Духовная сфера общества

Духовная сфера общества совпадает с духовной культурой[1], к ней относятся философия, религия, наука, искусство, право, мораль. Особенности политического и правового сознания рассмотрены в параграфе 5.3, о науке подробно будет говориться в гл. 7, прояснению особенностей философии как элемента духовной культуры посвящена гл. 1, религии – гл. 6. Здесь же подробно будет говориться об искусстве и морали и, соответственно, об эстетическом и нравственном сознании.

Мораль – исторически сложившаяся система норм и правил поведения, совокупность устоявшихся оценок, в которой выражаются общепринятые ценности и смыслы, способы различения добра и зла. Истоки нравственности следует искать в обычаях и традициях. Важно отметить, что мораль, в отличие от политики и права, не зафиксирована в законах, нравственные нормы – это неписанные законы, существующие как невидимая регулятивная сеть, мерой воздаяния за их соблюдение или нарушение становится одобрение или осуждение. Главная функция моралирегуляция поведения с помощью оценки. Возможность оценки опирается на способности человека различать добро и зло, именно поэтому проблема различения добра и зла является ключевым вопросом нравственности.

В нравственное сознание входят нравственные категории, нравственные чувства, нравственные идеалы. Нормы морали формируются в общении людей, а затем превращаются во внутренние убеждения, чувства и идеалы личности и определяют ее поведение и оценку этого поведения. В исторически изменяющихся формах нравственного сознания обнаруживается преемственность, некоторые нормы остаются общими для разных эпох и культур. Эту устойчивую совокупность нравственных норм называют общечеловеческими ценностями.

В философии существует и позиция морального релятивизма, утверждающего относительность всех без исключения нравственных норм. Моральный релятивизм отражает некоторые объективные процессы, происходящие в обществе. Например, экономические, политические, социальные и культурные катаклизмы, сопровождающиеся изменением основных мировоззренческих ориентиров, провоцируют изменение нравственных норм, но такие правила, как не убивай, не причиняй страданий другим, будь справедлив, остаются неизменными.

Внутренним камертоном нравственного сознания является совесть – субъективное переживание соответствия или несоответствия своего поведения нравственным ценностям. Иммануил Кант считал, что совесть – это внутреннее сознание долга, поэтому только поведение, сообразное с долгом, можно назвать моральным. Такую этику долга называют ригоризмом. Кант утверждал, что если человек внешне действует в соответствии с общепринятыми нормами, но при этом извлекает пользу или испытывает удовольствие, то его поведение нельзя считать моральным.

Другой немецкий философ Мартин Хайдеггер называет совесть призывом заботы. Совесть возвращает человека из состояния заброшенности и потерянности в состояние "бытия вместе с другими", которое делает возможным свободное развитие человека.

Внешним выражением нравственного сознания является общественное мнение. В современных демократических системах общественное мнение становится важнейшим фактором политический и социальной жизни, но при этом не исключены манипулирование им и использование в угоду частным интересам.

Если нравственное сознание формируется вокруг понятия "добро", то эстетическое сознание – вокруг понятия "красота". По мысли античных философов, красота – самое адекватное выражение бытия, атрибут космоса и одновременно синоним разума, потому что устроенный по законам разума мир не может быть некрасивым. Разум человека является выражением его внутренней красоты, а внешняя физическая красота – результат разумных усилий и работы со своим телом. Средневековая философия отвергла ценность внешней красоты и сосредоточилась на понятии красоты внутренней. Внутренняя красота является следствием праведной жизни. Ортодоксальное христианство, особенно в период восхождения и утверждения, запрещало театр и живопись, как выражение внешней физической красоты, ведь это противоречило аскетической морали и праведному образу жизни.

Реабилитация эстетического начала произошла в философии Возрождения, которая обратилась к античным идеалам. Именно в эпоху Возрождения эстетика выделяется в особый раздел философского знания. В отличие от античных философов мыслители Ренессанса местом пребывания красоты называли не мир сам по себе или природу, а искусство, как результат творческой деятельности человека. По их мнению, искусство – высшая реальность, находящаяся вне познания и морали, незамутненный мир духа, в котором находит адекватное выражение жажда творчества. Именно искусство позволяет человеку выразить свою сущность, и поэтому в искусстве следует эту сущность искать.

В философии Возрождения красота превратилась в самоцель, истина и добро отодвинулись на второй план. В более поздней философии такой позиции придерживались немецкие романтики, Артур Шопенгауэр и Фридрих Ницше. Однако и концепции, в которых утверждается неразрывная связь красоты и добра, эстетического и нравственного начал, всегда существовали в философии. Например, в русской философии XIX в. утверждалось, что искусство – это прежде всего средство воспитания и морального воздействия, очищенное от нравственных смыслов, оно теряет свои свойства и ценность.

В немецкой классической философии развернутую эстетическую концепцию предложил Иммануил Кант. Его система критической философии была закончена, когда между миром природы и миром свободы он обнаружил мир красоты. Кант пришел к мысли о необходимости преодолеть дуализм науки и нравственности через обращение к художественным способностям человека. Рассудок задает правила в сфере познания, разум – в сфере поведения и нравственности, а способность эстетической оценки – в сфере красоты. Эстетическое имеет две ипостаси: прекрасное, обращенное к знанию, и возвышенное, обращенное к морали. Прекрасное связано с четкой формой, возвышенное можно обнаружить и в бесформенном объекте; прекрасное привлекает, возвышенное привлекает и отталкивает одновременно; прекрасное само по себе есть предмет удовольствия, а получить наслаждение от возвышенного без интеллектуального усилия невозможно. Суждение о возвышенном, по мнению Канта, требует культуры в большей степени, чем суждение о прекрасном. Условия для наслаждения возвышенным создает моральный закон, который есть в душе каждого человека. Кант, таким образом, связывает эстетическое и этическое, но в отличие от русских философов, он не подчиняет эстетическое начало этическому, а красоту добру.

Эстетическое сознание концентрированно выражается в искусстве, но оно может проявляться и в других сферах человеческой деятельности. Например, гносеологический принцип красоты является одним из регуляторов в научном и философском знании, эстетическое сознание выражается в религии и в мифологии[2], существует эстетическое переживание явлений природы или событий обыденной жизни. Однако только в искусстве эстетическое сознание из случайного и фрагментарного превращается в основную цель. Красота в искусстве – это и содержание, и способ, и цель деятельности. В искусстве человек творит новую, художественную, действительность, которая, с одной стороны, более или менее правдоподобно отражает реальность, но с другой – является продуктом вымысла и фантазии.

Художественная реальность неисчерпаема, именно поэтому одно и то же произведение искусства может быть понято и истолковано по-разному. Содержание искусства не поддается выражению в рациональных понятиях и суждениях и является предметом эстетического переживания.

Искусство наряду с философией выполняет синтезирующую функцию в культуре, является сокровищницей образов и символов, в которых выражаются значимые для человека ценности и смыслы. Кроме того, оно быстрее и нагляднее, чем философия и наука, выражает болезни и несообразности человеческой жизни и потому может оказывать мощное мобилизующее воздействие.

  • [1] См. параграф 1.1.
  • [2] См. соответственно параграф 7.8, гл. 6, а также параграф 2.1.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >