Право, подлежащее применению к договорным отношениям

При заключении договоров с иностранными юридическими лицами и гражданами в процессе осуществления торгово-экономических и иных международных связей одним из наиболее важных является вопрос об определении права, подлежащего применению к возникшим гражданско-правовым отношениям.

Категорию "применимое право" следует толковать широко, включая в нее нормы национального права, нормы международных договоров, а также в определенных случаях общие принципы права, обычаи и обыкновения международной торговли.

В настоящее время в законодательстве большинства стран мира и в ряде международных договоров – Гаагской конвенции о праве, применимом к международной купле- продаже товаров 1955 г., Гаагской конвенции о праве, применимом к агентским соглашениям 1978 г., Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г.[1], Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г., Кодексе Бустаманте 1928 г., Межамериканской конвенции о праве, применимом к международным контрактам 1994 г., и других в качестве основного получил закрепление принцип автономии воли сторон (lex voluntatis), означающий свободу сторон подчинить договор избранному ими правопорядку.

Вместе с тем в доктрине и на практике дискуссионными являются вопросы определения границ действия воли сторон – может ли свобода их выбора в отношении применимого к договору права быть абсолютно неограниченной. Сформировалось два подхода к этой проблеме – объективный и субъективный, суть которых сводится к следующему.

Объективный подход предполагает возможность выбора сторонами только того права, которое имеет связь с договором. Этот принцип закреплен, в частности, в законодательстве Испании, США.

Субъективный подход не ограничивает волю сторон, предоставляя им полную свободу в выборе применимого права. Он нашел отражение в законодательстве многих стран, в том числе Австрии, Венгрии, Германии, Швейцарии.

В договорных отношениях, где позиции и интересы сторон должны, как правило, иметь приоритет, предпочтительным представляется применение избранного ими права без указанных выше ограничений. Этот принцип нашел отражение в таких многосторонних международных договорах, как Римская конвенция 1980 г., Гаагская конвенция 1986 г., Межамериканская конвенция 1994 г., Принципах международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА). В рамках СНГ этот принцип закреплен в Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г.

В отечественном законодательстве принцип автономии воли сторон впервые был сформулирован в Основах 1961 г. (ст. 126), закрепивших многолетнюю практик)' Внешнеторговой арбитражной комиссии при ТПП СССР, которая при разрешении споров принимала во внимание волю сторон договора. Дальнейшее развитие он получил в Основах 1991 г., ст. 166 которых предусматривала, что права и обязанности сторон по внешнеэкономическим сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки или в силу последующего соглашения.

В Гражданском кодексе РФ, воспринявшем основные положения Римской конвенции 1980 г., первостепенное значение придается воле сторон в выборе правопорядка, применимого к их правам и обязанностям по договору. Кодекс содержит еще более подробную и детальную регламентацию коллизионного принципа автономии воли. В ГК РФ, как и в законодательстве большинства стран континентальной Европы, предусматривается широкая сфера применения этого принципа – в отношении не только внешнеэкономических сделок, но и всех договоров, осложненных иностранным элементом. В соответствии со ст. 1210 ГК РФ стороны при заключении договора или в последующем могут выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Таким образом, сторонам предоставляется возможность выбрать право своего или любого иностранного государства, а также указать на применение действующих международных соглашений.

В соответствии с законом соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела (п. 2 ст. 1210). Специальных требований к форме соглашения о применимом праве ГК РФ не устанавливает. Такие соглашения нередко включаются сторонами в заключаемый ими договор в качестве одного из условий. Они могут быть составлены в виде отдельного документа.

Гражданский кодекс РФ предоставляет сторонам возможность решить вопрос о подлежащем применению праве и после заключения договора. Такое соглашение имеет обратную силу и считается действительным с момента заключения договора при условии, что оно не будет иметь отрицательных последствий для третьих лиц.

Следует отметить, что выбор сторонами договора компетентного органа для рассмотрения спора не может автоматически рассматриваться как выбор ими и соответствующего применимого права.

Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как к договору в целом, так и к отдельным его частям. Следует отметить, что одновременное применение к договору права различных государств таит в себе немалый риск возникновения противоречий в регулировании отношений сторон из-за несовпадения разнонациональных норм права и может привести к полному или частичному непризнанию юридической силы соглашения о выборе права ввиду наличия неустранимых пороков содержания.

Закрепляя общий принцип свободного выбора сторонами применимого права, ГК РФ вместе с тем предусматривает определенные исключения из этого правила. Согласно п. 5 ст. 1210 стороны не могут своим соглашением о применимом праве затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

Выбор права не является обязанностью сторон. При отсутствии соглашения сторон право, подлежащее применению к договору, по общему правилу определяется на основе коллизионных норм.

В процессе развития и применения отечественного законодательства менялись подходы к выбору критерия, определяющего применимое право в случаях, когда стороны не согласовали этот вопрос в договоре.

Если Основы 1961 г. (ст. 126) исходили из формального критерия, предусматривая, что к договору подлежит применению закон места заключения сделки, то в Основы 1991 г. была включена новая коллизионная норма (ст. 166), согласно которой применимым признавалось право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, осуществляющая исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Гражданский кодекс РФ, не исключая подход к решению данного вопроса, отраженный в Основах 1991 г., ввел дополнительные критерии определения применимого права и расширяет содержание коллизионных привязок но конкретным видам договорных обязательств.

В п. 1 ст. 1211 ГК РФ сформулирован новый для российского международного частного права коллизионный принцип, согласно которому при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, если иное не предусмотрено настоящим кодексом или другим законом, к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Помимо названного общего правила в п. 2 ст. 1211 ГК РФ содержится перечень из 18 коллизионных привязок для отдельных видов договоров, определяющих право стороны, имеющей решающее значение для содержания договора.

В соответствии с п. 3 ст. 1211 таким правом признается право стороны, являющейся:

  • 1) продавцом – в договоре купли-продажи;
  • 2) дарителем – в договоре дарения;
  • 3) арендатором – в договоре аренды;
  • 4) ссудодателем – в договоре безвозмездного пользования;
  • 5) подрядчиком – в договоре подряда;
  • 6) перевозчиком – в договоре перевозки;
  • 7) экспедитором – в договоре транспортной экспедиции;
  • 8) займодавцем (кредитором) – в договоре займа (кредитном договоре);
  • 9) финансовым агентом – в договоре финансирования под уступку денежного требования;
  • 10) банком – в договоре банковского вклада (депозита) и договора банковского счета;
  • 11) хранителем – в договоре хранения;
  • 12) страховщиком – в договоре страхования;
  • 13) поверенным – в договоре поручения;
  • 14) комиссионером – в договоре комиссии;
  • 15) агентом – в агентском договоре;
  • 16) исполнителем – в договоре возмездного оказания услуг;
  • 17) залогодателем – в договоре коммерческой концессии;
  • 18) поручителем – в договоре поручительства.

Нормы о конкретных привязках носят сугубо диспозитивный характер. Они подлежат применению только в случае, если стороны не договорились о праве, применимом к договору, а также если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела.

Презумпции наиболее тесной связи с конкретным государством, право которого должно применяться, установлены в ст. 1211 ГК РФ еще для нескольких договоров.

При отсутствии соглашения сторон о праве, применимом в отношении договора строительного подряда и договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, применяется право страны, где в основном создаются предусмотренные соответствующим договором результаты; в отношении договора простого товарищества – право страны, где в основном осуществляется деятельность простого товарищества; в отношении договоров, заключенных на аукционе, по конкурсу или на бирже, применимым признается право страны, где проводится аукцион, конкурс или находится биржа (п. 3–5 ст. 1211 ГК РФ).

Наиболее тесно связанной с договором коммерческой концессии признается страна, на территории которой пользователю разрешено использовать комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю. Если такое использование разрешено одновременно на территории нескольких стран, наиболее тесно связанной с договором будет страна места жительства или основного места деятельности правообладателя (п. 6 ст. 1211 ГК РФ).

В отношении договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации применяется право страны, на территории которой действует передаваемое приобретателю исключительное право. В тех случаях, когда такое право действует на территории одновременно нескольких стран, применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности правообладателя (п. 7 ст. 1211 ГК РФ).

Применимым правом в отношении лицензионного договора признается право страны, на территории которой лицензиату разрешается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а если такое использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, – право страны, где находится место жительства или основное место деятельности лицензиара (п. 8 ст. 1211 ГК РФ).

Федеральный закон от 30 сентября 2013 г. № 260-ФЗ уточняет положение ГК РФ о том, каким образом применяется право для договора, содержащего элементы нескольких договоров (смешанного договора). Ранее в законодательстве было закреплено правило, согласно которому к такому договору должно применяться право страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора или из совокупности обстоятельств дела. Однако определение страны, наиболее тесно связанной с таким договором, может быть затруднительным вследствие возможных проблем с установлением решающего исполнения.

Закон позволяет определить право, подлежащее применению, отдельно в отношении каждого элемента смешанного договора, если это вытекает из закона, условий или существа договора либо из совокупности обстоятельств дела (п. 10 ст. 1211 ГК РФ).

При отсутствии соглашения или установления закона к договору, содержащему элементы различных договоров, применяется право страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее связан.

Специального коллизионного регулирования в силу особенностей предмета сделки потребовали также договоры в отношении недвижимого имущества. Этот вопрос регулируется коллизионной нормой ст. 1213 ГК РФ, которая содержит новый подход к его решению. И в этом случае стороны могут выбрать применимое право в соответствии с предусмотренными ст. 1210 ГК РФ общими нормами об автономии воли сторон. При отсутствии такого соглашения сторон действует правило о том, что к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. При этом устанавливается презумпция наиболее тесной связи. Таким правом считается право страны, где находится данное недвижимое имущество. Указанная презумпция может быть изменена законом, условиями или существом договора либо совокупностью обстоятельств дела.

Исключение из установленного коллизионного правила касается договоров в отношении находящихся на территории РФ земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества. К этим договорам применяется российское право. Императивный характер данной нормы исключает применение в таких случаях принципа автономии воли.

Если сделка содержит элементы различных договоров, применяется право страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан (если иное не вытекает из закона, условий или существа договора или совокупности обстоятельств дела).

Закон наиболее тесной связи применяется и к обязательствам, возникающим из односторонних сделок. Если иное явно не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела, говорится в ст. 1217 ГК РФ, к обязательствам, возникающим из односторонних сделок, применяется право страны, где на момент совершения односторонней сделки находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке.

Российское законодательство устанавливает правовые особенности регулирования договоров с участием потребителей. В целях защиты прав и законных интересов потребителей ст. 1212 ГК РФ, предоставляя сторонам договора возможность выбрать применимое право по взаимному соглашению, вместе с тем содержит условие о том, что избранное право не может повлечь за собой лишение потребителя защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места жительства потребителя. Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. № 260-ФЗ внесены изменения в положения ГК РФ, определяющие применимое право для договоров с участием потребителей.

Из указанных общих правил п. 3 ст. 1212 ГК РФ предусмотрены два исключения: 1) они не применяются к договорам перевозки. Право, применимое к таким договорам, определяется в соответствии с нормами ст. 1211 ГК РФ; 2) общие правила, относящиеся к договорам с потребителями, не применяются к договорам о выполнении работ или об оказании услуг, если работа должна быть выполнена или услуги должны быть оказаны исключительно в иной стране, чем страна места жительства потребителя.

Следует отметить, что данные изъятия не распространяются на договоры об оказании за общую цену услуг по перевозке и размещению (независимо от включения в общую цену стоимости других услуг). Это относится, в частности, к договорам в сфере туристического обслуживания и других видов деятельности.

Данная гарантия действует, если контрагент потребителя (профессиональная сторона) осуществляет свою деятельность в стране места жительства потребителя либо любыми способами направляет свою деятельность на территорию этой страны (или территории нескольких стран, одной из которых является страна места жительства потребителя) при условии, что договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны.

В названных случаях в качестве дополнительной гарантии закон разрешает потребителю выбрать право, применимое к форме договора (ст. 1209 ГК РФ в новой редакции).

Еще одна дополнительная гарантия защиты интересов потребителя предусмотрена п. 4 ст. 1212 ГК РФ. В тех случаях, когда потребитель не может рассчитывать на защиту своих прав в силу императивных норм права своей страны, он может претендовать на защиту прав в соответствии с императивными нормами права той страны, право которой применялось бы к договору в соответствии с общим порядком определения применимого права при отсутствии соглашения сторон по этому вопросу.

Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. № 260-ФЗ внесены изменения в ст. 1214 ГК РФ, определяющую право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица и к договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица.

Стороны могут выбирать право, подлежащее применению к их отношениям. При этом в новой редакции указанной статьи предусматривается, что выбор права, подлежащего применению к договору о создании юридического лица и к договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица, не может затрагивать действие императивных норм права страны места учреждения юридического лица по вопросам, которые регулируются личным законом юридического лица. К ним относятся, в частности, статус организации в качестве юридического лица, его организационно-правовая форма, требования к наименованию юридического лица, вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица и др.

В тех случаях, когда стороны не согласовали условие о праве, подлежащем применению, к указанным договорам, применяется право страны учреждения юридического лица (п. 2 ст. 1214 ГК РФ).

Определение права, применимого к договорам, осложненным иностранным элементом, ставит вопрос о сфере действия подлежащего применению права.

Выбор закона по воле сторон касается вопросов статута обязательства – прав и обязанностей сторон по договору.

До принятия ГК РФ российское законодательство не определяло сферу действия обязательственного статута. Новеллой, восполнившей этот пробел, стала норма ст. 1215 ГК РФ. Она содержит примерный перечень вопросов, определяющих сферу действия права, подлежащего применению к договору. Сюда относятся: толкование договора, определение прав и обязанностей сторон договора, вопросы исполнения договора, последствия неисполнения или ненадлежащего сто исполнения, прекращение договора, последствия сто недействительности.

Следует отметить, что действие данной статьи распространяется только на отношения, по которым правила о применимом праве предусмотрены в ст. 1210–1214 и 1216 ГК РФ.

В п. 2 ст. 1215 ГК РФ предусматривается ряд исключений из указанного выше общего правила. Если иное не вытекает из закона, правила ст. 1215 ГК РФ не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, касающимся личного закона юридического лица (п. 2 ст. 1202 ГК РФ), вещных прав (ст. 1205.1 ГК РФ), а также отношений между представляемым или представителем и третьим лицом (п. 5 ст. 1217.1 ГК РФ).

Определение права, подлежащего применению к форме сделки, к обязательствам, возникающим из односторонних сделок, вследствие недобросовестной конкуренции, неосновательного обогащения, регулируется специальными коллизионными нормами. Выделены в отдельные нормы и вопросы определения личного закона юридического и физического лица.

Помимо определения применимого к отношениям сторон права в ГК РФ включена норма о применении обычаев делового оборота при условии, что в договоре использованы принятые в международном обороте соответствующие торговые термины и не содержится иных указаний.

Исходя из круга вопросов, на которые распространяются условия о применимом праве, следует признать, что не может по усмотрению сторон определяться право, подлежащее применению к банкротству, наступившему в период действия договора. В этом случае применимым является право страны юридического лица, признаваемого несостоятельным.

Для организаций стран СНГ применимое право определяется в соответствии с правилами, предусмотренными в Киевском Соглашении 1992 г.: права и обязанности сторон по сделке подчиняются законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон (ст. 11). Стороны по своему усмотрению могут выбрать право любого государства, которое будет регулировать их обязательства по договору.

  • [1] С 17 декабря 2009 г. Конвенция заменена Регламентом ЕС № 593/2008 "О праве, применимом к контрактным обязательствам" от 17 июня 2008 г. (Рим I), который является обязательным для применения в государствах – членах Европейского сообщества.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >