Доктрина государственного единства в "Поучении" Владимира Мономаха

Владимир Мономах (1053–1125) – великий князь киевский, идеолог централизованного Русского государства, идеал русского князя, самодержца. В "Поучении", дошедшем до нас в составе Лаврентьевской летописи (1117 г.), он изложил идею единого государства, способного противостоять внутренним распрям феодалов и успешно противостоящего набегам неприятелей.

Текст "Поучения" состоит из трех частей:

  • 1) собственно "Поучения";
  • 2) автобиографических заметок;
  • 3) письма князю Олегу Святославичу.

В условиях феодальной междоусобицы Владимир Мономах стремится обосновать необходимость создания единого централизованного государства как единственно благого политического порядка на Руси.

Предметом его анализа становится поведение русских князей, которые стали самостоятельными правителями, между которыми заключены договоры о взаимоотношениях. Выполнение этих договоренностей напрямую зависит от наличия добродетели,

нравственных качеств у удельных князей. Прекращение княжеских междоусобиц напрямую связано, по мнению князя Владимира, с нравственными качествами правителей, с их стремлением во всем соблюдать христианскую мораль. Он поучает своих детей, во-первых, верности христианским заповедям: поцеловав крест, т.е. дав клятву, соблюдайте ее, иначе, переступив, погубите свою душу; во-вторых, по его мнению, победить врагов можно с помощью трех добрых дел: покаяния, слез и милостыни.

Рассматривая политику как искусство управления, Владимир Мономах рисует образ идеального правителя, наделяет его рядом важных черт. В первую очередь в идеальном правителе Владимир Мономах выделял человечность и сострадание к подданным. Власть князя он рассматривал не как божий дар, а как деятельность по совершению благодеяния. Князю надлежит помогать обездоленным, чтить старых, как отца, и молодых, как братьев, остерегаться лжи, пьянства и других пороков, не свирепствовать словом, не хулить в беседе, избегать суеты и т.д.

Кроме того, княжеская власть – это не дар, возвышающий князя над остальными, а огромный труд и большая ответственность. Своих сыновей Владимир Мономах призывал не лениться, самолично за всем наблюдать в своем доме, не полагаясь на тиуна. Советовал им, будучи на войне, не надеяться на воевод, самим наряжать сторожей, самим расставлять ночью стражу и спать среди воинов.

Правитель должен быть мудрым, а значит, стремиться постоянно учиться и делами своими завоевывать авторитет среди подданных. "Что умеете доброго, того не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь", – писал он и при этом приводил в пример своего отца, мудрого и образованного князя Всеволода Ярославича, который "знал пять языков и оттого и честь имел от иных земель".

По мнению Владимира Мономаха, великий князь должен быть справедливым и милосердным судьей. Он поучал своих детей: "Ни права, ни крива (ни правого, ни виновного) не убивайте, ни повелевайте убита его: аще будеть повиненъ смерти, а душа не погубляйте никако яже хрестьяпы".

Естественно, во всех своих благодеяниях великий князь не должен забывать заботиться о церкви, епископах, священниках, несущих в народ христианскую веру, являющуюся нравственной опорой власти.

Правовые идеи и правосознание Киевской Руси

Раннефеодальное право Киевской Руси было призвано узаконить процесс закрепощения крестьян и закрепить сложившиеся отношения феодальной зависимости. Развитие древнерусского права осуществлялось первоначально путем: 1) заимствования византийского права; 2) придания общеобязательной силы общераспространенным обычаям; 3) создания норм в процессе законодательной деятельности князей.

Первыми по времени своего возникновения письменными источниками права Киевской Руси являлись договоры Руси с Византией 912 и 945 гг. Наиболее же значительными были Русская Правда и церковные уставы великих князей Владимира Святого и Ярослава Мудрого, а также уставы и уставные грамоты других русских князей.

В этатистском русском правосознании идея права отождествлялась со справедливостью, правдой, истиной. По этой причине право не ограничивалось законом, оно было шире, имело нравственно-религиозный смысл. Сущность права понималась как долг, обязанность, соблюдение которых обязательно под страхом наказания, проклятия. Следовательно, высокую ценность права в Киевской Руси осознали достаточно рано. В русском обществе оно мыслилось не только в качестве орудия управления, инструмента для поддержания порядка, но и в виде средства воспитания души. Это представление о праве хорошо выражало понятие "правда", которое со времен Ярослава Мудрого стало все чаще использоваться в качестве замены понятию "закон". Впрочем, термин "закон" использовался более для обозначения нравственно-религиозных заповедей, нежели для названия нормативного акта, изданного властителем.

Акцент на ценностном содержании права как идеи справедливости, нерасчлененности права и морали, права и религии позволяет говорить о его гуманистической направленности, корни которой лежат в традициях, обычаях, нравах, мировоззрении русской общины. Это нашло отражение в понимании преступления. Оно рассматривалось как личная обида, материальный ущерб другому, а не общественно опасное деяние. Наказание мыслилось при этом как возмещение нанесенного вреда. Поэтому оно выражалось обычно в уплате самим преступником или его родичами какой-либо денежной суммы, размер которой устанавливался законом. Сумма эта уплачивалась потерпевшему, либо его родственникам, либо князю или митрополиту. По этой причине в Русской Правде отсутствует смертная казнь за преступления, поскольку в Киевской Руси признавалась святость человеческой жизни, сохранившаяся со времен язычества, наказание мыслилось как духовная кара, а преступление как грех.

Конечно, по мере заимствования византийского права обычное русское право сокращало сферу своего действия, и дух жестокости все более проникал в древнерусское право. В качестве основных законодателей выступали князья. Создание законов ими рассматривалось не как исключительное право, а долг, обязанность перед Богом за порядок и спокойствие. По этой причине создаваемому праву приписывался богоугодный характер, позволяющий подчеркнуть его авторитет. В этом случае великий князь лишь выражает в законе волю Бога, а не собственную.

Одновременно христианская религия определяла князьям границы дозволенного законодательства. Конечно, законодательство князей носило классовый характер, стремилось защитить интересы духовных и светских феодалов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >