Политические доктрины Нового времени

Политические теории Нового времени (XVI–XIX вв.) были направлены на обоснование возможности устройства общества на принципах рационализма, свободы и гражданского равенства. Эти теории отражали требования зарождавшейся буржуазии, которая боролась против феодальных устоев. Исходя из доктрины естественного права, согласно которой каждый человек рождается с неотъемлемыми правами (право на жизнь, свободное развитие, труд, участие в делах общества и государства), мыслители Нового времени стремились доказать противоестественность и неразумность существовавших феодальных политических порядков и учреждений. В тот период выводы политической науки все больше приобретали прикладной характер, ориентируясь на решение назревших социальных проблем. Выделение сферы частной жизни (гражданского общества), стремившейся развиваться без вмешательства государства, требовало установления "правил" взаимоотношений государства и гражданского общества. Эти правила были закреплены в конституциях государств.

Теория общественного договора и ее версии

Одной из фундаментальных политических идей Нового времени была версия о договорном характере государства, пришедшем на смену средневековой теории божественного происхождения государства. Экономически господствовавший класс – буржуазия, стремилась отобрать у феодалов и политическую власть. Идеологическим обоснованием правомерности политических притязаний буржуазии и необходимости создания либерального порядка и новых политических институтов, которые соответствовали бы природе человека, его естественным правам, стала теория общественного договора.

Теорию общественного договора развивали английские мыслители Т. Гоббс и Дж. Локк, а также французский философ Ж.-Ж. Руссо. При известном сходстве их интерпретации смысла общественного договора отличались друг от друга. В основе теории договора лежала идея о том, что автономный самостоятельный индивид, появившийся благодаря утверждению частной собственности, составляет первооснову социального мироздания. Для реализации своих священных и неотчуждаемых естественных прав и свобод независимые индивиды заключают общественный договор. Этот договор означает переход от естественного состояния общества, когда человек был частью природы и проявлял свои природные страсти (эгоизм, страх, жадность, жестокость), к цивилизованному, т.е. к государственно-организованному существованию. Переход к цивилизованному существованию отразил желание человека установить порядок и справедливость, потребность обеспечить политико-правовые гарантии естественного равенства индивидов. Эти гарантии у мыслителей заметно отличались.

Т. Гоббс (1588–1679) считал естественное догосударственное существование человека негативным, поскольку тогда господствовали инстинкты, шла "война всех против всех". Для того чтобы обуздать природные страсти человека, гарантировать общественный порядок и права граждан, индивиды и заключили общественный договор между собой. Согласно этому договору они вручили свои права, судьбу и власть главе государства (монарху), который в договоре не участвовал и, следовательно, ответственности перед договаривавшимися индивидами не несет. В обмен на естественные права граждан государство призвано гарантировать порядок в обществе[1]. Так Т. Гоббс обосновывал необходимость абсолютной, единой и неделимой власти в форме абсолютной монархии.

Ж.-Ж. Руссо (1712–1778) опирался на принцип историцизма – предопределенности исторического развития общества, а не естественные права. В основе общественного договора у Руссо не естественный разум, а свободная воля. Он идеализировал дого

Томас Гоббс

Томас Гоббс

сударственное, естественное существование человека, полагая, что по природе своей человек – существо доброе. Однако существовавшее буржуазное государство он не признавал договором, поскольку оно было заключено обманным путем, а потому должно быть разрушено. Руссо призывал заключить подлинный договор. Основную задачу общественного договора философ видел в том, чтобы найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде[2].

Общественный договор – это способ интеграции общей воли. Передавая в общее достояние все свои индивидуальные права и свободы, каждая личность превращается в нераздельную часть целого. В таком обществе нет конфликтов, противоречий. Коль скоро воля гражданина неотчуждаема, то естественным способом ее выражения признается прямая демократия (республика).

Родоначальник либеральной идеологии Дж. Локк (1632–1704) трактовал идею общественного договора иначе. Поскольку главной ценностью либерализм признает свободную личность, постольку, считал он, реализация идеала свободной личности требует ограничения власти государства. С этой целью свободные индивиды заключают общественный договор, основным принципом которого является положение о народном суверенитете: народ – источник власти, и он заключает договор с правящей властью. Согласно договору главная и единственная функция государства состоит в защите естественных и неотчуждаемых прав человека: "права на жизнь, свободу и собственность"[3].

Для того чтобы государство оставалось "ночным сторожем" и не посягало на права и свободы личности, Локк выдвинул идею разделения властей на законодательную и исполнительную. Причем законодательная власть, по его мнению, должна иметь более

Джон Локк

Джон Локк

Жан-Жак Руссо

Жан-Жак Руссо

высокий статус, чем исполнительная, поскольку именно она определяет политику государства[4]. Локк был сторонником ограниченной конституционной монархии.

Идею Дж. Локка о разделении властей активно развивал французский философ III. Монтескье (1689–1755). Теория разделения властей в его интерпретации стала очередным шагом в поисках конкретных форм баланса властей. Потребность в разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную вытекает, по Монтескье, из природы человека, его склонности к злоупотреблению властью.

Власть должна иметь свой предел и не угрожать правам и свободам граждан. В известной работе "Дух законов" (1748) Монтескье выделил три типа правления – республику, монархию и деспотию[5]. По его мнению, идеальный тип правления – демократическая республика, но в тот период он оказался неосуществимым. В условиях социального неравенства добиться политического и морального единства общества, прямого правления народа было невозможно. Более жизненной может оказаться, по Монтескье, форма аристократической демократии, при которой правление монарха уравновешивается правлением представителей народа.

В построении теории государства некоторые авторы шли не от идеи естественных прав, а от критики ее. Полным абсурдом назвал естественные права английский философ и юрист И. Бентам (1748–1832), автор теории утилитаризма (от лат. utilitas – польза, выгода).

Согласно этой теории люди в своей деятельности исходят из принципа практической выгоды, которую можно измерить соотношением страдания и удовольствия: человек более всего счастлив тогда, когда его страдания минимальны, а удовольствие максимально. Вот почему, считал Бентам, цель политики состоит в достижении обществом "наибольшего счастья наибольшего числа

Шарль Монтескье

Шарль Монтескье

Иеремия Бентам

Иеремия Бентам

людей"[6]. Причем государство призвано удовлетворять разнообразные интересы личности, обеспечивать безопасность и пропитание людей, не вмешиваясь при этом в их личную жизнь. Лучше всего осуществлению этой задачи соответствует, по мнению Бентама, форма представительной демократии: народ выбирает на основе всеобщего и равного избирательного права своих представителей в однопалатный парламент; депутаты, не оправдавшие доверия избирателей, считал он, должны отзываться и привлекаться к юридической ответственности; кроме того, необходимо функционирование различных механизмов контроля за органами власти со стороны общества и т.д.

Мысли о политике

Свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане.

Ш.-Л. Монтескье

Война – это несчастье в увеличенном масштабе.

И. Бентам

Давление и насилие могут вызвать отвращение, но не в силах излечить его. Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: "Это мое!" – и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: "Остерегайтесь слушать этого обманщика: вы погибли, если забудете, что плоды земли – для всех, а сама она ничья!"

Ж.-Ж. Руссо

  • [1] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Избранные произведения: в 2 т. Т. 2. М., 1964. С. 203.
  • [2] Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М.: Паука, 1969. С. 160.
  • [3] Локк Дж. Соч.: в 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988. С. 334.
  • [4] Локк Дж. Соч.: в 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988. С. 346.
  • [5] Монтескье Ш.-Л. О духе законов // Антология мифов философии: в 4 т. Т. 2. М.: Мысль, 1970. С. 541.
  • [6] Бентам И. Принципы законодательства // Руководство по политической экономике. М., 1896. Вып. 5. С. 1.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >