенной иностранными контрагентами, товар реализуется в пределах страны продавца (или изготовителя), и, таким образом, пересечение им государственной границы не имеет места.

Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП РФ было рассмотрено дело, в котором российское угольное предприятие заключило договор на поставку угля с зарубежной фирмой. Отгрузка его производилась в адрес третьей организации, находящейся на территории РФ и состоявшей в договорных отношениях с иностранной фирмой, которая приобретала уголь у предприятия. Арбитражный суд квалифицировал подписанный российским предприятием и иностранной фирмой договор как внешнеэкономический, хотя пересечения товаром границы страны-экспортера в этом случае не было.

Подобные ситуации дают основание сделать вывод о том, что рассматриваемый признак присущ большинству внешнеэкономических сделок, но не является безусловно обязательным для всех без исключения.

К критериям, характеризующим внешнеэкономические сделки, нередко относят и валюту платежа. Именно в таких сделках выбор валюты платежа осуществляется по соглашению сторон, и хотя бы для одной из них она, как правило, является иностранной. Для большинства сделок этот критерий имеет существенное значение, однако его нельзя признать универсальным для всех без исключения договорных обязательств между субъектами разных стран.

ГК РФ содержит развернутый перечень гражданско-правовых договоров, совершаемых в международной сфере, и формулирует соответствующие коллизионные нормы о праве, подлежащем применению к ним (ст. 1211).

В ряде статей разд. VI ГК РФ содержатся нормы, разрешающие конкретные вопросы, часто встречающиеся в практике международных обязательственных отношений. Статья 1216, например, определяет право, подлежащее применению к уступке требования. В ней указывается, что его следует определять по правилам ГК РФ о праве, подлежащем применению к договору.

В практике международных отношений при исполнении денежных обязательств (в том числе по оплате товаров, работ, услуг) постоянно возникают вопросы применения мер ответственности за просрочку платежа. Статья 1218 ГК РФ вводит правило, согласно которому основания взимания, порядок исчисления и размер процентов определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству, что позволяет обеспечить единый подход к регулированию всего комплекса отношений, складывающихся между участниками договора.

Нельзя не отметить имеющую большое практическое значение в обязательственных отношениях норму, изложенную в п. 3 ст. 1202 ГК РФ. Юридическое лицо, говорится в ней, не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, не известное праву страны, в которой им совершена сделка, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении. Здесь выражено приобретающее все большее значение в гражданском праве требование добросовестности сторон и справедливого подхода в случае возникновения между ними споров.

Помимо норм, непосредственно относящихся к договорным обязательствам с иностранным элементом, для этих отношений актуальны четкое правовое регулирование статуса их участников, понятия личного закона физического и юридического лица, являющихся субъектами правоотношений, регулирование вещных прав, объекты которых становятся предметом сделок.

  • [1] Подробнее см.: Вилкова Н. Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002. С. 49 и след.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >