Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Политология

Проблемы консолидации демократии

В 1990-е гг. наступил новый этап развития транзитологии, в центре которого оказались, прежде всего, проблема постпереходного периода и факторы, влияющие на консолидацию новых демократий.

Институциональные гарантии консолидации демократии были рассмотрены Т. Карлом, Ф. Шмиттером, Г. О'Доннеллом. Анализируя опыт перехода в странах Восточной Европы и Латинской Америки, эти исследователи подчеркивают, что поскольку одни и те же формы перехода приводят к различным результатам, которые нельзя предсказать заранее и которые довольно разнообразны, то среди них может оказаться любая форма промежуточного режима, которая при определенных условиях может принять длительный характер существования. Одним из таких условий является быстрый переход при отсутствии или слабости значимых институциональных акторов. Однако остальные факторы успешной консолидации демократии, приводимые различными исследователями, в целом повторяют набор предпосылок демократизации, отвергнутых в свое время Д. Растоу, и между ними тоже не выявлены однозначные причинно-следственные связи.

Другим направлением дискуссий о консолидации демократии становится анализ стадий и индикаторов данного процесса, среди которых выделяют стабильность и устойчивость демократического развития (Р. Гантер). Это позволило выделить новую теоретическую субдисциплину – консолидологию, которая сейчас играет существенную роль в типологизации моделей трансформации и определении закономерностей ее этапов и фаз.

Можно выделить три наиболее значимых направления в исследовании проблем консолидации демократии в посткоммунистических странах:

  • 1) элитистское;
  • 2) институционалистское;
  • 3) анализ промежуточных и альтернативных форм постпереходных режимов.
  • 1. Представители элитистского направления (Д. Хигли, Р. Гантер, М. Бартон) выявляют влияние внутриэлитных взаимодействий на характер демократической консолидации, базируясь на элитистской концепции, разработанной Л. Филдом и Д. Хигли, связывающей стабильное демократическое правление с единством элит. Исследователи выделяют две формы элитной консолидации – "слияние элит" (Великобритания) и "сообщество элит" (Испания). Обозначенный подход критикуется в основном по двум положениям: данные модели неприменимы к анализу переходных процессов в странах Восточной Европы, в которых ключевую роль играли не элиты, а массы, и остается неясной природа стимула стремления элит к демократии.

Проанализировав новейший период в странах Восточной Европы, который начался с завершения перехода от социализма к либерализму, Д. Хигли и Я. Пакульский связали более или менее успешный итог перехода с результатом формирования "сообщества элит" и выделили три этапа межэлитных взаимодействий, характерных для данного региона:

  • 1) договорное сообщество, создающее консенсуальную элиту (Польша, Чехия, Венгрия);
  • 2) фрагментированные элиты (Болгария, Словакия);
  • 3) разделенные элиты (Румыния, Украина).

Россия была отнесена к особому типу межэлитных взаимодействий, в котором сочетаются характеристики разделенных и фрагментированных элит.

2. Институционалистский подход связан с анализом влияния на консолидацию демократии в "постпереходный" период различных аспектов институционального выбора, прежде всего формы правления и вида избирательной системы. Сторонники парламентской формы правления как наиболее оптимальной для молодых демократий (X. Линц, А. Валенсуэла, А. Степан) считают, что выбор президентской модели ведет к росту политической нестабильности, противостоянию между законодательными и исполнительными органами власти, возрастанию влияния ошибок в управлении на кризис в стране и т.д. Линц, в частности, отмечает, что ни в одной стране из числа получивших независимость после 1945 г. и выбравших президентское правление не удалось избежать крушения демократии, а выбор парламентской формы правления на начальном этапе демократизации позволяет согласовывать интересы различных акторов, что намного сокращает издержки переходного периода.

Данная трактовка вызвала существенные возражения среди исследователей. В частности, Дональд Горовиц отмечает, что в определенных регионах (особенно в странах Африки и Латинской Америки) именно президентские модели действуют наиболее эффективно, а функционирование парламентских форм ведет к дестабилиации и дезинтеграции. С. Липсет связывает эффективность функционирования тех или иных форм правления с особенностями политической культуры. По мнению исследователя, культурными факторами, связанными с особенностями предшествующего исторического развития, исключительно трудно манипулировать. Политические институты, в том числе избирательные системы и конституционное устройство, меняются с большей легкостью. Липсет отмечает, что большинство стабильных демократий находится среди более богатых стран с преобладанием протестантизма. Менее стабильные демократические режимы характерны для католических и более бедных стран. Мусульманские страны также могут рассматриваться как отдельная группа: почти все они были авторитарными, с монархическими или президентскими системами правления. Ислам, по мнению Липсета, затрудняет достижение политической демократии западного образца, поскольку он не признает разделения духовной и светской власти, однако, как и в христианстве, с течением времени учения и практическая деятельность могут меняться.

Также выделяется связь стабильности или нестабильности формы правления и избирательной системы (С. Мэйнуоринг, А. Лейпхарт и др.). В частности, Лейпхарт связывает тип избирательной системы с конституционной формой правления. Исследователь считает, что наиболее оптимальной является пропорциональная система, однако ее комбинирование с президентской формой правления снижает эффективность функционирования политического режима. В качестве других факторов, оказывающих влияние на институциональный дизайн, исследователями выделяются: характер принятия конституции (предпочтительнее на основе широкого консенсуса), информированность о реальном соотношении сил акторов – если оно неизвестно, то создастся эффективный баланс сдержек и противовесов, а если известно, то возможно соглашение сторон или силовое противостояние; если же известно при доминировании одной стороны, то институты создаются в пользу сильной стороны (А. Пшеворский) и т.д.

3. В последнее время широкое распространение в транзитологии получает анализ конечных результатов переходных процессов. Эго связано с необходимостью изучения, описания и классификации возникших между полюсами "авторитаризм" – "демократия" многообразных вариантов политических режимов, демонстрирующих разнообразные пропорции и формы сочетания элементов традиционных режимов.

Наиболее известная классификация промежуточных режимов принадлежит Ф. Шмиттеру (деление "гибридных режимов" на "диктабланды" – либерализация без демократизации и "демократуры" – демократизация без либерализации), который предложил рассматривать отдельно гибридные формы режимов и неконсолидированные демократии.

Г. О'Доннелл предложил концепцию "делегативной демократии". Этим термином исследователь обозначает переходные режимы, которые являются подлинно демократическими с точки зрения формальных процедур, но в них не наблюдается эволюции в направлении либеральной демократии.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы