Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow Социальное страхование

Демографические и социально-трудовые факторы индустриального общества – важнейшие условия формирования социального страхования

На формирование новых взглядов на социальную защиту населения значительное влияние оказали два важных фактора. Во-первых, современный этап второго демографического перехода привел к необходимости материального обеспечения работников наемного труда, подверженных социальному риску утраты трудоспособности в связи со старостью, инвалидностью, и обеспечения их медицинской помощью. Во-вторых, формирующиеся социально-трудовые отношения, связанные с промышленным трудом, потребовали новых форм социальной защиты наемных работников, а поэтому в их круг были включены затраты на страхование работников от утраты ими заработной платы.

Таким образом, начиная с первой половины XIX в. в промышленно развитых странах Западной Европы (в России с опозданием примерно на 100 лет) сложился комплекс демографических, экономических и социальных предпосылок для осуществления крупных изменений в жизнедеятельности людей нового индустриального общества.

Достижения промышленной революции XIX в. и научно- технической революции XX в. явились экономическим базисом развития производительных сил, многократно увеличившим производство валового внутреннего продукта на душу населения. За период с 1820 по 1913 г. энерговооруженность и фондовооруженность труда возросли более чем в 15 раз, что привело к трехкратному увеличению валового внутреннего продукта на душу населения европейских стран (от двукратного в России до 3,4 раза в Германии) и почти пятикратному росту доходов западноевропейского населения в период с 1914 до начала 1990-х гг.[1], а следовательно, к более высокому уровню жизни людей[2].

В результате открывшегося доступа к более значимым по объему материальным ресурсам, которыми раньше располагали только состоятельные слои общества, произошла "революция потребления" и революция в области образования. Так, новая структура продуктов питания основного сословия индустриального общества – "наемных рабочих" – открыла возможность их семьям полноценно и существенно разнообразить и сбалансировать набор продовольственных продуктов. Более гигиеничное и комфортное жилье позволило им должным образом организовать отдых и восполнение жизненных сил при резко возросшей интенсивности труда. Увеличение продолжительности учебы способствовало повышению уровня знаний и культуры здоровой жизни.

Новое, более высокое качество жизни населения индустриального общества знаменует собой качественный скачок его жизнедеятельности, оказывает огромное влияние на все общественное развитие, является нс только следствием развития XX в., но и двигателем современного этапа второго демографического перехода, основными характеристиками которого выступают сначала снижение смертности практически во всех возрастных группах, а потом и снижение рождаемости, что приводит в конечном итоге к суженной модели воспроизводства населения.

Вместе со снижением смертности существенно улучшилось состояние здоровья населения[3], произошло заметное увеличение периода трудоспособной жизни. Если еще в середине XIX в. его продолжительность составляла примерно 25–28 лет, то к началу XX в. увеличилась почти на треть и приблизилась для большинства наемных рабочих (кроме занятых тяжелым физическим трудом и во вредных производственных условиях) к 40 годам. Таким образом, продолжительность трудовой жизни выросла в большинстве индустриально развитых стран за последние 200 лет в два раза – с 20 до 40 лет.

Ожидаемая продолжительность жизни в странах Европы в XIX в. росла довольно медленно, постепенно набирая динамику. Во второй половине XX в. она прирастала примерно на четыре месяца за каждый календарный год, что привело к увеличению ожидаемой продолжительности жизни с 50–55 лет перед Первой мировой войной до 75 лет в настоящее время (табл. 1.1). Продолжительность жизни в СССР росла достаточно быстро, но все же была существенно ниже, чем в западноевропейских странах[4].

Таблица 1.1

Ожидаемая продолжительность жизни (мужчин и женщин) в ряде западноевропейских стран и в России в период с 1920 по 1994 г.

Страна

Годы

1920

1950

1970

1994

Великобритания

57,6

69,2

72,0

76,8

Франция

54,0

66,5

72,4

77,5

Германия

53,6

67,5

71,0

76,3

Италия

50,0

66,0

72,1

77,5

Испания

45,8

63,9

72,9

77,1

СССР (Россия)

42,9

67,3

68,2

64,5

Источник: Банчи М. Л. Демографическая история Европы. СПб., 2010. С. 237.

В XX в. положительные изменения в условиях жизни населения продолжились. Они касались увеличения продолжительности жизни, улучшения состояния здоровья, получения доступа к образованию и к трудовой деятельности на условиях постоянного найма, а также использования новых форм социальной защиты населения.

Это привело, с одной стороны, к снижению смертности и уменьшению риска преждевременной смерти, а следовательно, к необходимости выстраивать долгосрочные личные стратегии занятости, разрабатывать и осуществлять государственные программы регулирования рынка труда. С другой стороны, заставило граждан и правительства индустриально развитых стран задуматься об источниках доходов населения после окончания периода трудовой деятельности.

Для решения этих проблем в 1890-е гг. в Германии вводится законодательное массовое социальное страхование работников наемного труда: пенсионное и медицинское страхование, страхование от несчастных случаев на производстве и в связи с безработицей. Аналогичные законы принимаются в последующие 30 лет в подавляющем большинстве индустриально развитых стран, что положительно сказывалось на экономическом, социальном и демографическом их развитии, позволило обезопасить людей от нищеты при наступлении болезни, несчастных случаев на производстве, безработицы и старости.

С увеличением продолжительности жизни, наблюдающимся на протяжении всего XX в., существенно увеличивается финансовый и страховой потенциал пенсионных систем, институты которых оказывали положительное влияние на развитие экономик индустриально развитых стран и стабилизацию их финансовых и бюджетных систем.

Снижение рождаемости сократило время на воспитание детей и предоставило возможность женщинам включиться в трудовую деятельность за рамками семьи, получить доступ к образованию и системам социального страхования.

В итоге сохранение на протяжении последних 150 лет длительной тенденции снижения смертности и рождаемости населения в индустриально развитых странах Европы и Северной Америки повлекло за собой существенное изменение возрастной структуры населения. Так, снижение рождаемости само по себе приводит к возрастанию доли пожилых граждан, а снижение смертности в средних и старших возрастных группах ускоряет этот процесс, который получил в конце XX в. название "старение населения".

Становление индустриального общества во второй половине XIX – первой половине XX в. кардинально изменило роль наемного труда и всего комплекса социально-трудовых отношений. Право на труд для рабочих стало рассматриваться в числе важнейших установок права на жизнь. Конституции большинства стран мирового сообщества провозгласили право па труд в качестве базового нрава человека. Действительно, оно сродни по важности праву частной собственности для имущих классов.

Поэтому на этапе индустриализации потребовалась принципиально новая форма социальной защиты, которая включала бы как уже существующие подходы – самоответственность и личную предусмотрительность, так и новые – социальную справедливость и солидарную взаимопомощь.

Массовые выступления рабочих на протяжении 30–60-х гг. XIX в. против существовавших условий найма в Англии, Франции и Германии со всей очевидностью потребовали пересмотра бытовавшей в то время чисто индивидуалистической концепции организации общественной жизни, поиска коллективно-солидарных форм социальной поддержки населения.

Возросшие требования к организации производства и труда, новая роль и более высокий статус наемного работника могли быть обеспечены только при условии разработки новых стандартов жизнедеятельности наемных работников и их семей. Наиболее эффективными их формами стали институты обязательного социального страхования (конец XIX – первая половина XX в.), которые позволяли весьма эффективно (экономно и надежно) обеспечивать социальную защиту работников и их семей, поддерживая тем самым непрерывность процесса воспроизводства рабочей силы. Их формирование знаменовало важный этап в истории человечества. С этого времени пожилые лица, инвалиды, утратившие трудоспособность на производстве, и члены их семей становятся социально защищенными и перестают страдать от материальной нужды, а старость перестает быть синонимом бедности и материальных лишений.

Финансовый потенциал социального страхования намного превосходил применяемые ранее формы социальной поддержки населения, обеспечивал приемлемый уровень защиты работников и тем самым позволял решать задачи индустриализации в области социально-трудовых отношений.

Основу нового института социальной защиты составляли трудовые договорные отношения (основа – трудовой договор) и социальные публично-правовые отношения (защита работников от массовых и объективных по характеру социальных рисков)[5].

Экономическими предпосылками возникновения институтов обязательного социального страхования являются постоянный характер трудовой деятельности, возросшая сложность труда и рост квалификации работников, огромные масштабы выпуска продукции. Массовость производства обеспечивалась в том числе и непрерывностью процесса воспроизводства рабочей силы. Сложились принципиально новые экономические, организационные и правовые механизмы, которые позволяли, с одной стороны, производить накопления значительных по объему финансовых ресурсов, а с другой – позволять застрахованным работникам реализовывать пенсионные и другие страховые права в течение длительного времени.

В этот период в ряде стран формируются первые государственные системы пенсионного обеспечения, имеющие массовый и универсальный характер: в Германии – в 1889 г.[6], в Великобритании – в 1908 г. и во Франции – в 1910 г. Их основу составили базовые принципы социального страхования: увязка размеров пенсий с размерами страховых взносов и заработной платы страхуемых работников, обязательное по закону пенсионное страхование работников наемного труда (и их иждивенцев) от социальных рисков старости, инвалидности и утраты кормильца[7].

Большое значение для формирования пенсионного страхования имело законодательное установление возрастной границы, выступающей нормативной величиной публичного признания типичного возраста, при котором состояние здоровья и трудоспособности являются "весомыми" для выхода на "заслуженный отдых" с гарантированным (по закону) размером материального обеспечения, сопоставимого с заработной платой (40–60%). В этой связи показательно, что еще в начале XX в. большинству рабочих приходилось работать до глубокой старости, до тех пор пока оставались хоть какие-либо силы и позволяло здоровье. Например, в США средний возраст прекращения трудовой деятельности был равен 74 годам[8].

Такое положение дел трудно было признать нормальным. Ведь люди утрачивают большую часть своей трудоспособности гораздо раньше[9].

Финансовый кризис 1930-х гг. в ведущих промышленно развитых странах продемонстрировал существенное отставание в развитии социально-трудовых отношений, выявил органические недостатки рыночной экономики в социальной сфере, которые, по мнению известного английского экономиста Джона Кейнса, призвано исправлять государство. К важнейшим мерам по стимулированию экономического роста Кейнс относил государственные программы, направленные на полную занятость и поддержку населения.

Данные меры, основанные на принципе эффективного спроса, по его мнению, способствуют росту доходов населения и служат целям достижения высокого благосостояния граждан любого государства[10].

Такой взгляд находил поддержку в общественном мнении. Не случайно в 20–60-е гг. XX столетия в США, Великобритании, во Франции, в Германии и СССР проводятся крупномасштабные научные исследования в области трудовой мотивации, научной организации труда, физиологии и психологии труда и трудовых отношений, обосновании потребительских бюджетов семей рабочих. Важнейшие из научных школ, известные как "тейлоризм" и "фордизм", провели значительный массив научных исследований и обосновали методы рационализации производства на основе упрощения и пооперационного разделения трудовых операций, что позволяло максимально стандартизировать процесс труда, синхронизировать во времени трудовую деятельность крупных трудовых коллективов, применить для них единые режимы труда и отдыха.

В конечном счете с помощью психофизиологической рационализации и научной организации труда данные нововведения были направлены на упрощение сложного квалифицированного труда для отдельных работников, или, как тогда это называли, позволяли "достигать редукции труда". Смысл данных форм организации труда состоял в том, что с помощью сведения сложного труда к простому достигался эффект "разбивки" квалифицированного труда, бывшего ранее прерогативой высококвалифицированных мастеров, на менее сложный набор операций, которые могут выполнять работники средней квалификации, поскольку они выполняют его сообща. Теперь даже самые сложные работы разделяются на сложный труд, выполняемый узким слоем конструкторов, технологов и инженеров, и на малоквалифицированный труд, выполняемый по большей части средне- и малоквалифицированными рабочими.

В то же время данные формы организации труда требуют совершенно иного уровня трудовой и производственной дисциплины. Ее удалось сформировать, только применив одновременно "кнут" – увольнения, и "пряник" – стимулирование повышенной заработной платой. Поэтому еще одной задачей формирования новых социально-трудовых отношений, которая решалась в это время, являлось обоснование повышения заработной платы с целью мотивации соблюдения рабочими требования новой заводской дисциплины (Ф. Тейлор и У. Беверидж) и формирования спроса на товары массового производства (Генри Форд). Система ежедневной оплаты труда ("не менее пяти долларов за восьмичасовой рабочий день"), по мнению Форда, могла служить мощным локомотивом спроса со стороны рабочих на массовую продукцию индустриального общества.

Таким образом, массовый характер промышленного производства сопровождается организацией наемного труда на постоянной основе (более 50% трудоспособного населения), что получило юридическое закрепление в 1950-е гг. в бессрочном трудовом договоре. Данный тип найма рабочей силы стал отправным моментом в построении индустриального общества.

"Армии труда" при этом выступают не собирательным понятием, а вполне конкретным явлением. Любую сложную работу самого крупного производства, например строительство больших океанских кораблей, тепловозов, автомобилей, можно организовать на основе инженерных форм производства и трудовой деятельности. Так достигается гомогенизация условий труда, что позволяет снизить издержки при производстве массовых товаров в разы.

Впоследствии эти методы инженерных форм производства и научной организации труда вышли за пределы промышленности. Они стали широко использоваться в строительстве, армии, торговле (супермаркеты), сфере обслуживания.

Применение бессрочного трудового договора знаменовало важную веху в социально-трудовых отношениях: в промышленно развитых странах формируется новый тип вознаграждения за труд. Заработная плата – основной и стабильный источник доходов работников наемного труда. Она перестает быть разовым вознаграждением, как это практиковалось ранее. Типичные примеры такого типа вознаграждения в доиндустриальном обществе – заработная плата поденных и сезонных работников, получаемая за конкретно выполненную работу и отражающая эпизодический и нерегулярный характер трудового найма.

В индустриальном обществе заработная плата выплачивается на регулярной и постоянной основе по принципу "равная плата за равный труд", подвергаясь своего рода стандартизации и унификации. Она перестала быть прямым вознаграждением за конкретную работу, а стала выплачиваться за общее потраченное время. Ее размер не только становится достаточным для текущего потребления семьи работника, но и предусматривает возможность участия самих работников в системах обязательного социального страхования: пенсионного, медицинского, в связи с несчастными случаями на производстве и безработицей, т.е. в финансировании своих будущих пенсий, пособий и медицинской помощи.

На этапе развитого индустриального общества функции заработной платы включают в себя удовлетворение текущих жизнеобеспечивающих задач, а также позволяют активно участвовать в системах среднего и высшего образования и получить доступ к приобретению жилья и к качественной медицинской помощи.

Труд и профессиональная квалификация становятся основными ценностями индустриального общества. Они определяют не только уровень доходов, но и образ жизни, социальный статус в обществе, возможности реализации политических прав гражданина. Помимо отношений найма трудовой контракт позволяет регулировать и статус наемного работника. Известный немецкий ученый Р. Дарендорф в связи с этим отмечает, что именно фактор трудовой деятельности делает человека гражданином, поскольку условием избирательного права выступал статус человека как налогоплательщика, а социальные гражданские права были связаны с профессиональной деятельностью через использование механизма страхования социальных прав[11].

Установление девятичасового, а впоследствии восьмичасового рабочего дня, еженедельного выходного дня и ежегодного отпуска для наемных работников в первой половине XX в. были крупными вехами в социальных завоеваниях рабочего класса. Время, не занятое работой, требуется не только для восстановления жизненных сил, израсходованных интенсивной работой, но и для повышения образования и культуры, занятия спортом, укрепления семейных отношений.

Первая, а потом и Вторая мировые войны усилили тенденции к регламентации и дисциплине труда, научной его организации, повышению квалификации, массовому применению инженерного труда. Мобилизация экономик большинства европейских стран и стран Северной Америки потребовала повышенного спроса на рабочую силу, создания условий для нового, более высокого уровня социального согласия, что положительно повлияло на распределительные механизмы национальных экономик и привело к резкому повышению в бюджетах доли социальных расходов, позволило применить, а впоследствии и закрепить социальные стандарты приемлемых доходов населения, образования и медицинской помощи.

Квинтэссенцией достигнутого понимания сущности социально-трудовых отношений на индустриальном этапе развития общества может служить позиция МОТ, выраженная в Филадельфийской декларации 1944 г.: труд не является товаром, нищета в любом месте представляет угрозу для общего благосостояния; борьба с нуждой должна вестись в каждом государстве и в международном масштабе усилиями представителей трудящихся, работодателей и правительств.

С этого времени можно говорить о создании института социальной защиты, основанного не на благотворительности, а на самоответственности и социальной солидарности. Участвуя в финансировании социального страхования, наемные рабочие зарабатывают право на пенсии, пособия и медицинскую помощь и не чувствуют себя иждивенцами ни у работодателя, ни у государства. Такой порядок сохраняет у рабочего чувство собственного достоинства.

Источником социальной безопасности наемного труда становится передача собственности посредством труда и страхования, что ввиду особой социальной значимости происходит под контролем государства. Уплата страховых взносов становится обязательной, но при этом она приводит к неотчуждаемому праву, поскольку это не вид продаваемого имущества, а собственность, подчиненная правовым и страховым ограничениям. Ее можно реализовать только при наступлении социальных страховых случаев.

Финансовой базой выступает перераспределение части заработной платы застрахованных работников во времени – от периода трудовой деятельности к периоду выхода на пенсию или ко времени наступления временной или постоянной утраты трудоспособности.

Уплачивая страховые взносы, наемный работник и работодатель вступают в солидарные отношения со всеми другими работниками и работодателями по поводу создания индивидуально-коллективных форм социальной защиты работников. При этом финансовые ресурсы социального страхования являются собственностью всей совокупности застрахованных, т.е. выступают общественной собственностью, использовать которую могут получатели пенсий, пособий, медицинской помощи и других социальных услуг, или на современном страховом языке – бенефициарии.

Другими словами, наемный работник, лишенный частной собственности, внося страховые взносы, приобретает право на часть общественной собственности, сосредоточенной в фондах социального страхования, и тем самым – на материализованную социальную защиту.

Ввиду своей особой социальной значимости сама процедура страхования и предоставления пособий и пенсий реализуется с помощью специализированных организаций (страховых фондов), финансово и юридически независимых от работодателей, и осуществляется под контролем государства.

Таким образом, специализация, разделение и кооперация труда индустриального производства потребовали наряду с высокой трудовой дисциплиной создания условий для получения наемными работниками приемлемой по уровню заработной платы и формирования развитых систем социального обеспечения. Внимание к этим двум вопросам было предопределено необходимостью выработки социальных стандартов, связанных с доходами населения, учитывая, что материальной основой жизнедеятельности людей является заработная плата (для текущего потребления) и социальное страхование (как форма резервируемой заработной платы на случаи наступления социальных рисков).

С учетом того, что социальная политика – это, по сути, превращенная форма распределения произведенного продукта, и того, что по поводу социальной справедливости позиции работодателей и работников, как правило, расходятся, возникла настоятельная необходимость в регулируемых государством институтах в сфере доходов населения (заработная плата и социальная защита).

Эволюция индустриального общества на протяжении второй половины XIX в. все в большей мере демонстрировала пределы социальной регуляции, основанной на принципах индивидуальной ответственности и гражданско-правовых условий найма при оформлении трудового договора.

Исторически значимый шаг был сделан в конце XIX в., когда германское правительство, руководимое Отто фон Бисмарком, ввело обязательную систему социального страхования для работающих в промышленности. Она включала обеспечение: в случае болезни (1883), несчастных случаев на производстве (1884), по инвалидности и старости (1889).

Таким образом, история зарождения и развитие социального страхования органично связаны с европейской цивилизацией и капиталистическим способом производства, которые привнесли с собой комплекс необходимых предпосылок. Имеются в виду:

  • правовые традиции английского и континентального права, в основе которого лежат принципы равенства всех перед законом и соблюдение естественных ("фундаментальных") прав человека, одним из которых является право на жизнь и материальное обеспечение жизнедеятельности людей;
  • традиции социального характера по самоорганизации гражданского общества на принципах солидарности (кассы взаимопомощи цехов и гильдий в средневековой Европе, кооперативное движение в Англии) и широкое распространении в большинстве европейских стран городского и местного самоуправления;
  • экономические предпосылки, вызванные трансформацией в хозяйственной и социальной жизни общества и обусловленные капиталистическим способом организации производства: повышением уровня экономических рисков организации производства, возрастанием многообразных социальных рисков утраты заработной платы наемным персоналом и социальной незащищенности в условиях городской жизни (без поддержки общины и большой семьи).

Введение в европейских странах института обязательного социального страхования позволило во многом преодолеть одно из самых сложных противоречий между трудом и капиталом по поводу источников доходов работников при наступлении для них социальных рисков, приводящих к утрате заработной платы, использовать эффективные формы и механизмы социальной защиты наемного персонала.

Страховые формы защиты оказались приемлемыми как по финансовой нагрузке на работодателей и работников, так и по уровню материального обеспечения.

С этого времени можно говорить об общепринятой доктрине института социального страхования, основанного не па благотворительности, а на самоответственности и социальной солидарности субъектов трудовых отношений.

  • [1] См.: Maddison Л. Monitoring the World Economy 1820–1992. Paris, 1995. P. 27.
  • [2] Увеличение качества жизни позволило улучшить структуру питания, что положительно повлияло на сопротивляемость организма воздействию инфекций и повлекло за собой быстрый рост продолжительности жизни населения в большинстве западноевропейских стран.
  • [3] В качестве критериев улучшения состояния здоровья населения и укрепления физических сил людей демографы используют показатель увеличения человеческого роста, который на протяжении последних двух столетий демонстрирует тенденцию устойчивого роста, а также статистику среднего возраста установления инвалидности населения, также перемещающуюся вверх по возрастной шкале.
  • [4] Следует отметить, что в СССР, несмотря на огромные потери в двух мировых войнах, гражданской войне и голодных 1930-х гг. и 1947 г., темпы прироста ожидаемой продолжительности жизни в отдельные периоды времени были выше, чем в среднем по Европе, но в целом за период с 1920 по 1994 г. составили около 3 месяцев за каждый календарный год (см.: Урланис Б. Ц. Эволюция продолжительности жизни. М.: Статистика, 1978. С. 281).
  • [5] См.: Роик В. Д. Основы социального страхования: учебник. М.: Изд-во РАГС, 2007. С. 54-75.
  • [6] Следует отметить, что пенсионное обеспечение было впервые введено в Пруссии в 1825 г. для государственных чиновников. – Примеч. авт.
  • [7] См.: Conrad С. The emergence of modern retirement: Germany in an international Comparison (1850–1960). Population: An English Selection, 1991. Vol. 3. P. 171-200.
  • [8] См.: Hurtless G„ Quinn J. Is working longer the answer for an aging workforce? // Center for Retirement Research. Boston College. 2002. № 11. P. 65.
  • [9] Примечательным в этой связи является следующий аргумент – в 1996 г. средний возраст выхода на пенсию в США составил 61,5 года.
  • [10] См.: Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1999. С. 80–210.
  • [11] См.: Дарендорф Р. Современный социальный конфликт. Очерки политики свободы. М., 2002. С. 195.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы