Международный уголовный суд

По поручению ГА ООН в 1994 г. Комиссия международного права (КМП) разработала проект договора о создании международного уголовного суда. КМП рекомендовала созвать конференцию полномочных представителей для рассмотрения данного документа и принятия соответствующего международного договора. В 1998 г. в Риме участники дипломатической конференции одобрили текст Устава Международного уголовного суда. Впоследствии он получил необходимое количество ратификаций. Россия подписала Римский статут, но не ратифицировала его. Ранее, в 2000 г. на первой Ассамблее государств – участников Римского статута были приняты документы, содержащие элементы преступлений, входящих в юрисдикцию Суда ("Элементы преступлений"), и Правила процедуры и доказывания. 1 июля 2002 г. Международный уголовный суд начал свою деятельность. К началу 2012 г. членами Статута являются 117 государств. Местопребывание Суда – Гаага (Нидерланды), рабочими языками Суда являются английский и французский.

Состав Суда включает: Президиум, Отделение предварительного производства, Судебное отделение, Апелляционное отделение, Канцелярию Прокурора, Секретариат.

В предметную юрисдикцию Международного уголовного суда согласно Римскому статуту входят следующие международные преступления: преступление агрессии (п. 2 ст. 5), преступление геноцида (ст. 6), преступления против человечности (ст. 7), военные преступления (ст. 8). В ходе Римской конференции было решено, что перечень преступлений, входящих в юрисдикцию Суда, впоследствии может быть расширен: по истечении семи лет после вступления Статута в силу предусмотрен созыв Конференции по обзору с целью рассмотрения поправок к данному документу, относящихся в том числе к перечню подсудных преступлений.

К моменту принятия Римского статута государствам-участникам не удалось согласовать позиции по вопросу об определении преступления агрессии, уточнении элементов его состава. В тексте Статута была зафиксирована формулировка, что Суд "осуществляет юрисдикцию в отношении преступления агрессии, как только будет принято... положение, содержащее определение этого преступления и излагающее условия, в которых Суд будет осуществлять юрисдикцию касательно этого преступления". Помимо принятия определения агрессии, его соотношения с правом государства на самооборону, ключевой являлась проблема выработки условий, при которых Суд будет осуществлять юрисдикцию в отношении данного преступления. Сложность также и в согласовании правового механизма взаимоотношений между Судом и Советом Безопасности ООН – единственным органом, которому в соответствии с нормами международного права принадлежит право определять существование "любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии" (ст. 39 Устава ООН).

В 2010 г. в ходе состоявшейся в Кампале (Уганда) конференции по обзору государства-участники Римского статута выработали общий подход по вопросу определения агрессии, в результате чего путем консенсуса была принята резолюция RC/Res.6, содержащая элементы состава данного преступления (Приложение I, II) и предусматривающая внесение соответствующих поправок в текст Статута. Согласно данному определению "преступление агрессии" означает планирование, подготовку, инициирование или осуществление лицом, которое в состоянии фактически осуществлять руководство или контроль за политическими или военными действиями государства, акта агрессии, который в силу своего характера, серьезности и масштабов является грубым нарушением Устава ООН. "Акт агрессии" означает применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН. Действия, которые будут квалифицироваться Судом в качестве акта агрессии, аналогичны указанным в резолюции XXIX Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г.

Возможность "запуска" юрисдикции Суда в отношении преступления агрессии предоставлена самому государству – участнику Статута, Прокурору Суда и Совету Безопасности ООН. При наличии у Прокурора разумных оснований начать расследование в отношении преступления агрессии, он выясняет, вынес ли Совет Безопасности определение в отношении акта агрессии, совершенного соответствующим государством. Если такое определение вынесено, Прокурор может начинать расследование. В случае отсутствия подобного определения в течение шести месяцев с даты уведомления, Прокурор может начать расследование, при условии, что Палата предварительного производства Суда санкционировала начало расследования и Совет Безопасности не вынес решения об ином. При этом указано на понимание того, что Суд осуществляет свою юрисдикцию в отношении преступления агрессии на основании передачи дела Советом Безопасности независимо от того, согласилось ли заинтересованное государство с юрисдикцией Суда (Приложение III).

По вопросу об осуществлении юрисдикции в отношении преступления агрессии были приняты следующие ограничения: во-первых, Суд сможет осуществлять юрисдикцию после принятия на Ассамблее государств- участников большинством в 2/3 голосов решения о подтверждении поправок (после 1 января 2017 г.), и, во-вторых, только в отношении преступных деяний, совершенных один год спустя с момента ратификации или принятия данных поправок 30 государствами-участниками. В отношении государства, не являющегося участником Римского статута, Суд не будет осуществлять свою юрисдикцию по преступлению агрессии, совершенному гражданами этого государства или на его территории.

Международный уголовный суд осуществляет юрисдикцию в отношении преступлений против человечности в соответствии с п. 1 ст. 5 Римского статута. Основной квалифицирующий признак – совершение преступных деяний в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно (ст. 7 Статута).

Суд правомочен рассматривать дела о военных преступлениях, совершенных как в ходе международных, так и внутренних конфликтов. Базовыми квалифицирующими признаками являются наличие вооруженного конфликта и совершение преступлений в рамках плана, политики или при крупномасштабном совершении таких преступлений. Военные преступления составляют: серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г.; другие серьезные нарушения законов и обычаев, применимых в международных вооруженных конфликтах. Статья 124 Римского статута предоставляет возможность государствам при подписании Статута сделать заявление, что в течение семи лет после вступления настоящего Статута в силу для соответствующего государства оно не признает юрисдикцию Суда в отношении военных преступлений, когда, как предполагается, преступление совершено его гражданами или на его территории.

В Римском статуте Международного уголовного суда зафиксирован принцип дополнительного характера международного уголовного правосудия ("принцип дополнительности", или "комплементарности"). Указанный принцип предполагает, что Суд осуществляет свою деятельность лишь в тех случаях, когда национальные органы уголовного правосудия не могут функционировать надлежащим образом или их деятельность оказывается неэффективной. Дело не может быть принято Судом к производству: если данное дело расследуется или в отношении его возбуждено уголовное преследование государством, которое обладает в отношении его юрисдикцией, за исключением случаев, когда это государство не желает или не способно вести расследование или осуществлять уголовное преследование должным образом; если государство, обладающее юрисдикцией в отношении данного дела, провело расследование и решило не возбуждать уголовного преследования, кроме случаев, когда это решение стало результатом нежелания или неспособности государства возбудить уголовное преследование должным образом; если лицо уже было судимо за преступления, входящие в юрисдикцию Суда, кроме случаев, когда судебное разбирательство было проведено для того, чтобы оградить соответствующее лицо от ответственности за данные преступления, или не являлось независимым и беспристрастным (ст. 17 Римского статута).

С целью выявления в каждом конкретном случае неспособности государства расследовать дело Суд учитывает "в состоянии ли данное государство в связи с полным либо существенным развалом или отсутствием своей национальной судебной системы получить в свое распоряжение обвиняемого либо необходимые доказательства и свидетельские показания или же оно не в состоянии осуществлять судебное разбирательство еще по каким-либо причинам" (п. 3 ст. 17). Таким образом, ст. 17 Римского статута предоставляет возможность привлекать виновных лиц к ответственности б первую очередь в рамках национальных правовых систем; только в случае их бездействия или неэффективности может быть задействован механизм Международного уголовного суда.

Часть 3 Римского статута посвящена "общим принципам уголовного права". К ним Статут относит принцип Nullum crimen sine lege (нет преступления без закона), в соответствии с которым лицо нс подлежит уголовной ответственности за деяния, не являющиеся преступлениями на момент их совершения (ст. 22); принцип Nulla poena sine lege (нет наказания без закона), согласно которому лицо может быть наказано только на основании положений Римского статута (ст. 23); принцип отсутствия у закона обратной силы, в соответствии с которым лицо не подлежит уголовной ответственности за деяния до вступления Римского статута в силу (ст. 24); принцип неприменимости срока давности к преступлениям, входящим в предметную юрисдикцию Суда (ст. 29); принцип недопустимости ссылки подсудимых на их должностное положение (ст. 27).

Индивид несет уголовную ответственность и подлежит наказанию за преступление, подпадающее иод юрисдикцию Суда, если он: совершает такое преступление индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо; приказывает, пособничает, подстрекает или побуждает совершить такое преступление, иным образом содействует его совершению или покушению на него; любым другим образом способствует совершению или покушению на совершение такого преступления группой лиц, действующих с общей целью; покушается на совершение такого преступления, предпринимая действие, представляющее собой значительный шаг в его совершении, однако преступление оказывается незавершенным по обстоятельствам, не зависящим от намерений лица (ст. 25 Римского статута).

В отношении элемента субъективной стороны преступления ст. 30 Римского статута устанавливает, что лицо подлежит ответственности и наказанию в случае, если совершило преступление "намеренно и сознательно". При этом лицо имеет намерение в тех случаях, когда: в отношении деяния – это лицо собирается совершить такое деяние; в отношении последствия – эго лицо сознает, что оно наступит при обычном ходе событий.

Тот факт, что преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, было совершено лицом по приказу его начальника или правительства, не является основанием для освобождения этого лица от ответственности, кроме случаев, когда: это лицо "было юридически обязано исполнить приказы данного правительства или данного начальника"; это лицо нс знало, что приказ был незаконным; и приказ не был явно незаконным. В отношении приказов о совершении преступления геноцида или преступлений против человечности устанавливается, что они являются "явно незаконными" (ст. 33 Статута).

В настоящее время на рассмотрении Международного уголовного суда находятся ряд ситуаций. Термин "ситуация", используемый в Римском статуте, имеет иное значение, чем в ст. 34 и 35 Устава ООН. В ст. 14 Римского статута данный термин определяется как "ситуация, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда".

Четыре ситуации были переданы в Канцелярию Прокурора Международного уголовного суда по инициативе соответствующих государств: Демократической Республики Конго, Центрально-Африканской Республики, Уганды, Кот д'Ивуара. Кот д'Ивуар стал первым государством, которое, не являясь участником Римского статута, передал Суду на рассмотрение ситуацию на основании ст. 12 Римского статута, предусматривающей возможность государства, не являющегося участником Статута, признать юрисдикцию Суда посредством заявления, представленного Секретарю Суда. Ситуация в отношении Дарфура (Судан) была передана в Суд Советом Безопасности ООН. Данное расследование особо примечательно тем, что в 2009 г. Палатой предварительного производства Международного уголовного суда был выдан ордер на арест действующего Президента Судана.

В 2009 г. Канцелярия Прокурора получила данные о многочисленных случаях совершения преступлений против человечноети на территории Кении в период 2007–2008 гг. В марте 2010 г. Канцелярия Прокурора начала официальное расследование соответствующих обстоятельств. В 2011 г. в Международный уголовный суд были переданы материалы расследования массовых нарушений прав человека в Ливии. Постоянная палата предварительного производства Суда приняла дело к рассмотрению.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >