Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow Социальное страхование

Тенденции развития систем социальной защиты в западных странах и России

Особенность социальной политики экономически развитых стран заключается в том, что она направлена не просто на защиту человека от социальных рисков (утрата дохода в связи с болезнью, инвалидностью и старостью), но и на недопущение резкого материального и социального неравенства, а также на обеспечение приемлемого уровня социальной поддержки и помощи нуждающимся слоям населения, предоставление гражданам доступа к качественным здравоохранению и образованию.

В последние 40–50 лет объем выполняемых государством социальных функций заметно расширился за счет предоставления государством таких социальных услуг населению, как обеспечение занятости, социальный патронаж, формирование жизненной среды для инвалидов, реализация программ реабилитации отдельных социальных групп, государственные программы поддержки и создания необходимых жизненных условий для отдельных категорий населения и регионов[1].

С этой целью государство активно использует бюджетное финансирование социальных программ, принимает всесторонние меры по развитию институтов обязательного, добровольного социального и личного страхования, становится центральным субъектом по исполнению социальных функций в обществе.

Если в начале 1950-х гг. расходы на государственные социальные программы (социальное страхование и обеспечение) в большинстве западных стран составляли около 7–10% ВВП, то в течение 1960–1990-х гг. они динамично увеличивались (примерно на 8% в год), что вдвое превышало темпы роста ВВП. За период с 1960 по 1987 г. в Великобритании они повысились в 2,75 раза, в США – в 3,73, во Франции – в 4,6, в Швеции – в 5,1 и в Японии в 12,84 раза.

К середине 1970-х гг. на долю таких расходов приходилось от 20 (Япония и США) до 30% ВВП (в ряде стран Евросоюза)[2]. Так, в Италии в 1990 г. расходы на социальное страхование составляли 15,3% ВВП, а общие расходы па социальную защиту – 23,1%[3].

Темпы роста расходов на социальное страхование и обеспечение в 1980–1990-е гг. были ниже, однако не отставали от темпов роста ВВП. Даже в Великобритании во времена правления Маргарет Тэтчер соответствующие ассигнования увеличились с 20,5% ВВП в 1980 г. до 27,3% – в 1993 г.[4]

В ФРГ в 1998 г. расходы на обязательное социальное страхование составили 24,5% ВВП, а общие социальные расходы (так называемый социальный бюджет) достигли астрономической величины – 1,27 трлн марок (что равняется десяти годовым федеральным бюджетам Российской Федерации), или 33,5% ВВП[5].

При этом за четыре последних десятилетия XX в. национальные системы социального страхования и обеспечения передовых стран были дополнены государственным регулированием рынка труда, государственными программами в области здравоохранения и образования, финансируемыми за счет бюджетных средств. Так, на конец 1990-х гг. государственные расходы на образование в странах ОЭСР составляли 5–8% ВВП, на здравоохранение – 6–8% ВВП, а в целом государственные социальные трансферты были равны 28% ВВП во Франции, 25 – в Италии, 21 – в Германии и Швеции, по 16% – в Великобритании, США и Японии[6].

Таким образом, период с середины XX в. до настоящего времени можно определить как современный этап формирования активной государственной социальной политики. В это время государство взяло на себя ответственность за благосостояние граждан, обеспечило доступность социальной поддержки всем членам общества. Достаточно отметить, что государственные социальные трансферты сегодня охватывают подавляющее большинство – от 50 до 90% населения развитых стран. В среднем по Европейскому Союзу этот показатель составляет 73%. Именно государство несет в промышленно развитых странах основную ответственность за финансирование социальной сферы. На долю государства в странах ОЭСР приходится свыше 87% всех социальных расходов[7].

В этот же период государство ввело в значительных объемах бюджетное финансирование социальных программ, стало доминирующим субъектом социальных функций в обществе и активизировало деятельность других социальных субъектов с помощью предоставления различных преференций по добровольному пенсионному и медицинскому страхованию[8].

Этот факт общественного развития свидетельствует о том, что включение государства в реализацию социальных функций общества есть не результат развития какой-либо отдельной страны, а итог цивилизационного развития мира, осознания ценности человека, понимания общественной потребности в обеспечении определенного уровня образования, состояния здоровья, продолжительности жизни населения.

С конца 1990-х гг. нарастает критика социального государства и государства всеобщего благоденствия. Это связано с рядом причин: экономическим грузом социальных обязательств государства, который составляет по большинству западноевропейских стран около 1/3 ВВП, и демографическими проблемами ("старение" общества). Например, в Германии к 2020 г. немецкое общество окажется самым старым в мире: половина граждан будет старше 50 лет[9].

Еще одной причиной "эрозии" социального государства называют переход от индустриального к постиндустриальному обществу сервиса и знаний. Уменьшается доля "простых" рабочих мест, а новые (более сложные) требуют от персонала высокой профессиональной подготовки и гибкости, частой смены места работы, что сопровождается возникновением серьезных различий между группами работающих по интенсивности и продолжительности труда, его творческому компоненту, по размерам заработной платы, а также по частоте и видам социальных рисков. Это сопряжено с разрушением прежних (еще недавно приемлемых) механизмов оценок и прогнозирования рисков (самой "культуры солидарности") и приводит к повышению индивидуализации форм социальной защиты такого персонала.

На смену массовым индустриальным видам профессиональной деятельности, для которых были применимы усредненные вероятностные характеристики социальных рисков, приходит узкоспециализированный труд, требующий более точного учета специфики рисков профессиональной деятельности.

В докладе ЕС "Социальная защита в Европе" (1993) отмечалось, что сегодня под угрозой оказывается одна из основополагающих догм государства всеобщего благосостояния, связанная с универсальностью пособий. В связи с этим усиливается внимание к целенаправленному предоставлению пособий наиболее нуждающимся[10].

В качестве мер корректировки социальной политики во многих странах развернулся поиск новых соотношений базовых принципов социальной политики, таких размеров и форм социальных гарантий, которые нс подавляли бы стимулы к трудовой деятельности, не сдерживали бы рост экономики и эффективности.

Социальная составляющая государственных расходов реализуется более рационально. Примечательно, что социальные бюджеты в большинстве стран, несмотря на проведенную "ревизию", растут в абсолютных размерах, а во многих случаях и в относительных (табл. 2.8), поскольку прежние, даже пересмотренные, обязательства государства существенно дополняются рядом новых, связанных с такими явлениями, как старение населения, переход на непрерывное образование, рост безработицы, расширение миграционных потоков, неустойчивость семьи и т.д.

Таблица 2.8

Социальные расходы в ряде зарубежных стран и в России, % ВВП

Страна

Годы

1980

1990

2011

Германия

20,5

22,8

26,70

Франция

23,2

26,4

29,2

Италия

18,4

22,3

25,0

Великобритания

13,9

15,0

21,3

Швеция

23,2

24,0

29,4

США

11,9

12,4

15,9

Япония

12,0

12,9

18,6

Россия

26,0

17,0

18,3

Источник: European Economy. 2009. № 68. Р. 218; Социальное обеспечение в мире в 2010–2011 гг. Обеспечение охвата во время и после кризиса. Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М., 2011. С. 262–264 (экспертные оценки автора).

При этом проявляется тенденция к сближению некогда сильно различавшихся моделей социальной политики: в странах с либеральными моделями (США, Канада, Австралия, Япония, Корея), где уровень социальных гарантий сравнительно низок, социальная составляющая усиливается. Одним словом, во всех развитых странах наблюдается устойчивая тенденция роста социальных расходов. В России происходит процесс постепенного восстановления доли социальных расходов.

Эпилог

С институциональных позиций социальная защита представляет собой деятельность государства по воплощению в жизнь целей и приоритетов социальной политики, направленных на реализацию законодательно закрепленных социальных норм и создание эффективных институтов социального страхования для работающих и социальной поддержки для социально уязвимых категорий населения.

Эта деятельность представляет собой комплекс экономических и правовых механизмов, а также гарантий, обеспечивающих каждому члену общества соблюдение его важнейших прав в удовлетворении базовых потребностей на достаточные средства жизнеобеспечения, труд и отдых, охрану здоровья и жилищные условия, социальное обеспечение по старости и болезни, в случаях безработицы и постоянной утраты трудоспособности.

Наиболее типичными институциональными формами социальной защиты являются: государственные социальная помощь и социальное обеспечение; социальное страхование; добровольное личное страхование; дополнительное корпоративное обеспечение, а также негосударственные благотворительные формы помощи нуждающимся.

В системе социальной защиты важную роль играет социальное страхование, которое стало в XX в. ключевым институтом доходов населения в случаях утраты трудоспособности или места работы.

На протяжении всей истории человечества, вплоть до XX в., для большинства трудящихся во многих странах быть престарелым означало быть бедным и в значительной степени материально зависимым от своих взрослых детей. При этом пожилые лица почти всегда испытывали материальную зависимость от своих детей. Одним словом, старость была синонимом бедности. Кроме того, защиты от других видов социального риска также практически не было.

В результате болезней, несчастных случаев на производстве и в быту работники и их семьи сталкивались с материальными лишениями и нуждой, а часто и с резким понижением их социального статуса. Безработица означала нищету.

Введение социального страхования в первой половине XX в. в большинстве промышленно развитых стран позволило существенно смягчить многие из этих рисков материальной необеспеченности, а впоследствии предпринять меры но их предупреждению и снижению.

Спектр значений термина "социальная защита" значительно шире, чем значения термина "социальное обеспечение", однако в некоторых контекстах термины "социальная защита" и "социальное обеспечение" могут быть взаимозаменяемы.

Эксперты Международной организации труда считают, что в содержание понятия "социальная защита" входит и понятие "социальное обеспечение населения"[11].

В данном учебнике термин "социальная защита" используется в следующих значениях: 1) как синоним термина "социальное обеспечение" и 2) как "защита и материальная поддержка", которая предоставляется системой социального обеспечения в случаях возникновения рисков бедности, нищеты и социальной изоляции за счет государственного и муниципальных бюджетов, а также обязательного и добровольного социального страхования.

Социальное страхование является элементом социальной защиты, но существенно отличается от социального обеспечения но кругу охватываемых лиц (наемные и самозанятые работники, а также члены их семей) и по источникам финансирования, которыми могут быть в основном страховые взносы страхователей (работодателей и работников).

  • [1] См.: Краснова О. В. Законодательство и социальное обслуживание пожилых людей в Великобритании: достижения и ограничения // Социальное законодательство России и Великобритании. Британо-российская программа. Российско-Европейский фонд. М., 2000. С. 104–118.
  • [2] См.: Социальное страхование и социальная защита. Доклад Генерального Директора. Международная Конференция труда. Женева: МБ, 1997. С. 30-32.
  • [3] См.: Gilbert, N., Uoorhis R. A. Changing patterns of social protection // International Social Security series. 2003. Vol. 9. Transaction Publishers, New Brunswick (USA) and London (UK) P. 311.
  • [4] Cm.: European Commission. Social Protection in Europe. Directorate General Employment, Industrial Relations and Social Affairs. Luxembourg, 1995. P. 61.
  • [5] Cm.: Gilbert N., Uoorhis R. A. Op. cit. P. 11.
  • [6] См.: Рогов С. М. Функции современного государства: вызовы для России // Свободная мысль – XXI. 2005. № 7. С. 57, 59.
  • [7] См.: Там же. С. 57, 62.
  • [8] Достаточно в этой связи отметить, что за три-четыре десятилетия второй половины XX в. негосударственные пенсионные фонды во многих странах Запада накопили огромные финансовые ресурсы, сопоставимые с размерами государственных бюджетов.
  • [9] См.: Современная социальная политика: российско-германское сравнение // Человек и труд. 2004. № 4. С. 18.
  • [10] См.: Розанваллон Я. Новый социальный вопрос. М.: Ad Maginem, 1998. С. 81-82.
  • [11] См.: Социальное обеспечение в мире в 2010–2011 гг. Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. С. 13.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы