ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ДОКТРИНЫ ПЕРИОДА АБСОЛЮТИЗМА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ

Особенности политико-правовой идеологии позднего феодализма

Политико-правовая идеология периода абсолютной монархии (середина XVI – вторая половина XVII в.) или позднего феодализма, развивалась под влиянием двух тенденции.

Первая тенденция выражалась в противостоянии королевского абсолютизма и феодального сепаратизма. Дело в том, что окончание религиозных войн (католиков и протестантов) и образование централизованных государств к началу XVI в. в большинстве стран Западной Европы означало завершение многовековой борьбы папской курии со светской властью королей в пользу монархов. Однако наряду с этим усиливалось противостояние между королем и светскими феодалами (князьями, баронами, герцогами), стремившимися ограничить королевский абсолютизм и сохранить свою независимость от королевской власти. В борьбе с феодальным сепаратизмом короли опирались на союз с городами, с формирующейся буржуазией. Буржуа были объективно заинтересованы в централизованном государстве и сильной королевской власти, способной защитить ее от нападок феодальной аристократии. В условиях упадка и разложения феодального строя королевский абсолютизм объективно способствовал развитию буржуазных отношений, складыванию наций и единого рынка. Противостояние короля и феодальной аристократии нашло отражение в политико-правовой идеологии. Нагляднее всего оно проявилось во Франции, где феодальный сепаратизм обосновали тираноборцы, а идея централизованного государства была сформулирована в доктрине государственного суверенитета Ж. Бодена.

Вторая тенденция состояла в появлении концепции раннего коммунизма как идеологического выражения социального протеста городских и сельских низов против новых форм эксплуатации, которые нес с собой зарождавшийся капитализм. Надежды на то, что буржуазное общество с его принципами формального равенства, индивидуальной свободы, частной собственности принесет избавление от эксплуатации, не оправдались. Утопический коммунизм создал альтернативный существующему обществу социальный порядок, который развивался на общности имущества, социальной справедливости и социальном равенстве.

Политические идеи тираноборцев

Процесс формирования абсолютной монархии во Франции был заметно осложнен религиозными войнами католиков и гугенотов (французских кальвинистов). Положение Ж. Кальвина о праве сопротивления монарху в случае попрания им божественных законов и ущемления свободы народа в среде гугенотов (хотя аналогичные идеи развивали и католики) способствовало появлению произведений, отражавших интересы крупных феодалов, стремившихся отстоять свою независимость от королевской власти. Носители этой идеологии – Ф. Отман, Т. Без, Дж. Бьюкенен и другие, осуждавшие тиранию короля с позиций феодальной знати, получили название "монархомахи" ("борцы с монархами"), или тираноборцы.

Монархомахи требовали ограничения власти короля сословнопредставительными учреждениями, предоставления народу права смещать и выбирать монархов, призывали к сопротивлению тиранам.

Однако, рассуждая о свободе и правах народа, монархомахи имели в виду лишь привилегии крупной аристократии. "Когда мы говорим о народе, – писал Ф. Отман, – то понимаем под этим словом не весь народ, а лишь его представителей: герцогов, принцев, оптиматов и вообще всех деятелей на государственном поприще"[1]. По его мнению, восстание против тирана и его убийство допустимы и правомерны только по инициативе и под руководством должностных лиц аристократии: "Берегитесь господства черни или крайностей демократии, которая стремится к уничтожению дворянства"[2].

Теоретическим положением, на котором строилось обоснование тираноборцами права на сопротивление королевскому абсолютизму, является суверенитет "народа", который выше прерогатив и воли монарха, а потому не может быть ограничен королем. Король и подданные связаны договором, на основе которого возникает государство. Строгое соблюдение сторонами этого договора делает власть законной. Если монарх посягает на имущество, свободу, жизнь подданных, он становится тираном и "народ" вправе его свергнуть.

Следует признать, что интерпретация государства как договора, понятия законности королевской власти, ее границ, суверенитета народа имели большое значение для последующего развития политико-правовой идеологии. Однако содержание самой теории было реакционным и не выходило за рамки корпоративных интересов феодальной аристократии.

Главным объектом критики тираноборцев была антигуманная сущность абсолютной власти, монарха, которая противоречит природе, свободе и равенству людей. Анализу природы тирании с позиции естественного равенства и свободы посвящен трактат наиболее известного идеолога-монархомаха Этьена де Ла Боэси (1530–1563) "Рассуждение о добровольном рабстве" (1548 г.).

Осуждая абсолютную монархию, Ла Боэси не отделял ее от тирании. Главная идея его трактата – идея восстановления "великого блага" – свободы, потеря которой, по мнению мыслителя, произошла по вине самих людей, давших обмануть себя, а затем свыкшихся со своим рабством как с естественным состоянием.

Тирания устанавливается различными способами – обманом, силой, наследованием, договором – и основана на привычке народа к рабству. Постепенно люди смирились с тем, что правители обманом и насилием отняли у людей присущую им от рождения свободу, и возникла привычка подчиняться тирану, содержать его, терпеть его прихоти и злодеяния.

Основой тирании является организованная иерархия органов и должностных лиц – от фаворитов до слуг, чиновников, охранников, каждый из которых стремится "обеспечить себе долю в добыче и большом тиране". Наряду с этим добровольное рабство опирается на несознательность подданных, их трусость, страх перед тираном, а также благоговение перед верховной властью монарха, внушаемые различными пышными символами и ритуалами.

Исходя из этого, Ла Боэси делает вывод о том, что государство – это иерархически организованное объединение тиранов, созданное для порабощения "одних подданных с помощью других". Власть тирана опирается на разветвленный административно-репрессивный аппарат, где каждый извлекает личную выгоду из своего положения: "Сотни тысяч, миллионы связаны этой цепью с тираном... ради этого создаются новые должности и новые ведомства, которые все учреждаются на деле не ради реформы правосудия, а для того, чтобы служить новой опорой тирании"[3].

Лучшей формой правления Ла Боэси считал выборную монархию. Его идеи трактата оказались актуальными и востребованными спустя два столетия в период Великой французской революции (1789–1794 гг.).

  • [1] Отман Ф. Франкогаллия // Антология мировой правовой мысли. Т. 2. С. 686.
  • [2] Там же. С. 687.
  • [3] Ла Боэси Э. де. Рассуждения о добровольном рабстве. М., 1962. С. 29.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >