Отчуждение труда и капиталистическое производство

Изменение цели хозяйственной деятельности потребовало таких трансформаций организации производства, которые должны были подчинить последнее наиболее успешному достижению экономической эффективности (получению как можно большей прибыли) при имеющемся в его наличии техническом базисе, результатом чего и стало появление мануфактуры. Экономическая эффективность достигалась за счет того, что мануфактурный труд был разделен не только на отдельные операции, но и на труд управленческий и исполнительский. Организация мануфактурного труда строилась уже на иерархических принципах с четко разделенными и закрепленными за разными участниками процесса производства функциями по выполнению либо только управленческих и организационных, либо только профессионально-квалификационных обязанностей, т.е. на принципах отделения труда от управления трудом, когда функции по распределению в процессе труда средств производства между работниками, нормированию и организации труда последних, а также по распределению полученного продукта концентрируются в руках управленцев, в то время как работники отчуждаются как от их осуществления, так и от возможности влияния на свои социальные роли в процессе производства.

Поскольку основной хозяйственной целью организации труда в рамках мануфактуры является получение прибыли, а воспроизводство жизни работника — подчиненной целью по отношению к этой основной, постольку работнику отдается лишь столько созданного им продукта в денежном выражении, сколько ему необходимо для восстановления своих сил с тем, чтобы он смог работать дальше, а рабочее время и интенсивность труда увеличиваются настолько, насколько это физически может выдержать работник. Для достижения данной цели необходимо, чтобы работник не мог претендовать на присвоение всего созданного им продукта, а также согласился на устанавливаемую интенсивность труда. Это возможно только тогда, когда работник отчужден от средств производства и у него нет другого выхода, кроме как продавать свою способность к труду. В связи с этим параллельно с рынком продуктов труда начинает складываться рынок труда.

Цеховая организация исключала возможность появления в рамках своего хозяйственного пространства мануфактур, поэтому последние возникали в тех хозяйственных нишах, которые но тем или иным причинам не могли быть охвачены ремесленным производством: организация массового производства на вывоз, т.е. для внешнего рынка (внутренний регулировался цехами) на базе крупной морской и сухопутной торговли; отрасли производства, где изначально требуется большая концентрация рабочих сил и материальных ресурсов; сельские побочные промыслы (прежде всего прядение и ткачество), находящиеся вне цехового регулирования.

Однако одних экономических условий изменения цели хозяйственной деятельности недостаточно для отделения работника от средств производства. Для этого необходимы также внеэкономические механизмы.

Мнение эксперта.

Л. II. Кузнецова выделяет три условия, сыгравших решающую роль в появлении и развитии дифференциации общества на собственников средств производства и собственников своей способности к труду, лишенных средств производства[1] , т.е. в пролетаризации основной массы населения.

Первым условием стало перераспределение социально-производственных функций внутри мастерской таким образом, что функции по управлению и организации производства сконцентрировались в руках мастера, в то время как исполнительские были закреплены за подмастерьями. В результате работники отстраняются от возможности влияния на социальные роли участников процесса производства (в том числе и на распределение дохода). Тем самым ремесленная социальная организация труда заменяется буржуазной.

Вторым условием оказался избыток свободных рабочих рук, образовавшийся по причине массового обезземеливания крестьян ("огораживание"), поскольку только при значительном превышении предложения труда над потребностью в нем можно было вынудить работников согласиться на снижение оплаты труда.

Третьим условием дифференциации общества стала поддержка государственной и местной властью пролетаризации основной массы населения, что проявлялось через узаконивание уничтожения общинного землевладения (насильственного сгона крестьян с земли), принятие законодательства по уничтожению обедневшего и обнищавшего населения, а также законодательства против подмастерьев.

Однако если и мануфактурное производство, и ремесленная мастерская функционировали на основе одинакового технического базиса (ручного труда), а обзавестись ремесленными инструментами было нетрудно, то имели ли возможность работники (например, обезземелившиеся крестьяне) организовать свое производство и тем самым избежать пролетаризации? Организации производства в городах препятствовали цеха посредством все больших ограничений на прием в свои члены. В деревнях не было особой потребности в ремесленном труде, поскольку производство там по преимуществу носило натуральный характер, а периодически возникающий или более или менее постоянный спрос на те или иные изделия покрывался усилиями местных умельцев. Кроме того, опирающиеся на сельское ремесло мануфактуры все больше охватывали деревенские промыслы системой паломничества. В связи с этим у обезземелившихся крестьян практически не было возможности влиться в ряды ремесленников, в городе они были нужны только как лишенные средств к существованию носители рабочей силы.

Цеха в свою очередь из первоначально демократического социального института обеспечения каждому своему члену нормальных условий воспроизводства все больше вырождались в сословные, иерархически организованные системы, управляемые немногочисленными группами мастеров, сосредоточивших в своих руках и экономическую, и определенную политическую власть в городах. В среде ремесленников началась дифференциация как внутри мастерских, так и между мастерами.

В то же время и в ремесленной мастерской, и в мануфактуре основным энергетическим источником процесса производства была физическая сила человека, поэтому некоторые ремесленники за счет более интенсивного труда все же могли конкурировать с мануфактурами. Однако увеличение интенсивности труда также запрещалось цехами, досконально регламентировавшими организацию труда своих членов (время начала и конца рабочего дня, праздничные и рабочие дни и т.д.), а значит, практиковалось в обход цеховых законов.

В ходе промышленной революции XVIII—XIX вв. основным средством труда становятся машины, введение которых определило резкое повышение производительности труда, что дало новый мощный импульс развитию капитала. Продукты, изготовленные па фабриках, вытесняли на рынке продукцию не только ремесленников, но и мануфактур. Однако если собственники мануфактур за счет уже накопленного капитала могли перевести свое производство на технически более прогрессивный базис, для ремесленников развитие машинного производства влекло разорение, поскольку, с одной стороны, при помощи их средств производства уже невозможно было изготовить продукцию того уровня качества, который требуется рынком, и с той производительностью труда, которая позволяла бы устанавливать средние цепы, с другой стороны, у ремесленника не было капитала на приобретение средств производства соответствующего технического уровня. Вследствие этого резко усиливаются процессы пролетаризации основной массы ремесленников, которые остаются без средств производства и становятся собственниками только своей способности к труду.

Важно понимать!

Главными условиями лишения работника средств производства стали, во-первых, разрушение социальной организации общинного производства, основанное на внеэкономических механизмах и осуществляемое насильственными методами, и, во-вторых, такое развитие производительных сил и производственных отношений, которое позволило денежному богатству превратиться в капитал.

В результате образовалась масса лично свободного населения, и единственное, что у нее осталось, — это способность к труду и возможность ее продать, т.е. наняться к собственникам средств производства. Таким образом оформилось первое условие реализации отношений отчуждения труда.

Однако одного наличия лишенных своих средств производства и лично свободных работников недостаточно для реализации отношений отчуждения труда, поэтому необходимо одновременное становление другого условия — появления субъектов, имеющих возможность и необходимость покупки чужой способности к труду для увеличения своего капитала. Такими субъектами являются собственники средств производства и денег (свободных средств). Деньги дают возможность покупки рабочей силы еще до того момента, когда эта сила создаст продукт и этот продукт будет реализован на рынке, а наличие средств производства определяет необходимость этой покупки. Перераспределение средств производства (прежде всего земли), с одной стороны, порождает пролетаризацию основной массы населения, с другой — формирует новый класс собственников средств производства, что происходит параллельно с обезземеливанием крестьян и разорением ремесленников.

Развитие сферы обращения определило переориентацию хозяйственной деятельности с воспроизводства непосредственного производителя на получение прибыли. В результате этого деньги оформляются в капитал, который в своем стремлении к самовозрастанию начинает проникать во все сферы общественной жизнедеятельности и подчинять их себе, вовлекая в процессы своего обращения. Собственники капитала образуют класс капиталистов, для которых осуществление производства оказывается средством приумножения капитала.

Какие же слои населения были в состоянии обзавестись капиталом для организации своего дела? Людьми, у которых было достаточное количество денег для приобретения прогрессивных средств производства и которые одновременно обладали необходимой деловой хваткой для организации их производительного использования, были купцы, нажившие свой капитал в сфере торговли, ростовщики, разбогатевшие на финансовых операциях, а также разбойники и пираты. Так, например, В. Зомбарт, опираясь на источники XVI—XVII вв., отмечает, что среди способов быстрого и легкого обогащения (поиск кладов, получение наследства, ростовщичество, придворная или военная служба, алхимия и т.д.) не называется производительный труд: "Все названные способы наживы были в действительности в полном ходу и имели в оценках тех, кто стремился к богатству, во много раз большее значение, чем торговля, промышленность и сельское хозяйство" [2]. Таким образом, практически все способы обзаведения первоначальным капиталом лежали вне рамок нормальной хозяйственной деятельности того времени. Тем самым получение первоначального капитала лежало вне сферы производства, а непосредственные производители достаточно редко становились капиталистами.

Одного только наличия субъектов, имеющих возможность и необходимость покупки рабочей силы, также недостаточно для реализации отношений отчуждения труда.

Итересный факт.

Капиталисты, пытавшиеся первыми организовать предприятия в колониях Америки, столкнулись с тем, что вывезенные туда вместе со средствами производства работники отказывались от наемного труда, как только у них появлялась возможность обзавестись своими средствами производства. Поскольку эта возможность появлялась практически сразу же (прежде всего в плане обзаведения своей землей), отсутствие предложения наемного труда (класса наемных работников) сделало невозможным осуществление капиталистического производства[3]

Итак, лишение работников своих средств производства и одновременно появление возможности приложения их труда на средствах производства капиталистов при развитом товарном обмене реализовали два вышеназванных социально-экономических условия осуществления отчуждения труда. Эта реализация означала становление зрелых форм отчуждения труда, которые характерны для капитализма как социально-экономической системы.

  • [1] Кузнецова А. П. Приватизация и обнищание населения в Европе XIV—XVIII вв. М.: СИМС, 1997. С. 81-82.
  • [2] Зомбарт В. Буржуа. М.: Наука, 1994. С. 31.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 774—784.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >