Естествознание и гуманитарные науки

Во второй половине XIX в. в европейской культуре быстро развивается гуманитарное знание, которое по своему содержанию (предмету, методу, формам существования) конфликтует с классическим образом науки, сложившимся благодаря естествознанию[1]. К естествознанию относятся физика, химия, астрономия, биология, к гуманитарным наукам – филология, история, психология, социология, культурология и др. Вместе с выходом на сцену этих дисциплин в философии появляется новая проблема, связанная с обоснованием этого класса наук. Все гуманитарные науки философия объединяет под именем "науки о духе" или "науки о культуре".

Впервые размышление о различии паук о природе – естествознания, и наук о духе – гуманитарного и социального знания, появилось у неокантианцев Баденской школы и в философии жизни немецкого философа Вильгельма Дильтея. Вскоре термины "науки о природе" и "науки о духе" стали общепринятыми, а идея различия естественно-научного и гуманитарного знания прочно утвердилась в философии. В XX в. сложились три основные позиции по вопросу соотношения гуманитарного и социального познания, с одной стороны, и естествознания – с другой.

Первая. Науки о природе и науки о духе различаются по предмету и методу, но обе сферы исследования носят научный характер. Такого подхода придерживаются философия жизни, экзистенциализм, герменевтика[2].

Вторая. Гуманитарное и социальное знание – неразвитая наука, имеющая собственный предмет, но использующая привычные методы естествознания. Науки о духе, таким образом, должны подгоняться под образец наук о природе. Этот подход характерен для позитивизма[3].

Третья. Гуманитарное и социальное знание ненаучно, поскольку в науках о духе содержатся высказывания, которые не могут быть проверены с помощью опыта. Науки о духе, таким образом, попадают в одну категорию с религией, мифологией и не позитивной философией. Такая точка зрения проводится неопозитивизмом[4].

Самым взвешенным и адекватным является первый подход, согласно которому гуманитарное и социальное знание – развитая наука со своим специфическим предметом и методом. Предметом наук о духе выступают человек и культура, методом гуманитарных наук является понимание.

Обычно понимание противопоставляется объяснению, утверждается, что понимание используется только в гуманитарных науках, а объяснение – только в естествознании. По это преувеличение и неточность. Объяснение и понимание используются как в естествознании, так и в гуманитарных науках, это основные процедуры научной деятельности, но роль объяснения и понимания в гуманитарном познании и естествознании различаются. В естествознании преобладает объяснение и лишь небольшая часть отводится пониманию, а в гуманитарных науках, наоборот, ведущая партия за пониманием.

Объяснение – выявление сущности изучаемого объекта или явления и подведение частного случая под общий закон. Понимание – постижение смысла происходящего, в котором рациональное познание и нерациональное переживание объединены в одно целое. Понимание возможно там, где есть смысл, оно стремится сохранить уникальное в изучаемом объекте, постичь объект как целостность. Как писал немецкий философ Вильгельм Дильтей, в гуманитарно-научном методе переживание и логическое мышление взаимодействуют постоянно. Постижение культуры и человека нс может быть простым отображением фактов, оно предполагает раскрытие того, что стоит за фактами, т.е. смыслов. Поэтому в понимании важна интуиция, но было бы ошибкой превращать понимание в иррациональный процесс. Наука, независимо от того, является ли она естественной или гуманитарной, не может опираться на иррациональные методы, поэтому задача философии – построить такую концепцию понимания, которая позволяла бы гуманитарным наукам сохранить свой истинно научный статус.

Проблема понимания стала центром одного из направлений современной философии – герменевтики[2]. Герменевтика появилась еще в Античности, но тогда она выполняла роль всего лишь методики интерпретации текстов. В XIX в. герменевтика превратилась в общенаучный метод, и только в XX в. благодаря усилиям философов Фридриха Шлейермахера, Вильгельма Дильтея, а вслед за ними Мартина Хайдеггера, Ганса Гадамера и Поля Рикёра стала философской теорией.

Первые ясные определения, что же такое понимание, появились в общей универсальной герменевтике Фридриха Шлейермахера. Этот немецкий философ считал, что понимание заключается в постижении индивидуальности говорящего человека через сказанное им. Шлейермахер выделил в понимании объективный и субъективный моменты. Объективное понимание – это понимание текста или речи как факта языка, понимание того, "что" говорится. Субъективное понимание – понимание текста или речи как факта мышления, т.е. выяснение того, "как" говорит и думает человек, постижение его личности.

Чуть позже Вильгельм Дильтей определил понимание как вживание во внутренний мир автора текста, т.е. превратил понимание в индивидуальный и неповторимый процесс. Но против такой трактовки понимания выступил русский философ Густав Густавович Шпет. По его мнению, понимание – это рациональная интеллектуальная деятельность, раскрывающая смысл событий и явлений, при этом понимаются знаки, имеющие объективный смысл, а не индивидуальность человека, который произносит или пишет эти знаки.

В XX в. понимание превратилось в одну из главных философских категорий. Мартин Хайдеггер считал понимание способом бытия человека в мире, смысл жизни, по его мнению, заключается в смысле понятого. Хайдеггер утверждал, что если человек смог постичь смысл подлинного бытия, то он обрел смысл существования.

Другой философ XX в. Поль Рикёр считал, что понимание – это особый этап в познании, когда человек "присваивает" себе смысл, т.е. превращает его в часть своего культурного и интеллектуального космоса.

Ганс Гадамер утверждал, что понимание заключается в том, чтобы выявить смыслы, которые заложил в текст его автор, и интерпретировать эти смыслы в новом современном контексте.

Как видно, в герменевтике нет единого определения понимания. Но, несмотря на разноречивость определений, в герменевтике сформулированы несколько основных принципов, которые позволяют наполнить абстрактную категорию "понимание" конкретным смыслом и использовать понимание в качестве метода гуманитарных наук. Во-первых, любое понимание – это диалог между интерпретатором и автором текста, любой текст – это "застывшая" речь, которую ученый должен "услышать" и понять. Во-вторых, понимание происходит "но кругу" – от частей к целому и вновь от целого к более точному и адекватному пониманию частей. В-третьих, прежде чем приступить к работе с текстом, у исследователя уже существует некоторое предварительное знание о нем, это предварительное знание опирается на нерациональные и не вполне осознаваемые "предзнания" и "предсуждения". Предварительное понимание, или "предпонимание", определяется традицией, образованием, личным опытом человека, оно необходимо в качестве основы для рационального понимания.

Подведем итоги. Специфика гуманитарных наук заключается в том, что из гуманитарной науки невозможно "устранить" человека, ведь именно человек и результаты его творчества, познания и деятельности являются предметом наук о духе, человек в гуманитарных науках одновременно и исследователь, и предмет исследования. В гуманитарных науках в качестве метода используется понимание, в отличие от объяснения в естествознании. Гуманитарное знание – это диалог интерпретатора со своими предшественниками, ведь в гуманитарных науках ученый часто работает с текстами, историческими документами, которые написаны другими людьми. Из гуманитарных наук невозможно устранить ценности и оценки, порой именно они определяют, к каким выводам придет исследователь. Но при всех этих особенностях гуманитарное знание остается знанием рациональным, иначе оно потеряло бы статус науки. Верно также и то, что под влиянием наук о духе меняются представления о научной рациональности[6].

В 60–70-е гг. XX в. английский историк и писатель Чарльз Сноу сформулировал альтернативу двух культур: естественно-научной и гуманитарной. Сноу заявил, что в современной постиндустриальной цивилизации существует две культуры, которые конфликтуют, и взаимопонимание между представителями этих культур невозможно. Пропасть между "физиками" и "лириками", по его мнению, все время увеличивается. Но время показало, что Сноу ошибался. Особенностью нынешнего этапа развития науки является тесная взаимосвязь и взаимодействие между естествознанием и гуманитарными науками. Некоторые философы утверждают, что науки о природе и науки о духе со временем объединятся. Действительно, новые представления о рациональном создают почву для диалога между "физиками" и "лириками". Новые возможности открываются и с созданием кибернетики и синергетики, в которых результаты гуманитарного и естественно-научного познания тесно переплетаются друг с другом[7].

  • [1] См. параграфы 3.2, 3.3 и 3.4.
  • [2] См. параграф 2.8.
  • [3] См. параграф 2.6.
  • [4] См. параграфы 2.8, 7.3.
  • [5] См. параграф 2.8.
  • [6] См. параграф 7.9.
  • [7] См. параграфы 7.6 и 7.7.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >