Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow Социальное страхование

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ МОДЕРНИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ

Глава посвящена современным тенденциям в социальном страховании и обеспечении в европейских странах, изменениям в пенсионном, медицинском и других видах социального страхования.

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • содержание тенденций в социальном страховании и обеспечении в Европе;
  • • важнейшие направления в совершенствовании пенсионного страхования в европейских странах;

уметь

  • • оценивать происходящие изменения в социально-трудовой сфере с целью анализа ситуации в социальной сфере;
  • • прогнозировать возможные последствия изменения возрастной структуры населения европейских стран и предлагать пути совершенствования пенсионного и медицинского страхования;

владеть

  • • методикой анализа влияния рынков труда в европейских странах на функционирование национальных систем социального страхования и обеспечения;
  • • инструментами анализа современных тенденций, связанных с увеличивающейся продолжительностью жизни и рисков материальной необеспеченности на индивидуальном уровне, разработки обоснованных личных планов пенсионного и медицинского страхования.

Основные понятия: изменение форм занятости; старение населения; пенсионная система; демографическая нагрузка; адаптация людей пожилого возраста к трудовой деятельности; способы социальной интеграции пожилых в общественные структуры.

Тенденции в социальном страховании и обеспечении в Европе

Развитое социальное страхование и обеспечение – одна из характерных черт большинства европейских стран. Уровень развития социального страхования во многом зависит от таких факторов, как удельный вес наемных работников, занятых в обрабатывающих отраслях экономики, степень развитости национальных систем заработной платы, а также традиции функционирования институтов обязательного социального страхования.

В большинстве европейских стран удельный вес наемных работников находится в диапазоне 50–85% численности занятости. Так, в Скандинавских странах имели работу около 3/4 работоспособного населения, в Италии – 59%; в Венгрии и Польше – 55%. В Республике Македония работа есть только у 34% трудоспособного населения.

Фактор занятости и оформления ее в рамках регламентированных условий найма – один из ключевых моментов в вопросе организации цивилизованных институтов обязательного социального страхования. В то время как большинство западноевропейских стран достигли высоких уровней охвата населения программами социального страхования (75–85% всех работающих по найму), в других частях Европы ситуация иная. Почти во всех странах транзитной экономики – Центральной и Восточной Европы и бывшей Югославии – значительные по размеру сегменты неформального сектора экономики и безработицы приводят к тому, что треть и даже половина трудоспособного населения оказывается вне рамок систем обязательного социального страхования.

В европейских странах наблюдается значительная дифференциация заработной платы. Например, в ЕС ее величина варьирует от 47 тыс. евро в год в Люксембурге до всего 2 тыс. евро в Болгарии.

Столь значительные различия базового источника доходов населения свидетельствуют о значительной разнице в возможностях национальных программ социального обеспечения и страхования. Это проявляется и в доле затрат ВВП на социальное обеспечение в европейских странах. Например, в ФРГ, Франции, Швеции и Бельгии данные расходы превышают 30% ВВП. В странах Балтии и Румынии они чуть ниже 15% ВВП. В России, Украине, Белоруссии в среднем составляют 13% ВВП, а в Армении, Азербайджане, Грузии – не достигают и 10% ВВП.

За последние 20 лет национальные системы социального страхования столкнулись с серьезными проблемами, связанными с неоднозначными последствиями глобализации, изменениями социально-трудовых отношений и структуры занятости, со старением населения.

Первой по значимости крупной тенденцией, влияющей на состояние и трансформацию национальных систем социального страхования, выступает изменение социально-трудовых отношений. Во многих индустриально развитых странах технологические достижения резко повышают производительность труда, сокращают долю работающих в отраслях промышленности и сельского хозяйства (с 60 до 25–30% общей численности). При этом существенно уменьшается доля запятых на условиях постоянного найма, все шире применяются гибкие и неполные формы занятости (временной и частичной). Так, в странах Европы численность таких категорий работников составляет 1/4, а то и 1/3 общей численности работающих, а вместе с безработными и "серыми" формами занятости – примерно 40%. Это вызывает сокращение предметного поля социального страхования, повышается доля работников с ориентацией на индивидуальные формы личного страхования и накопления финансовых ресурсов.

Второй тенденцией в области социального страхования на протяжении последних 30 лет выступает глобализация, затронувшая рынки труда, товаров и капитала. Она также влияет на изменение матрицы социально-трудовых отношений, вызывая эффект "энтропии" в данной сфере путем выравнивания занятости в планетарном масштабе – увеличивая ее в Китае, Индии, странах Юго-Восточной Азии и, напротив, уменьшая в странах Европы и США.

Капитал теперь более свободно, чем это было еще 30 лет назад, перемещается в те места планеты, где стоимость труда и производства ниже. Поэтому многие правительства корректируют трудовое законодательство, понижая уровень социальной защиты работников с тем, чтобы компании не закрывали свои производства и не увольняли работников. В конечном итоге данные меры привели к росту доли временной (на 25%) и частичной занятости. Так, на условиях частичной занятости в настоящее время работает каждый пятый работник в странах Западной и Центральной Европы и примерно каждый четвертый работник в странах Восточной Европы.

В конечном итоге глобализация вызывает сокращение финансовых возможностей для национальных систем социального страхования и приводит к необходимости сокращения объемов и снижения размеров пособий. Кроме того, правительства стремятся создать благоприятные условия для бизнеса, снижая с этой целью размеры страховых взносов для работодателей и понижая тем самым для них финансовую нагрузку.

Третьей тенденцией мирового масштаба выступил процесс смены приоритетов в размещении финансовых активов. В 1990-е гг. в США, странах Западной Европы и Японии инвестиции в финансовые активы (финансы, страхование и недвижимость) превысили инвестиции в основной капитал. Вследствие этого произошло знаковое снижение объемов средств, направляемых на расширение реального сектора экономики, что крайне отрицательно влияет на объемы реального сектора производства, уменьшая ресурсы, направляемые на заработную плату и все виды социального страхования.

Усиление интереса международных финансовых групп к "свободным деньгам" и соперничество за мобильный капитал привели к вовлечению в орбиту их деятельности ресурсы пенсионных систем, активной пропаганде Всемирным банком в связи с этим института накопительной пенсии и "опыта чилийской пенсионной системы". Однако 25-лст- ний опыт функционирования такой системы в Чили, Уругвае и других странах поставил перед администраторами пенсионных систем накопительного типа ряд вопросов:

  • – как обеспечить застрахованным работникам необходимый уровень пенсий в случае неэффективного управления финансовыми ресурсами со стороны частных управляющих компаний и негосударственных пенсионных фондов?
  • – как побудить работодателей к выплате приемлемой по размеру заработной платы, достаточной для активного участия как работодателей, так и работников в финансировании накопительной части пенсий?
  • – как организовать работу администраторов пенсионного страхования по обеспечению информацией и навыков обращения с ней, которые позволят застрахованным работникам принимать грамотные решения по размещению пенсионных накоплений?

Следует отметить, что, несмотря на все признаки явного провала чилийского эксперимента, привлечение ресурсов на финансовые рынки с помощью финансовых ресурсов накопительных пенсионных систем продолжается во многих странах, включая Россию и Казахстан.

Четвертой тенденцией, усугубляющей ситуацию в сфере социального страхования, выступает долгосрочный процесс старения населения. Достаточно отмстить, что если в 1960-е гг. доля старших возрастных групп в большинстве индустриально развитых стран составляла около 8%, то сейчас она составляет 20%, а к 2030 г. приблизится к 26%. При этом за период с 1960 но 2000 г. средняя продолжительность жизни в странах ЕС увеличилась на четыре года.

Увеличение доли населения старших возрастных групп повышает расходы не только на пенсионное обеспечение, но и на здравоохранение и социальное обслуживание. По расчетам Еврокомиссии, в странах ЕС увеличение ожидаемой продолжительности жизни и снижение рождаемости в совокупности приведут к изменению соотношения экономически активного и неактивного населения, которое в 2009 г. составляло 2,7: 1, а к 2060 г. снизится примерно до 1,4: 1. По оценкам Еврокомиссии, к 2060 г. в странах ЕС потребуется увеличить расходы на социальные нужды пожилых на 4,7% ВПП, и в среднем они составят около 30% ВПП (табл. 12.1).

Таблица 12.1

Изменения различных видов социальных расходов в странах ЕС с 2008 по 2060 г., % ВВП

Пенсии

Здравоохранение

Долгосрочный уход за пожилыми

Пособия по безработице

Образование

Всего

+2,4

+ 1,5

+1,1

-0,2

-0,2

+4,7

Источник: ЕС, 2009 ageing report: Economic and budgetary projections for EU–27 Member States (2008–2060) // European Economy. 2009. № 2. P. 27.

Столь существенный рост финансовой нагрузки потребует серьезных изменений политики в сфере социальных расходов. Возможными ее направлениями выступают повышение пенсионного возраста, уменьшение размеров пенсий и пособий, а также повышение уровня страховых взносов. Некоторые страны ЕС уже приступили к принятию соответствующих мер, включая принятие законов.

Причины и факторы четырех перечисленных тенденций влияют друг на друга, усугубляя тем самым кумулятивное отрицательное влияние на состояние национальных систем социального страхования, что приводит к понижению достигнутых ранее высоких стандартов социального страхования. Происходит коррозия их финансовых механизмов и снижение уровня выплачиваемых пенсий и пособий, уменьшается круг застрахованных и повышается финансовая нагрузка на страхователей.

Продолжающийся процесс глобализации в средне- и долгосрочной перспективе будет усиливать и без того высокую конкуренцию на мировом рынке труда, что повлечет за собой все более широкое применение частичной занятости и в итоге – уменьшение доли застрахованных работников (с 75–85 до 50%). Кроме того, будут уменьшаться периоды полноценной занятости и сократятся возможности внесения средств, достаточных по объему, на пенсионное и медицинское страхование.

Следует отметить, что "свобода труда" как высший критерий цивилизованного общества, провозглашенный Адамом Смитом, – это всего лишь утопия, поскольку свободным может быть лишь капитал, который активно перемещается но миру. Противостоять ему может только все "цивилизованное человечество", если найдет для этого достаточно воли и желания.

Старение населения также будет продолжать "лить воду" на мельницу ухудшения ситуации с доходами населения. Увеличение доли пожилых граждан потребует либо увеличения финансовых ресурсов на пенсионные цели с 12–15 до 20–25% ВВП, либо снижения размеров пенсий и уровня медицинской помощи по крайней мере на 1/3 существующей сегодня величины.

При этом достижение критических параметров системы социального страхования в большинстве индустриально развитых стран и России следует ожидать нс к середине XXI в., а через 12–15 лет, поскольку тенденции социально-экономических изменений зачастую имеют не постепенный, а взрывной характер, отвечающий закономерностям скорости процессов так называемого эффекта зарастающего пруда.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы