Право, подлежащее применению к форме сделок

Право, подлежащее применению к форме сделок с иностранным элементом, определяется общей и специальными коллизионными нормами, содержащимися в ст. 1209 ГК РФ.

С учетом опыта национального законодательства ряда стран, а также регламентации данного вопроса в международных соглашениях (Гаагская конвенция 1986 г., Регламент Рим 1 и др.) Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. внесены существенные изменения в редакцию ранее действовавшей нормы ГК РФ.

Согласно основной коллизионной норме п. 1 ст. 1209 ГК РФ форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Действовавшая ранее императивная норма, отсылавшая к праву места совершения сделки, заменена новым правилом, допускающим возможность определять это право самим сторонам (имеются в виду случаи, когда стороны в договоре согласовывают применимое к их отношениям право).

В данной статье содержатся также две альтернативные коллизионные привязки, одна из которых предусматривает, что сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки, а вторая определяет действительность сделок, совершенных за границей, с участием российских лиц. Такая сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены соответствующие требования российского права.

Приведенные выше правила действуют и в отношении формы доверенности.

Из общего правила об определении права, применимого к форме сделки, ст. 1209 ГК РФ содержит три исключения.

Первое касается определения права, применимого к форме договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица. В п. 2 ст. 1209 ГК РФ предусматривается, что если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении форы указанного договора или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договоров или сделки подчиняется праву этой страны.

Второе исключение относится к случаям, когда сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежат обязательной государственной регистрации в Российской Федерации. Форма такой сделки подчиняется российскому праву (п. 3 ст. 1209 ГК РФ).

Третье исключение касается формы сделки в отношении недвижимого имущества, которая подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, – российскому праву (п. 4 ст. 1209 ГК РФ). Данная норма не подвергалась изменениям и полностью соответствует прежней редакции п. 3 ст. 1209 ГК РФ.

Из ст. 1209 ГК РФ исключена действовавшая ранее императивная коллизионная норма (п. 2) о подчинении российскому праву формы внешнеэкономической сделки с участием российских лиц независимо от места ее совершения.

Следует отметить, что в континентальном и англо-американском праве нет императивных требований к форме сделок, в том числе внешнеэкономических, – они могут совершаться и в письменной, и в устной форме (какие-то требования могут устанавливаться только для определенных видов сделок). Сложившаяся практика международной торговли – не предъявлять к форме договора каких-либо формальных требований – нашла отражение и в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (ст. 11). Для государств, законодательство которых устанавливает письменную форму для договоров внешнеторговой купли-продажи, Конвенция предусматривает возможность исключения из содержащихся в ней общих правил о форме сделки. Статья 96 Конвенции предоставляет государствам право сделать оговорку о неприменении ими устной формы при совершении договора международной купли-продажи, а ст. 12 указывает на то, что предусмотренные Конвенцией положения о письменной форме договора купли-продажи не применяются, если хотя бы одна из сторон имеет коммерческое предприятие в Договаривающемся государстве, сделавшем заявление на основании ст. 96 Конвенции.

Представляет интерес решение вопроса об определении права, применимого к форме договора, в Регламенте ЕС № 593/2008 "О праве, применимом к контрактным обязательствам" от 17 июня 2008 г. (Рим I). Согласно п. 1 ст. 11 Регламента в тех случаях, когда представители сторон в момент заключения контракта находятся в одной и той же стране, договор считается заключенным в надлежащей форме, если в отношении его оформления соблюдены требования права, применимого к существу самого договора (определяется Регламентом), или требования права страны, где был заключен данный договор.

Если же представители сторон в момент заключения договора находились в разных странах, п. 2 ст. 11 Регламента предусматривает несколько вариантов признания такого договора оформленным надлежащим образом: когда его форма соответствует требованиям, предусмотренным правом, регулирующим существо самого договора, правом страны, где в момент заключения договора находится любая из сторон или ее представитель, или правом страны, где в этот момент имела свое место жительства любая из сторон.

В сфере международной торговли все более широкое применение получают электронные средства связи. Интернет, электронная торговля являются новой формой ведения деловых и торговых отношений. При использовании электронных средств связи возникает ряд проблем, касающихся, в частности, действительности документов в электронной форме, аутентичности подписей на них и др.

Правовым аспектам использования электронных средств связи в сфере торговой деятельности посвящены разработанные ЮНСИТРАЛ Типовой закон об электронной торговле 1996 г. и Типовой закон об электронных подписях 2001 г. Эти акты одобрены Генеральной Ассамблеей ООН в качестве рекомендаций государствам для принятия соответствующих законов. Под эгидой ООН была также разработана Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 23 ноября 2005 г.

В Европейском Союзе приняты Директивы об электронных подписях 1999 г. и Директивы об электронной коммерции 2004 г. Первые определяют основы для признания юридической действительности электронных подписей, вторые устанавливают общие принципы развития электронной торговли.

Положения ГК РФ, определяющие требования к письменной форме сделок (п. 2 ст. 160), допускают использование при совершении сделки электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Порядок и условия использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых она признается равнозначной собственноручной подписи в документах на бумажных носителях, установлены Федеральным законом от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи". Основной целью закона является обеспечение правовых условий использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых она признается равнозначной собственноручной подписи в документах на бумажном носителе (ст. 1).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >