Новый регуляторный подход

Традиционно при оценке кредитного риска каждый кредит или заемщик рассматривается отдельно – естественный результат развития балльной оценки заявки. Но кредиторы действительно заинтересованы в получении характеристик всего портфеля розничных кредитов. Этот интерес был подкреплен благодаря внедрению моделей на основе внутренних рейтингов в новом Базельском соглашении. Как мы рассмотрели в гл. 3, новые нормы позволят банкам использовать собственные параметры оценки вероятности дефолта и потерь в случае дефолта в модели кредитного риска (аналогичен модели, применяемой к коммерческим займам) для оценки распределения потерь при дефолте для сегментов портфеля потребительских кредитов.

Новое Соглашение рассматривает три розничных подсектора – кредиты под залог жилой недвижимости, револьверные (возобновляемые) кредиты и другие риски розничных инструментов, например кредиты с погашением в рассрочку, с тремя различными формулами для активов, взвешенных но риску. Это тот подход, который подчеркнул необходимость банков разрабатывать точную оценку вероятности дефолта (а не просто надеяться на относительную балльную оценку кредитоспособности), а также разделить портфели кредитов. Учитывая, что банки могут убедить регулирующие органы в том, что их оценка риска является точной, они смогут минимизировать требуемую величину капитала для покрытия ожидаемых и непредвиденных потерь розничного портфеля. Результат третьего анализа Quantitative Impact Study (QIS3), осуществляемого Базельским комитетом, показывают, что снижение уровня капитала в результате принятия продвинутого подхода на основе внутренних рейтингов (IRB) составляет около 50 % для розничных портфелей[1].

Секьюритизация и передача розничного кредитного риска

Другой стимул для усовершенствования процесса моделирования кредитного риска клиента возникает в результате повышения объема секьюритизации кредитов.

Секьюритизация – это процесс, посредством которого денежные потоки преобразуются из розничного портфеля (например, платежи по ипотечному кредиту), портфеля ипотечных кредитов в выплаты по ценным бумагам посредством различных законодательных процедур и инструментов финансовой инженерии. Сначала банк организует выпуск кредитных продуктов на рынке, например, ипотечные кредиты, кредитные карты или автокредит. Затем он создает ценную бумагу посредством объединения в пул аналогичных кредитов, совокупный доход которых будет обеспечивать доходность по ценной бумаге. Наконец, ценная бумага продается внешним инвесторам, и соответствующие активы и обязательства списываются с банковского баланса.

Феномен секьюритизации первоначально охватил рынок ипотечных кредитов жилой недвижимости в США. К концу 1970-х гг. значительная часть ипотечной жилой недвижимости подверглась секьюритизации, и эта тенденция еще больше усилилась в 1980-х гг. На сегодняшний день около 50 % всей ипотечной жилой недвижимости в США секьюритизировано. Катализатором развития ипотечной секьюритизации в США служила федеральная поддержка некоторых ключевых финансовых агентств, а именно Федеральной национальной ипотечной ассоциации (Federal National Mortgage Association, FNMA, или Fannie Mac), Федеральной корпорации жилищного ипотечного кредита (Federal Ноше Loan Mortgage Corporation, FHLMC, или Freddie Mac) и Государственной национальной ассоциации ипотечного кредита (Government National Mortgage Association, GNMA, или Ginnie Мае). Эти агентства эмитировали ценные бумаги, доход от которых был получен из пула жилищного ипотечного кредита, который предоставляли банки и другие финансовые посредники. Для того чтобы иметь возможность войти в этот пул, ипотечные кредиты должны соответствовать различным требованиям в рамках структуры и объема. Общие ценные бумаги, обеспеченные закладной (mortgage backed securities, MBS) на жилую недвижимость, составляют 30 % сектора секьюритизации.

В последнее время появилось множество вариантов первоначальных MBS. Ценные бумаги, обеспеченные коммерческой недвижимостью (commercial mortgage backed securities, CMBS), часто рассматривают в целом как другой тип инструментов, потому что характеристики риска и степень соответствия отличаются от тех, которые обеспечены кредитами под залог жилой недвижимости.

Долговые инструменты, обеспеченные пулом ипотек (collateralired mortgage obligations, СМО), – это один из вариантов MBS, который отличается не природой базовых инструментов, а временно́й структурой ожидаемых выплат. Выплаты по СМО делятся на транши, при этом по первому траншу получают первый набор платежей, его сменяют другие транши. Такая структура приводит к различной дюрации ценных бумаг и потенциально к более простому использованию с целью управления активами и обязательствами.

Ценные бумаги, обеспеченные активами (asset backed securities, ABSs), – это термин, который применяется к инструментам на основе более широкого круга активов, чем MBS, включающими, например выплаты по кредитным картам, кредитам па покупку автомобиля, кредитам под жилую недвижимость и платежи по аренде.

Продажа денежных потоков по кредитам инвесторам посредством определенного вида секьюритизации означает, что банк получает основную стоимость сразу, а не платежами в рассрочку на протяжении всего срока обращения розничного кредита. Ценные бумаги должны быть проданы третьим лицам или эмитированы как транш облигаций на публичном рынке, т.е. классам старших и субординированных облигаций присваивается рейтинг независимым рейтинговым агентством. Структура траншей, их рейтинг и спред, выплачиваемый относительно ставки ЛИБОР, зависят от кредитного качества секьюритизированных активов, т.е. средней скоринговой оценки активов в пуле.

Секьюритизация может иметь различные формы в рамках законодательной структуры, надежности базовых денежных потоков и степени, с которой банк продает или оставляет более рисковые транши денежных потоков. В некоторых случаях банк в значительной степени смещает риск портфеля на инвесторов и, таким образом, снижает уровень экономического риска (и экономического капитала), связанного с портфелем. Банк отдает часть дохода от заемщиков и остается с маржинальным доходом, который должен компенсировать предоставление кредитов и их облуживание.

В других случаях секьюритизация структурирована в соответствии с законодательными нормами для снижения величины рискового капитала, который регулирующие органы требуют поддерживать для конкретного рассматриваемого портфеля потребителя. Иногда это означает, что намного меньшая часть экономического риска портфеля передается инвесторам, – практика, называемая регулятивным арбитражем.

В последние годы регулирующие органы обеспокоены применением такой практики, в частности созданием банками впечатления, что они передают риск инвесторам посредством секьюритизации, а затем совершают обратную операцию для поддержания денежных потоков по секьюритизированным бумагам вследствие слабой эффективности обеспечительного пула. Банки заинтересованы в таких действиях, так как это помогает им поддерживать репутацию перед инвесторами в отношении кредитного качества для поддержания постоянных продаж. Потеря хорошей репутации и способности продавать экономически целесообразные кредиты, может повысить риск ликвидности банка, а также процентный риск и привести к риску несоответствия регулятивным нормам. Но такая практика заставила регулирующие органы задуматься о том, действительно ли передается экономический риск и является ли секьюритизация механизмом, облегчающим фондирование. (В отличие от существующего Базельского соглашения 1988 г. новое Базельское соглашение было разработано с учетом степени, с которой банки передают и оставляют риск посредством секьюритизации.)

Даже когда банки умышленно используют регулятивный арбитраж, это не обязательно означает, что банк рискует, может быть так, что банк в целом обязан в соответствии с законодательными нормами поддерживать слишком высокий уровень регулятивного капитала строго с экономической точки зрения, таким образом, секьюритизация является одним из способов компенсации баланса. Разумеется, за это отвечают высшее руководство и совет директоров банка (регулирующие органы могут в любом случае быть обеспокоены, что банк "играет" с их правилами).

Со стратегиями секьюритизации также связан другой момент управления рисками: важно, чтобы банк понимал истинную экономическую стоимость (ценность) любых денежных потоков, связанных с кредитными рисками, которые он оставляет после для секьюритизации (а не завышенную номинальную стоимость (ценность)). В недавнем прошлом большое число мелких американских банков неверно оценили стоимость (ценность) данных рискованных остаточных активов в таких масштабах, что стали неплатежеспособными, и обеспокоенные этим регулирующие органы были вынуждены ужесточить правила учета банками остаточных средств.

Помимо регулятивного арбитража, банки имеют стимул секьюритизировать активы, так как секьюритизация является для них эффективным способом в решении проблем фондирования. Предоставление ипотечных кредитов и дальнейшая секьюритизация моментально избавляют от необходимости постоянного фондирования этих активов. Денежные средства, которые инвесторы выплачивают авансом за ценные бумаги, снова даются в кредит другим клиентам; это один из способов более эффективной работы банковских активов. Но банкам необходимо следить за тем, чтобы эта стратегия не повлияла на уровень ликвидности. Может ли банк быть уверен, что возможности фондирования посредством секьюритизации останутся открытыми при изменении обстоятельств (например, при ухудшении кредитного рейтинга организации)?

  • [1] Basel Committee on Banking Supervision, Supplementary Information on QIS3, Bank for International Settlements, May 27, 2003.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >