Право собственности и исключительные права на объекты информационных ресурсов

Наличие у того или иного субъекта документированной и иной информации является предпосылкой для установления порядка реализации его права на этот ресурс и ответственности данного субъекта и всех, кто заинтересован в этом ресурсе, за нарушение установленных правил его использования. В связи с этим важно правильно применить институты собственности и институты интеллектуальной собственности относительно прав субъектов на объекты данного ресурса. Однако законодатель и в настоящее время, как уже было отмечено в главе об институтах информационного права, не занял оптимальной позиции по этому вопросу. При характеристике правового статуса субъектов информационного права рассмотрен вопрос о статусе обладателя информации в соответствии с действующим Законом об информации. Напомним, что ст. 6 этого Закона характеризует права обладателя безотносительно к тому, какие права он реализует: право собственности на информационный объект или исключительные права относительно объекта авторского происхождения. Часть четвертая ГК РФ как бы узурпировала все проблемы прав субъектов, создающих программный продукт информационных технологий, в институте интеллектуальной собственности. И это подтверждается тем, что из ст. 128 ГК РФ "информация", как самостоятельный объект гражданских прав, исключена.

Тем не менее в ч. 2 ст. 6 Закона об информации указано, что "от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования правомочия обладателя информации осуществляются соответственно государственными органами и органами местного самоуправления в пределах их полномочий, установленных соответствующими нормативными правовыми актами".

Из этой формулировки не вытекает, в какой форме субъект реализует свои полномочия обладателя: в форме субъекта права собственности или исключительных прав. Вместе с тем в ч. 5 ст. 11 Закона об информации установлено: "Право собственности и иные вещные права на материальные носители, содержащие документированную информацию, устанавливаются гражданским законодательством" (курсив наш. – И. Б.). Этой формулировкой носитель отделен от содержания – информации, что нарушает единую природу документа.

И все же отношения по поводу права собственности на информационные ресурсы регулируются Конституцией РФ и гражданским законодательством РФ. Информационные ресурсы, являющиеся собственностью государства, находятся в ведении Российской Федерации, субъектов РФ и соответствующих органов государственной власти. Пункт "и" ст. 71 Конституции РФ устанавливает, что в ведении Российской Федерации находятся федеральная информация и средства связи. Статья 72 Конституции РФ, предусматривая разграничение государственной собственности между Российской Федерацией и ее субъектами, распространяется и па объекты информационных ресурсов, находящиеся в их совместном ведении. Но из действующего Закона об информации исчезла норма, согласно которой информационные ресурсы, являясь элементом имущества различных субъектов, могут быть товаром и, следовательно, объектом рыночных отношений.

Закон предусматривает и ряд норм административноправового характера. Они касаются соблюдения правил представления обязательного экземпляра документа; обязанностей органов государственной власти по сбору информации по целевому признаку; обязанностей организаций, которые ответственны за сбор информации, представляемой в обязательном порядке, организаций, осуществляющих специализированное хранение и обработку информации на основе договора, в частности обязательности лицензирования этой деятельности.

Можно ли сказать, что институт собственности в таком объеме решает все проблемы информационных ресурсов и прав их владельцев (собственников)? Ответ будет отрицательный. Это объясняется специфической природой информации и материализованных объектов, в которых она аккумулируется. ГК РФ до внесения в него изменений не ответил на вопрос о том, в каком объеме институт вещной собственности может быть применен к информационным объектам в составе информационных ресурсов как к самостоятельным объектам прав. Дело в том, что право пока не располагает иными институтами, кроме института вещной собственности и института собственности интеллектуальной, реализуемой через систему авторского права и смежных прав и систему патентного законодательства. Информация и информационные ресурсы, интегрирующие конкретные информационные объекты, обладают признаками объектов как вещного, так и интеллектуального свойства. Сложность состоит в том, что весьма не просто разделить сферы влияния этих институтов на информационные объекты и связанные с ними права субъектов.

Информационный ресурс, выраженный документом, представляет собой материальный объект и одновременно является результатом интеллектуальной деятельности. И если форма этого документа (рукописи) будет соответствовать требованиям произведения, то это уже объект авторского права. Это же случается и с массивом, пакетом документов, обеспечивающих право автора на патент при создании, например, изобретения. Результат охраняется как основание для получения патента в комплекте документов. А последние представляют массив информации. Такая двойственная природа информационного продукта создает некоторую сложность в определении прав обладателя информационного продукта, оценки этого продукта, форм его включения в рынок и другие виды обмена.

Представляется, что в этой ситуации есть и преимущества для автора или собственника такого информационного продукта (ресурса). При соответствующих обстоятельствах этот субъект может защитить свои права и механизмами вещного права, и механизмами исключительных прав. Потеря рукописи, например машинисткой или редакцией, вызовет механизмы вещного права. А издание или иная форма обнародования рукописи без согласия автора или под чужим именем могут быть квалифицированы как нарушение авторского права. Расширение сферы правовой защиты и регулирования отношений создателя информации и работодателя, финансирующего работу в информационной сфере, может быть истолковано в пользу создателей информации. Одновременно возникают и вопросы об усилении ответственности работодателя перед исполнителями и создателями интеллектуального информационного продукта и его обязательствах перед государством по линии размещения, хранения, использования этого продукта как в интересах государства, так и в интересах его создателя.

На уровне отдельной организации при определении режима информационного ресурса в рамках научно-технической продукции будут действовать нормы авторского права для урегулирования отношений исполнителей и администрации, нормы административного и гражданского права при оформлении всего комплекса информации как результата научно-технической и иной деятельности организации по осуществлению своей уставной деятельности за определенный период. Здесь оформление и сдача документации за год в архивы, в Геологический фонд РФ. Информация этого фонда является федеральной собственностью и открыта для всех пользователей, кроме информации, которая отнесена к категории ограниченного доступа.

Проблема взаимопроникновения и тесного переплетения института собственности и исключительных прав субъектов интеллектуальной деятельности в связи с развитием информатизации и созданием Интернета приобрела глобальный характер. В настоящее время почти все национальные системы законодательства озабочены тем, чтобы привести нормативную основу регулирования использования информационных ресурсов в глобальном информационном пространстве в соответствие с новыми обстоятельствами и найти оптимальный вариант регулирования режима информационного ресурса при сохранении тех институтов права, которые уже сложились. Речь идет о сочетании механизмов этих правовых институтов для такого нового и сложного объекта, которым является информация. Некоторые исследователи считают, что для информационных ресурсов требуется самостоятельная система регулирования прав и отношений. И с этим можно согласиться.

В плане рассматриваемого вопроса важно иметь в виду связь категорий "ведение" и "собственность" в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления. В теории и даже формально юридически кажется понятным разделение права собственности различных субъектов на основе учета их сфер ведения и бюджетных вкладов в создание и использование определенных объектов информации и информатизации. На практике же возникает немало проблем в процессе проведения границ между федеральной собственностью на информационные ресурсы и собственностью субъектов РФ, а также между собственностью субъектов РФ и органами местного самоуправления, представляющими интерес и компетенцию субъектов местного самоуправления. Это происходит в связи с тем, что нет четкого и однозначного критерия разграничения прав собственности на информационные объекты (базы данных, информационные системы) и существуют сложности при разграничении функций и полномочий, государственных услуг между федеральными органами исполнительной власти и государственными органами субъектов РФ. Это же касается и разграничения полномочий и ответственности по тем же параметрам между органами субъектов РФ и органами муниципального уровня. Специфика информационных ресурсов при этом не учитывается в полной мере. Даже в федеральном бюджете РФ позиция "Информатика" выделена одной строкой без разворота на виды расходов. Еще одна строка "Информационные технологии и связь" также не получает раскрытия[1]. В тех случаях, когда предметы ведения того и другого уровня достаточно подвижны и определяются в договорном порядке, возникают вопросы по распределению доходов от оказания государственных информационных услуг, таких как предоставление сведений из реестров и иных формируемых органами власти сводных документов. Это влечет и необходимость заключать соглашения об обмене и совместном использовании определенных массивов информационных ресурсов. Наилучшим выходом из этого может быть регулирование более стабильного, единого порядка на основе закона об информационном обеспечении деятельности органов государственной власти и местного самоуправления или о правовом режиме служебной и деловой информации в процессе информационного взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления разных уровней.

Имеется почти десятилетний опыт организации корпоративных систем электронного документооборота для органов государственной власти Администрации Санкт-Петербурга и Правительства Ленинградской области. В этой системе насчитывается более 500 тыс. документов, которые организованы в автоматизированные системы Консорциума "Кодеке". Но это пока не снимает проблемы оборота бумажных документов, которые в той же Ленинградской области, по словам бывшего ее губернатора, составляют за год десятки километров бумажной административной продукции. Признак корпоративности возникает и в процессе обязательного представления документированной информации в депозитарии ее сбора и хранения как государственного информационного ресурса. В ст. 14 Закона об информации, посвященной информационным системам, определено, что государственные информационные системы создаются и эксплуатируются на основе статистической и иной документированной информации, предоставляемой гражданами (физическими лицами), организациями и государственными органами, органами местного самоуправления. Перечни видов информации, предоставляемой в обязательном порядке, устанавливаются федеральными законами, условия ее предоставления – Правительством РФ или соответствующими государственными органами, если иное не предусмотрено федеральными законами. В ч. 7 этой статьи содержится важная норма: "Не допускается эксплуатация государственной информационной системы без надлежащего оформления прав на использование ее компонентов, являющихся объектами интеллектуальной собственности". Еще раз напомним, что согласно ч. 9 этой статьи "информация, содержащаяся в государственных информационных системах, а также иные, имеющиеся в распоряжении государственных органов сведения и документы, являются государственными информационными ресурсами". Весь набор этих норм все же не отвечает на вопросы:

  • 1. Остается ли гражданин собственником представляемой в орган государственной власти информации?
  • 2. Каков статус органа местного самоуправления относительно собранной и обработанной им информации, которую он предоставляет государственным органам в обязательном порядке?
  • 3. Может ли он распоряжаться этой информацией как своей в дальнейшем?

Такая же ситуация складывается и относительно информации, предоставляемой корпоративными и частными структурами в государственные органы и органы местного самоуправления. Элементарным примером корпоративного владения документами может быть паспортная или регистрационная система граждан, установленная государством. Документ, удостоверяющий личность и место регистрации (проживания), выдается гражданину и является его собственностью. Одновременно документы, на основании которых производилась выдача паспорта, хранятся в соответствующем органе МВД России и используются как государственная информация.

  • [1] См., например: Федеральный закон от 24.07.2007 № 198-ФЗ "О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов" (в ред. от 08.11.2008).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >