Линейные и циклические концепции истории. Общественный прогресс

Проблема прогресса – одна из самых сложных в философии, на протяжении многих веков она привлекает внимание человеческой мысли. Прогресс – это развитие, которое сопровождается повышением уровня организации объекта или системы, переход от менее совершенного к более совершенному, от низшего к высшему. Противоположное прогрессу понятие регресс – развитие, сопровождающиеся понижением уровня организации объекта или системы, переход от более совершенного к менее совершенному, от высшего к низшему.

Философские интерпретации идеи прогресса в значительной степени связаны с теми ценностями, на которые опираются философы, поэтому в истории философии обнаруживаются прямо противоположные мнения относительно содержания, характера и условий прогресса.

Идея прогресса появилась еще в античной философии. Греки говорили о возможности прогресса в интеллектуальной сфере и связывали его с увеличением знаний. Интеллектуальный прогресс должен был с неизбежностью сопровождаться прогрессом нравственным, поскольку в античном мировоззрении знание блага гарантирует следование ему. В то же время в Античности появились концепции, отрицающие прогресс в обществе. Так, например, историк Гесиод представлял историю, как движение по нисходящей. Золотой век, где царствовали благочестие и высокая мораль, но его мнению, увы, остался позади. Затем наступил серебряный век, в котором началось падение морали и благочестия. Сейчас время железного века – время полного развала нравственности. В античной философии не было идеи линейного развития общества, для греческих философов время космоса циклично, поэтому прогрессивное или регрессивное развитие истории мыслилось в решках замкнутого космического цикла, который должен был неизбежно смениться новым, а история должна была начаться вновь.

Идея линейного развития истории впервые ясно выражена в средневековой философии. Согласно христианскому мировоззрению, история представляет собой линию, начало которой – грехопадение первых людей, а конец – второе пришествие Христа, Страшный суд и наступление Царства Божьего на Земле[1]. Идея прогресса во всей последующей западноевропейской философии основывается на христианском представлении о линейности исторического процесса.

Просвещение утверждало веру в прогресс сродни вере в Бога. Большинство философов этого времени позитивно оценивали прогресс и связывали его с развитием разума. В мировоззрении просветителей, так же как и в средневековом взгляде на историю, развитие общества имеет свой венец, только теперь это не Царство Божие, а царство Разума. Достижение Царства Божьего возможно благодаря праведной жизни, а царство Разума создается людьми с помощью просвещения.

Философия конца XIX в. критикует идеи просветителей, в том числе и идею прогресса. Все большее число философов склоняется к мысли об иллюзорности прогресса и бессмысленности этой идеи. Критика прогресса имеет под собой основания. В XVIII–XIX вв. в прогрессе техники и науки видели единственный путь к лучшему будущему. Но прогрессистские иллюзии быстро рассеялись, разочарование в прогрессе связано в первую очередь с разочарованием в возможностях науки и техники, с помощью которых не удалось решить гуманитарные проблемы человечества[2].

Разочарование в прогрессе подтолкнуло философов на создание нелинейных концепций общественного развития. Так, в конце XIX в. Фридрих Ницше настаивал на ложности самой идеи прогресса, утверждая, что прогресс – иллюзия, заблуждение разума, что история не может развиваться линейно, поскольку ее цель – не в конце, а в наилучших, самых совершенных образцах. По мнению Ницше, неверно считать, что последующие этапы культуры более ценны, чем предыдущие, и в мире культуры и духовных ценностей нет прогресса, этот мир завершен в каждый момент времени. Для объяснения того, как происходит история, Ницше предложил идею вечного возвращения.

Освальд Шпенглер также отрицает понятие исторического прогресса и предлагает циклическую концепцию истории. Идею исторической закономерности он заменяет идеей судьбы, а идею прогресса – идеей круговорота. История не развивается линейно, она представляет собой ряд независимых, неповторимых и замкнутых культур. Каждая культураорганизм, имеющий индивидуальную судьбу и душу, переживающий периоды возникновения, расцвета и умирания. Душа культуры выражается в символах, благодаря которым эту культуру можно постичь. Например, античную культуру Шпенглер называет культурой Аполлона, главная идея этой культуры – форма, уравновешенность, гармония, а главный символ – статуя. Западноевропейскую культуру Шпенглер называет культурой Фауста, ее главная идея – бесконечность, главная архитектурная форма – готический собор, а главное научное достижение – математика. Все эти идеи, образы и формы выражают душу западного человека и суть фаустовской культуры. По мнению Шпенглера, в истории существовало восемь независимых культур'. арабская, майи, вавилонская, индийская, египетская, античная, китайская, западноевропейская. Все они равноценны, ни одну из культур невозможно предпочесть другой.

Арнольд Тойнби в своей концепции исторического круговорота выделяет уже не восемь, а 21 культурно-историческую единицу. В современности, по его мнению, сосуществуют индийская, китайская, исламская, русская и западная цивилизации. Каждая цивилизация представляет собой целостную систему, все элементы которой связаны между собой. Цивилизация проходит этапы возникновения, надлома, разложения и гибели, а затем сменяется другой. Та же судьба ждет и все современные цивилизации. По мнению Тойнби, цивилизация – это вызов, брошенный божественным разумом разным народам, конкретный ответ на эти вызовы и определяет содержание исторического процесса.

Несмотря на критику идеи прогресса, в современной философии сохраняются теории, приверженные ей. Например, Карл Ясперс придерживался линейной концепции истории, которая развивается прогрессивно. Ясперс акцентировал единство человечества и следующую из этого общность исторического пути. Главным историческим вопросом является вопрос о том, возможна ли единая для всех народов вера. Такой объединяющей верой, по мнению немецкого философа, должна стать философская вера. Философская вера отличается от религиозной[3]. Если религия объявляет веру откровением, то в философии вера существует в союзе со знанием, представляя собой особый акт воли. Философская вера нс может стать догмой, поскольку является осознанием бытия и его истоков, стремится понять саму себя. Именно философская вера, по мысли Карла Ясперса, может объединить человечество. Каждая историческая эпоха уникальна, но в разных культурах возможно формирование близких по духу ситуаций, которые становятся предпосылками сходных исторических процессов. Как полагает Ясперс, примерно в 800-х гг. до н.э. одновременно в Индии, Китае, Греции и Персии формируются духовные движения, определившие облик современного человечества. В это время возникает философия, а вместе с ней и феномен философской веры. Этот исторический момент Ясперс называет "осевой эпохой". После нее история человечества обретает единство, а локальные культуры вливаются в единый исторический процесс.

В концепциях, отстаивающих прогрессивный характер истории, одной из главных является тема критериев прогресса. Одно и то же общество в зависимости от выбранного критерия может рассматриваться как прогрессивное или как регрессивное. Жан Жак Руссо выдвинул тезис о том, что прогресс наук и искусств приносит непоправимый вред человеку, разрушает гармонию и целостность его природного существования, тем самым французский просветитель подчеркнул противоречивый характер прогресса. Обществосложная система, поэтому для определения прогрессивности или регрессивности общественного развития используется комплексный критерий. Каждая из общественных подсистем требует собственного критерия. Так, в экономической сфере применяется критерий уровня развития производительных сил, в политической – степень свободы личности, в социальной – уровень гармонизации отношений человека и общества, степень согласованности их интересов, в духовной – возможности самореализации человека, степень духовности и гуманистичности общества. Но ни один из этих критериев не является достаточным, а прогресс в одних общественных подсистемах не приводит автоматически к прогрессу в других.

  • [1] См. параграф 6.5.
  • [2] См. параграфы 7.7 и 7.9.
  • [3] См. параграф 6.2.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >