Особенности наследования недвижимости

В изъятие из общего коллизионного принципа регулирования наследственных отношений правом страны последнего места жительства наследодателя (абз. 1 п. 1 ст. 1224 ГК РФ) "наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество" (абз. 2 п. 1 ст. 1224).

Эта двусторонняя коллизионная норма представляет собой расширенный и дополненный вариант одностороннего коллизионного правила, существовавшего в отечественном законодательстве с 1961 г. в отношении наследования строений (см. ч. 3 ст. 127 Основ 1961 г.) и с 1992 г. – в отношении недвижимого имущества вообще (см. п. 3 ст. 169 Основ 1991 г.).

Действующее правило ст. 1224 ГК РФ распространяется на отношения по наследованию любого недвижимого имущества, находящегося в России либо за границей. Понятие недвижимости определено в п. 1 ст. 130 ГК РФ и охватывает прежде всего землю и "все, что прочно связано с землей".

"Наследование недвижимого имущества", которому посвящена содержащаяся в ст. 1224 ГК РФ коллизионная норма, означает переход по наследству недвижимого имущества, находившегося в собственности наследодателя. При этом не имеет значения, на каком правовом основании эта недвижимость стала собственностью наследодателя была приобретена по договору о ее отчуждении, унаследована, получена в результате обращения на нее взыскания и т.д. Право, регламентирующее наследование недвижимости, определяется на основании п. 1 ст. 1224 даже в тех случаях, когда право собственности на нее приобретено наследодателем на условиях, не исключающих требование о возвращении этого недвижимого имущества его отчуждателю (см., например, п. 2 ст. 599 ГК РФ)[1].

Вместе с тем определение права, которым должно регулироваться наследование иных, чем право собственности, субъективных прав на недвижимость, в том числе и вещных, не подпадает под действие абз. 2 п. 1 ст. 1224, а регулируется общим правилом, установленным в абз. 1 п. 1 этой статьи.

Под действие российского права всегда подпадает наследование "недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации". Несмотря на широкую формулировку, эта норма (абз. 2 п. 1 ст. 1224) имеет практическое значение только для такого имущества, которое, хотя и считается "недвижимым", но может тем не менее оказаться за границей (подробнее см. ниже).

Все договоры России о правовой помощи, предусматривающие развернутую регламентацию наследственных отношений (а таких договоров более 20), содержат совпадающие двусторонние коллизионные нормы о наследовании недвижимого имущества. В качестве примера можно сослаться на Договор между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенный в 1993 г. и вступивший в силу 19 марта 1995 г., устанавливающий, что "право наследования недвижимого имущества регулируется законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой находится имущество" (п. 2 ст. 42).

Точно такая же унифицированная коллизионная норма содержится и в Минской конвенции 1993 г. (п. 2 ст. 45).

Различное решение в коллизионном праве (как в национальном, так и в международных договорах) вопроса о наследовании движимого и недвижимого имущества либо о наследовании "имущества" вообще и о наследовании "недвижимости", как это предусмотрено в российском законодательстве (п. 1 ст. 1224 ГК РФ), рождает проблему квалификации понятий движимого и недвижимого имущества.

В действующем российском праве имеется специальное правило для решения этой проблемы: принадлежность имущества к движимым или недвижимым вещам всегда должна определяться "по праву страны, где amo имущество находится" (п. 1 ст. 1205.1 ГК РФ). Если имущество находится в России, то решающее значение для того, чтобы признать его недвижимым или движимым, будут иметь правила ст. 130 ГК РФ, определяющие понятие "недвижимые вещи" (недвижимое имущество, недвижимость). Это чрезвычайно важное определение (п. 1 ст. 130) в то же время не исключает того, что "законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество". Примером такого "иного" недвижимого имущества является предприятие, в состав которого могут входить и инвентарь, и права требования, и т.п., но которое, тем не менее, как имущественный комплекс "признается недвижимостью" (п. 1 ст. 132 ГК РФ).

В связи с проблемой квалификации понятия "недвижимость" необходимо помнить, что по российскому праву к недвижимым видам относятся также "подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты".

Поскольку суда и космические объекты по своей природе предназначены для движения, "привязка" их наследования к российскому праву только в зависимости от физического "нахождения в России" в тот или иной момент могла бы привести к совершенно случайным последствиям. Такие объекты следует считать "находящимися в России", если они внесены в Российской Федерации в соответствующий государственный реестр.

Этот вывод, делавшийся до издания части третьей ГК РФ только доктриной и практикой, теперь прямо закреплен в п. 1 ст. 1224 в виде односторонней коллизионной нормы. Поэтому независимо от того, в какой географической точке в конкретный момент находится такой объект, до тех пор пока он не исключен в установленном порядке из государственного реестра, ведущегося в Российской Федерации, местом его нахождения должна считаться Россия, а сам он – признаваться недвижимостью и переходить по наследству в соответствии с нормами российского права.

Сложнее обстоит дело с квалификацией этих понятий, когда они используются в унифицированных коллизионных нормах международных договоров. Только в нескольких договорах о правовой помощи – с Вьетнамом (п. 3 ст. 39), Грузией (п. 3 ст. 42), Кубой (п. 3 ст. 31) и Чехословакией (п. 3 ст. 40) – есть совпадающие нормы, указывающие на способ такой квалификации. Например, в Договоре с Вьетнамом сказано, что "вопрос о том, какое наследственное имущество следует считать движимым, а какое недвижимым, решается в соответствии с законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой находится имущество". Разумность такого подхода, соответствующего правилу, установленному в п. 2 ст. 1205 ГК РФ, дает основания считать, что он может быть использован и при квалификации соответствующих понятий в других договорах, включая Минскую конвенцию 1993 г.

  • [1] Право, на основании которого должен решаться вопрос о правомерности оснований приобретения имущества, входящего в состав наследства, должно определяться по правилам ст. 1206 и 1207 ГК РФ.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >