Транзитология – новая концепция перехода к демократии: ее парадигмы

Конституирование новой научной дисциплины – транзитологии – было связано с осмыслением факторов, которые обусловили переход к демократии и позволяли сформулировать стратегию этого перехода. С. Ларсен считает, что существуют, по крайней мере, два противоположных направления, анализирующих пути перехода к демократии:

  • 1) стратегия исторических траекторий – долгий исторический путь – "историческая предопределенность" (Б. Мур-младший, П. Андерсон и С. Роккан);
  • 2) стратегия разрыва, соответствующая демократическому прорыву, – изменчивый путь, диктующий причину и следствие (Р. Даль, Д. Растоу, А. Стефан).

Задача транзитологов, изучающих пути развития общественного строя, заключается в том, чтобы выяснить, как конкретные события влияют на дальнейшее развитие политического режима. По мнению Роккана, результаты именно таких событий, как Реформация, Французская буржуазная революция, промышленная революция и Октябрьская революция 1917 г. в России, определили несколько путей развития политического строя в 1920-х гг. По теории Мура, политический строй складывается в зависимости от разнообразия взаимоотношений между правящими элитами. Основная идея теорий путей заключается в утверждении, что, приняв какое-либо решение, нельзя пойти на попятную и отменить сто, поскольку развитие начинает идти по заданному "пути" в зависимости от принятого решения.

Изучение процессов, произошедших в рамках "третьей волны демократизации", позволило сформулировать новые парадигмы, отражавшие процесс самоопределения транзитологии как самостоятельной дисциплины. Они сводятся к следующим антитезам.

1. Контекстуализм или универсализм: с одной стороны, стремление выявить особые закономерности становления демократии часто приводит к поиску каких-либо единых ключевых факторов (экономических, социальных, политических и т.д.), которые выступали бы в качестве объяснения причинных связей, с другой – ориентация на универсальные причины демократизации сопровождалась забвением исторического и культурного контекста, а значит, и особых механизмов и характеристик переходных процессов.

Знание универсальных причин оказывалось в существенной мере трудно применимым к анализу отдельных стран либо из-за чрезмерной абстракции, либо из-за вероятностного характера. В связи с этим некоторые исследователи (Д. Рюшмейер, Э. Стефане, Дж. Стефенс, Т. Карл, Ф. Шмиттер, К. Реммер и т.д.) отказались от универсализма в пользу поиска факторов, работающих в случаях политических демократий. Они отвергают допущение об однородности причинных структур демократизации. Используя одинаковые ключевые переменные, объясняющие процессы демократизации в Европе, Латинской Америке и т.д., они делают вывод, что сочетание причин и путей к демократии и диктатуре было различным в различных исторических контекстах и в различных регионах.

2. Глобализм или локализм. По мнению С. Хантингтона, факторы "третьей волны" демократизации подчеркивают большую значимость глобальных условий по сравнению с локальными. М. Кон в данной связи выделяет так называемый транснациональный вид сравнительного исследования, когда нация-государство изучается как компонент большой международной системы.

Л. Даймонд, Э. Джеймс, Д. Растоу наряду с внутренними факторами выделяют в качестве важных объясняющих переменных современной демократизации военное поражение, экономические санкции, международные спортивные события, многостороннее давление, конец холодной войны и усовершенствование коммуникационной технологии. Однако существует позиция, когда вновь проявившееся стремление к независимости национальных групп, как и дальнейшая глобализация политических процессов, рассматривается в качестве угрозы демократизации (Б. Барбер).

  • 3. Институционализм или инвайроментализм. В последнее время значительное внимание в компаративистике стали уделять внутренним (институциональным) факторам политической системы, так как политическая демократия зависит не только от экономики и социальных условий, но также и от композиции политических институтов (Дж. Марч и И. Ольсен). Институциональный подход позволяет выделять политические институты в качестве фундаментальных признаков политики и важнейших факторов стабильности и перемен в политической жизни, настаивает на более независимой роли в политике политических институтов. Поэтому идет ли процесс демократизации или нет, укрепляется ли демократия – зависит от структуры и характера действующих политических институтов и от институциональных реформ, которые должны носить всесторонний и перманентный характер. Появился интерес к определению роли формы правления в процессе демократической консолидации. X. Линц, А. Степан, А. Лейпхарт, А. Пшеворский и др. в основном склоняются в пользу парламентских форм.
  • 4. Самолегитимация или легитимация экономической эффективности. Традиционно легитимность политических режимов связывалась с их способностью решать экономические проблемы и на этой основе удовлетворять растущие притязания населения. Начиная с С. Липсета большинство исследователей рассматривали уровень распределяемости богатства общества в качестве важнейшего показателя эффективности системы. Однако в 1980-х гг. проблема легитимности переносится из социально-экономической сферы в идеологическую.
  • 5. Демократическая диффузия или демократическая эволюция. Традиционные исследования процессов демократизации, как правило, характеризовались эволюционным подходом, суть которого состояла в том, что для установления демократии в той или иной стране необходимы определенные условия, до которых общество должно дозреть. Тем самым отрицалась демократизация в доиндустриальном обществе при сохранении в нем традиционных социально-экономических, технологических и культурных форм. Однако опыт демократизации в мире, особенно на Востоке, показал, что демократические институты зачастую не просто мирно уживаются с традиционными структурами, но и проникают в такое общество, основываясь на его традициях. Культурная диффузия демократии становится более значимым процессом, чем эволюционная подготовка условий.

Революционные изменения, произошедшие во многих странах в 1990-е гг., диктуют необходимость рассмотрения национальных процессов в рамках общих политических теорий современности, а также формирования новых подходов в транзитологии. Центральной темой исследования стал анализ переходов к демократии в посткоммунистических странах, что создает прецедент движения не от традиционного общества или правого авторитарного режима, а от особой социалистической системы, которая по-своему частично успешно решала вопросы выхода на высокий уровень развития.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >