Структура научного знания

В современной философии научное знание рассматривается как целостная система, имеющая несколько уровней: эмпирический, теоретический и метатеоретический. Уровни научного знания выделяются в зависимости:

  • – от предмета исследования;
  • – характера и типа получаемого знания;
  • – метода и способа познания;
  • – соотношения чувственного и рационального познания.

Так, на эмпирическом уровне познание заключается в описании явлений, на теоретическом уровне главной задачей становится объяснение, т.е. раскрытие причин и сущностных связей явлений. Основной формой знания на эмпирическом уровне является научный факт и совокупность эмпирических обобщений, которые выражаются в научных высказываниях. На теоретическом уровне знание фиксируется в виде законов, принципов и теорий. Основными методами эмпирического уровня исследования являются наблюдение и эксперимент; основными методами теоретического уровня – анализ, синтез, дедукция, индукция, аналогия, сравнение, моделирование, идеализация и т.п.[1] В эмпирическом познании основную роль выполняет чувственная познавательная способность, в теоретическом – рациональная[2].

Но при всех различиях между эмпирическим и теоретическим уровнями познания не существует непреодолимой границы, с одной стороны, теоретическое познание опирается на сведения, полученные в ходе экспериментов, а с другой стороны, эмпирическое познание всегда теоретически нагружено. Одни и те же факты можно по-разному обобщать и объяснять, исходя из разных теорий, так и происходит в научном исследовании. Таким образом, ход эмпирического исследования и даже в некоторой степени его результаты предопределены задачей, которую поставил перед собой ученый, и принятой им теорией. Карл Поппер утверждает: "Даже наш опыт, получаемый из экспериментов и наблюдений, не состоит из “данных”, скорее он состоит из сплетения догадок-предположений, ожиданий, гипотез и т.п., с которыми связаны принятые нами традиционные научные и ненаучные знания и предрассудки. Такого явления, как чистый опыт, полученный в результате эксперимента и наблюдения, просто не существует. Нет опыта, не содержащего соответствующих ожиданий и теорий". Альберт Эйнштейн выразил ту же идею иначе, он подчеркнул, что ответ природы на задаваемый ей вопрос будет выражен на том же теоретическом языке, на котором был задан сам вопрос.

В поисках критерия научного знания философы пришли к выводу, что кроме эмпирического и теоретического уровней, в научном знании следует выделять и метатеоретический уровень, или парадигмальное знание. Теоретический уровень организации научного знания является более низким по сравнению с метатеоретическим. Научные теории создаются в рамках определенной парадигмы, зависят от стандартов и норм, которые она задает, именно поэтому их невозможно сравнить друг с другом.

Позже Томас Кун, предложивший понятие парадигмы, заменил его понятием дисциплинарной матрицы. Дисциплинарные матрицы принуждают ученого к определенному типу мышления и поведения и диктуют тот тип научности, который господствует в данную эпоху. В состав дисциплинарной матрицы входят:

  • • общепринятые символические обобщения;
  • • философские представления;
  • • ценности;
  • • образцы или признанные примеры.

Близкое по смыслу понятие предлагает Имре Лакатос. Основной структурной единицей науки он считает научно- исследовательскую программу. В состав научно-исследовательской программы входят:

  • жесткое ядро – совокупность норм и принципов, определяющих стиль научного мышления, принятое знание, которое рассматривается как неопровержимое;
  • защитный пояс, состоящий из позитивной и негативной эвристики. Позитивная эвристика – рекомендации предпочтительных путей исследования, негативная – рекомендации относительно того, чего следует избегать в научных исследованиях.

Защитный пояс предохраняет жесткое ядро научно- исследовательской программы от изменений, а сам при этом изменяется благодаря верификации и фальсификации. Положения и принципы, составляющее жесткое ядро, также со временем опровергаются, но это происходит значительно медленнее, чем опровергаются научные теории. Для изменения жесткого ядра только фальсификации и верификации недостаточно, научное сообщество должно засомневаться в истинности этих утверждений, более того, должна уже частично сформироваться новая научно-исследовательская программа.

Итак, метатеоретическое знание ничего не объясняет, но служит предпосылкой объяснений, задаст его стандарты и нормы. Метатеоретический уровень научного знания выполняет нормативную функцию, предопределяет теоретические выводы и влияет на эмпирические исследования. Знание на метатеоретическом уровне выражается в виде принципов, утверждающих нечто о самой научной теории, о том, какой она должна быть.

Российский философ Вячеслав Семенович Степин выделяет следующие элементы метатеорстического уровня науки:

  • стиль мышления – идеалы и нормы научного исследования;
  • картина мира – общие представления о мире, которые становятся программой эмпирического и теоретического исследования;
  • философские идеи и принципы, обосновывающие нормы научного знания, они обеспечивают согласованность научных результатов с господствующим мировоззрением.

На метатеоретическом уровне наука "встречается" с философией, философские идеи и принципы играют определяющую роль в формировании исторически изменчивых стандартов и критериев научного знания и рациональности[3].

  • [1] См. параграф 7.4.
  • [2] См. параграф 4.5.
  • [3] См. параграф 7.9.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >