ПРОЦЕССЫ ТРАНСФОРМАЦИИ ТРУДА И ЗАНЯТОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Современную общественную организацию труда невозможно представить без вовлеченных в нее научных знаний, информационных технологий, инновационных технических разработок. Все это коренным образом изменяет труд содержательно, а часто и совсем вытесняет его из сферы производства. Современные направления развития социологии, такие как социология управления, социология информационных технологий и процессов, социология науки и техники (Science and Technology Studies), изучают труд как второстепенный элемент в производстве, обращая более пристальное внимание на трансформационные процессы, основанные на информационных технологиях и достижениях научно-технического прогресса и происходящие в промышленной сфере. Социология труда, напротив, рассматривает труд как базисное явление, исследуя влияние разнообразных трансформационных процессов на современную трудовую сферу.

Информация, наука, техника - новая парадигма труда

Развитие индустриальной сферы, основанное на трансформации производственных отношений и форм собственности, развитии научно-технического прогресса, изменении социально-экономической структуры общества, привело к изменению не только содержания самого индустриального труда, но и труда в обществе.

Изменения в общественной структуре труда

Па основе развития науки, технологии и техники произошли коренные изменения в общественной структуре труда, которые характеризуются сокращением доли промышленного, производственного труда и развитием непроизводственной сферы, доля занятости людей в которой на сегодняшний день составляет но разным оценкам до 75% от общего числа трудящихся.

На основе изменения соотношения умственного и физического труда, а также качественного преобразования их содержания произошло изменение в структуре труда в обществе, основанное на сокращении фонда необходимого рабочего времени в рамках материального производства. Общество, создавая продукт за меньшее количество рабочего времени, тем самым экономит свой производительный труд. Каждый раз, когда повышается производительность труда, на производство нужного объема продукции тратится меньше времени, чем раньше. Тем самым из сферы материального производства высвобождается определенное количество труда, которое нужно было бы затратить, если бы развитие производительных сил осталось на прежнем уровне.

Интересный факт.

Благодаря автоматизации производства, развитию робототехники своеобразные безлюдные производства уже не выглядят утопией. В одной из своих работ московский ученый А. В. Шевчук сообщает, что "неуклонное сокращение промышленных рабочих дало основание Горну еще в 1980-х гг. “попрощаться” с рабочим классом. По прогнозам Дж. Рифкина, в текущем десятилетии в США занятость в промышленности сократится до 12%, а к 2020 г. приблизится к отметке в 2%. [1]

Сэкономленное таким образом рабочее время высвобождается из сферы материального производства и превращается в "свободное время общества". Свободное от производства, это время расходуется в соответствии с потребностями общества, направляется в непроизводственную сферу, сферу услуг, развивая и совершенствуя ее.

Сфера услуг занимает все более устойчивые позиции в мировом хозяйстве. На сегодняшний день экономически развитые государства направляют свои усилия на увеличение объемов производства услуг, рост доходов от сервисной экономики, стимулирование занятости в непроизводственной сфере и т.п. Со сферой услуг в современном мире связаны практически все виды деятельности, причем не только в непроизводственной сфере (сфере услуг как таковой), но и в промышленности, где предприятия ориентированы не только на производство товаров, но и на их гарантийное и сервисное обслуживание (автомобилестроение, офисная и бытовая техника и Т.Д.).

Таким образом, сфера услуг становится подсистемой народного хозяйства, которую можно рассматривать в качестве как самостоятельной отрасли, так и структурного элемента во всех традиционных отраслях экономики.

Тенденция увеличения доли доходов от сферы услуг в ВВП обозначилась в развитых государствах в 1960—1970-х гг. В настоящее время, но оценкам Всемирного банка (The World Bank Group), вклад сервисного сектора составляет около 70% мирового ВВП [2].

Интересный факт.

Доля доходов от сферы услуг в экономически развитых странах: Люксембург (85%), Франция (77%), США (76%), Бельгия (75%), Великобритания (75%) [2].

Показатели доходности непроизводственной сферы коррелируют с показателями занятости в ней. На современном этапе развития общества доля занятых лиц в производстве услуг превышает долю работников в промышленности.

Еще в 2005 г. наибольшая доля запятых в сервисном секторе приходилась на Люксембург (80% занятого населения), США (79), Нидерланды (77), Великобританию (76), Швецию (76), Австралию (75), Канаду (75), Францию (74), Бельгию (73), Данию (73%) и некоторые другие страны [2]. Можно с уверенностью сказать, что данная тенденция сохранилась и в настоящее время.

Интересный факт.

Структура .занятости в России, поданным статистики 2012 г., соответствует общемировым тенденциям. Доля занятых в сфере услуг составляет 64,9%, в промышленности трудятся 27,8% и лишь 7,3% работают в сельском хозяйстве [5].

Все эти изменения связаны с переходом общества от индустриальных принципов устройства к постиндустриальным, другими словами, информационным.

Информационное общество и труд

Постиндустриальное состояние общества предполагает подчинение не человека машине, а машины человеку на основе преодоления отчуждения труда от средств производства, т.е. прекращение производства ради прибыли.

Прогресс высшей стадии капитализма раскрывается не через превалировании сектора услуг, а в изменении пропорции между занятыми собственно трудом и занятыми обеспечением функции целесообразности труда: разработка продукта, материала, технологий, средств производства с новыми, полезными свойствами, оптимизацией форм организации интеграционных связей на производстве, автоматизация планирования и проектирования работы технологических цепочек, сбыта и снабжения, предприятий и корпораций в целом.

Важным является не сектор услуг сам но себе, как утверждалось в теориях известных футурологов Дэниела Белла (1919—2011), Элвина Тоффлера (р. 1928), а, скорее, затраты рабочего времени общества на обеспечение целесообразности труда, которые действительно становятся больше, чем непосредственные затраты на осуществление производительного труда, т.е. на одного работника, выполняющего индустриально-трудовые операции, приходится один работник, занятый обеспечением функции целесообразности труда, разработкой более прогрессивных, эффективных средств производства.

Некоторые предсказания Э. Тоффлера благополучно воплотились в жизнь. Сегодняшняя повседневная реальность такова, что информационные технологии позволяют выполнять множество функций, которые до этого представлялись только в материальном виде (электронная почта, онлайн-магазины, кредитные карты). Изменяется не только производство товаров, но и сфера потребления: массовое потребление предполагает возможность приобретать дешевую, нацеленную на конкретного покупателя продукцию, распределяемую по малым нишам. Границы между продавцом (производителем товара или услуги) и покупателем (потребителем) стираются — prosumer [6] может сам удовлетворить все свои потребности.

Человек стал более автономным и способен трудиться в своем "электронном коттедже", а не на рабочем месте в душном офисе, изменилась организация этого рабочего места, но наемный характер труда никуда не исчез. Малые предприятия не занимают существенной ниши в экономике, создании инноваций, конкурентоспособности экономики. Более того, если обратиться к группировке корпораций США по концентрации капитала и прибыли, станет ясно, что в период 1970—2005 гг. неуклонно и систематически укреплялись доминирующие позиции крупнейших, вертикально интегрированных структур с капиталом более 1 млрд долл. На сегодняшний день доля совокупного капитала этих корпораций-монстров составляет более 80%. Сопоставима их доля в экспорте, накоплениях, научно-исследовательской работе и научно-исследовательских и опытно- конструкторских разработках, инновациях. Таким образом, в развитых странах полностью господствует экономика корпораций, а не малых предприятий. Такие корпорации выделяют средства на научные разработки не потому, что наука где-то далеко, за их пределами, а потому, что наука интегрирована в их систему.

Таким образом, в основных положениях постиндустриальное общество приближено к информационному. Отличительные признаки последнего близки по смыслу к признакам постиндустриального общества:

― переход от производства вещей к производству услуг, изменение в распределении занятий (рост интеллигенции, профессионалов и "технического класса", глобальное изменение структуры занятости);

— центральное место занимают не организация машин и людей для производства вещей, а знание, которое имеет важнейшее значение для организации решений и направления изменений, кодификация знаний в абстрактных системах символов, которые могут использоваться для интерпретации различных изменяющихся сфер опыта.

Фундаментом нового общества становится информационная технология, главная функция которой видится в замещении либо значительном усилении умственного труда человека. Информационно-технологические новшества будут превращаться в новую производственную силу и сделают возможным массовое производство когнитивной и систематизированной информации, а также преобразуют процесс производства товаров.

Информационные технологии изменяют не виды деятельности, как это было в переходе от аграрного к индустриальному обществу, а их технологическую способность использовать в качестве прямой производительной силы то, что принципиально отличает человека от животного, — способность обрабатывать и понимать символы, генерировать новое уникальное знание. Таким образом, это фундаментальное изменение в производительной силе, переход от материальной экономики к интеллектуальной, влечет за собой глобальный структурный сдвиг. Возрастает роль работников, занимающихся анализом и символами (symbolic analysts). В такой работе присутствуют задачи, для решения которых нужен широкий круг знаний, умение анализировать, генерировать новое знание, экспериментировать, и чем более сложные задачи стоят перед такими работниками, тем дороже оплачиваются их услуги. Более того, рабочая сила, уйдя от физического (станочного) труда, который постепенно обесценивается, вынуждена искать новые места трудоустройства. Естественным образом увеличивается та сфера занятости, где происходит создание не самого продукта, а иллюзии продукта (иллюзии его полезности, нужности): маркетинг, брэндинг, продажи.

Современное общество, по словам американского социолога Мануэля Кастельса (р. 1942), представляется как "информационный капитализм". Процессы трансформации в экономике вызывают серьезные изменения на рынке труда. Происходит расчленение труда в масштабах глобальной мировой системы: капитал и труд оказываются не связаны друг с другом, жизнь глобального капитала все меньше зависит от конкретного физического труда и все больше — от накопленного объема труда как такового, управляемого "небольшим мозговым центром".

Кроме достижений информатизации общества и труда, полученных от освоения новых нолей знания, самосовершенствования в профессиональном плане, возрастания значения интеллектуального труда, ученые отмечают и отрицательное значение этих преобразований, которое может быть раскрыто через принудительный характер новых стандартов жизни, образов потребления, товаров, отдыха, образования, не говоря уже о переменах в сфере труда.

Наблюдается увеличение сектора "временных" работников, и переход традиционного работника (с социальными гарантиями и постоянным местом работы) не к особому роду деятельности, сопряженному с творчеством ("свободный художник", креативная профессия), а скорее к вынужденной занятости в крупных корпорациях или компаниях, которые не особенно заботятся о своих работниках, даже если они действительно обладают нужными качествами для постоянного сотрудника.

  • [1] Шевчук А. В. О будущем труда или будущем без труда // Общественные науки и современность. 2007. № 3. С. 44—54.
  • [2] См.: Предводителева М. Д., Балаева О. //. Основные тенденции развития российской сферы услуг. 2008. № 4(16).
  • [3] См.: Предводителева М. Д., Балаева О. //. Основные тенденции развития российской сферы услуг. 2008. № 4(16).
  • [4] См.: Предводителева М. Д., Балаева О. //. Основные тенденции развития российской сферы услуг. 2008. № 4(16).
  • [5] Бессарабова II. В., Максимова Е. М. Занятость в сельском хозяйстве: проблемы, причины, решения // Экономика и современный менеджмент: теория и практика: сб. ст. по материалам XXXII междунар. науч.-практ. конф. № 12(32). Новосибирск : СибАК, 2013. С. 246.
  • [6] Просьюмер (англ, prosumer от professional либо producer+ consumer) — профессиональный покупатель, который совмещает в себе черты потребителя и производителя. Понятие ввел Э. Тоффлер в книге "Третья волна" (1980).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >