Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
 
Главная arrow История arrow Историография истории России
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Лекция 14. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

Развитие исторической науки на рубеже XIX—XX вв. характеризовалось, во-первых, интенсивной работой исторической мысли в области теории и методологии исторического познания, широтой охвата изучения прошлого; во-вторых, усилением влияния политики на историческую науку.

Как никогда ранее, ощущалась тесная связь науки с эпохой. Люди старались, по словам В. О. Ключевского, выяснить цель, которая "составляется из совокупности интересов, господствующих в данную минуту. Эта естественная потребность в целесообразности и обращает умы к прошедшему, где ищут и исторического оправдания этим интересам, и практических указаний на средства к достижению желаемой цели".

Возросло значение исторической науки в общественно- политической борьбе. Историки принимали активное участие в политической жизни, в думских избирательных кампаниях, в создании и деятельности политических партий. Исторический опыт, исторические аргументации и выводы послужили обоснованием программ формирующихся партий, явились средством воздействия на сознание народных масс.

В это время произошло резкое размежевание исторических концепций по теоретико-методологическим позициям, отношению к социально-экономическим и политических проблемам современности, будущему России и но способам борьбы за него.

Новые подходы к осмыслению прошлого

Перемены в общественной жизни существенным образом повлияли на самочувствие исторической науки, заставили пересмотреть ее основы, подходы к познанию и осмыслению накопленного материала. Ее состояние в отечественной историографии раскрывалось через понятие "кризис". Оно было введено в научный оборот в начале XX в. самими участниками научно-познавательного процесса. Кризис исторической науки связывался с изменениями представлений о природе, целях и методах исторической науки, с пересмотром социологических схем и понятий. Была поставлена под сомнение теория прогресса, которая составляла "чуть ли не главный догмат культуры XIX в.". Один из теоретиков исторической науки Р. Ю. Виннер видел наиболее яркое выражение кризиса в "жестком конфликте между идеалистическим и материалистическим истолкованием истории, в споре о существовании законов исторической жизни". Д. М. Петрушевский, крупнейший специалист по всеобщей истории, также обратил внимание па кризисные явления в исторической науке и поставил задачу выработки "теории исторического познания".

Советские ученые в разное время в понятие "кризис" вкладывали разнос содержание — от всеохватывающего упадка, движения назад, до понимания кризиса как естественного процесса развития науки. Историографическая ситуация рубежа веков характеризовалась как теоретико-методологический кризис. Он связывался с распространением в исторической науке субъективизма, отрицанием объективности исторического знания и самой исторической действительности, с отказом от признания ее поступательно-прогрессивного развития. Особое внимание обращалось в этом плане на либерально- буржуазное направление.

Современные исследователи отказываются рассматривать историческую науку рубежа XIX—XX вв. через понятие "кризис", особенно отдельные ее аспекты (источниковедение, медиевистика) и конкретно-исторические труды историков. Однако это не снимает проблему. Кризис — это естественная стадия развития науки, время перехода от одного качественного состояния к другому. Саморегуляция системы научных знаний на базе новых теорий и методологий является "выходом из кризиса".

Поиски новых подходов к исследованию и осмыслению материала были вызваны неудовлетворенностью позитивистскими основаниями исторической пауки: методами исследования накопленного наукой исторического материала, приверженностью к социологизации, опытному знанию как единственному пути к истине. Позитивизм не отражал увеличения интереса к индивидууму, который объявлялся и содержанием, и двигателем исторического процесса.

Перемены коснулись прежде всего теоретических и методологических оснований исторической науки. Активно обсуждались вопросы ее предмета и статуса, специфики исторического познания, методов исследования, места исторической науки в системе других наук. Они являлись предметом широких дискуссий историков, философов, социологов различных течений и направлений.

В предшествующий период развития исторической науки внимание историков было сосредоточено на теории исторического процесса, на таких вопросах: как он совершался и каков его характер, чем обусловлено то или иное течение исторического процесса, каковы факторы, управляющие им. В конце XIX — начале XX в. интерес сместился в сторону определения теории исторического познания, в область гносеологии, т.е. принципов и методов получения исторических знаний.

Методология выделяется в особую отрасль научного исторического знания, что отвечало практическим задачам исследований, внутренней логике его развития. Появляются специальные работы по методологии истории Р. Ю. Виппера, Н. И. Кареева, А. С. Лаппо-Данилевского, М. М. Ковалевского, Н. М. Бубнова, М. М. Хвостова и др. Методология, как специальный курс, включается в программу подготовки специалистов-историков. В Московском университете впервые в отечественной учебной практике такой курс читал В. О. Ключевский, в Петербургском — А. С. Ланно-Данилевский, в Киевском — Н. М. Бубнов, автор первого "Пособия по методологии истории" (1911).

Пересмотр теоретических и методологических основ исторической науки происходил по многим направлениям. Существенное влияние продолжал оказывать на практику исторических исследований позитивизм. Наиболее яркими его представителями в это время были II. Н. Милюков, А. А. Кизеветтер, С. Ф. Платонов, Н. А. Рожков, народники.

В 1890-е гг. в русской исторической науке распространяются материалистические идеи К. Маркса и Ф. Энгельса. При материалистическом понимании истории на первый план в определении общественного бытия выдвигался материальный фактор, т.е. производство материальных средств. "Материалистическое понимание истории, — писан Ф. Энгельс, — это такой взгляд на ход всемирной истории, который конечную причину и решающую движущую силу всех важнейших событий находит в экономическом развитии общества, в изменении средств производства и обмена, в вытекающем отсюда разделением общества на различные классы и в борьбе этих классов между собой". Совокупность производительных сил и производственных отношений, складывающихся в процессе производства, обусловливает все общественные отношения и сознание людей. Это определило и понимание роли народных масс в истории как основной производящей силы общества, создателей материальных ценностей. Материалистическое учение исходит из объективного характера законов развития, возможности их познания и использования в процессе сознательной деятельности. Марксисты признавали также влияние на ход исторического развития политического строя, правовых отношений, идей, религии, что предусматривало рассмотрение всех сторон жизни общества во взаимодействии.

С критикой позитивизма и марксизма выступили сторонники метафизического миросозерцания — ученые, придерживавшиеся неокантианской теории и методологии исторического познания, получившей распространение в России в конце XIX — начале XX в. "Неокантианский дух, — отмечал Н. А. Бердяев, — стал орудием освобождения от марксизма и позитивизма и способом выражения назревших идеалистических настроений". При помощи метафизики ученые считали возможным получить ответы на вопросы, которые выходили за рамки опытного научного знания, в том числе предвидеть будущее.

Внимание русских историков привлекли идеи неокантианской философии истории баденской школы — В. Виндельбанда, Г. Риккерта и др. Согласно этой философии, с учетом различия взглядов ее отдельных представителей, мир является воплощением субъективных установок, планов и мотивов людей. Они представляли историю как цепь единичных, неповторимых событий, что определяло ее специфику, отличало историческую пауку от естественных наук. Неокантианцы отвергали идею закономерностей как руководящего принципа исторического познания, признавали индивидуальность, уникальность исторических событий. Общественные явления рассматривались ими как результат сознательной деятельности людей, совокупность целей, поставленных индивидуумами. В силу этого они отрицали тождество паук естественных и общественных. Неокантианцы разработали учение о ценностях, история выступала для них как наука оценочная. Высшими ценностями объявлялись религиозные, этические, эстетические. В русской исторической науке эти положения развивал и уточнял А. С. Лаппо-Данилевский.

Начался активный поиск религиозных форм осмысления истории. Вера, поколебленная в исторической мысли позитивизмом, снова становилась одним из путей познания и осмысления прошлого. Обращение к метафизике было характерно для историка и философа Л. П. Карсавина. Религиозно-мистические идеи осмысления прошлого, настоящего и будущего России привлекли внимание С. Н. Булгакова и Н. А. Бердяева, заложивших основы христианского социализма.

В конце XIX — начале XX в. не было какой-либо ведущей теоретико-методологической линии, оказывающей решающее воздействие на историческое познание. Различные подходы пересекались, противостояли друг другу. Каждый из них имел свои положительные стороны и ограничения, возможные рамки использования, позволявшие рассмотреть те или иные стороны общественной жизни. Отсюда новое понимание теории исторического прогресса, закономерностей, сил, определявших историческое развитие, принципов и методов исторических исследований.

Предметом широкой дискуссии стал вопрос о специфике исторической науки и ее месте в системе научных знаний. Историки обратили внимание на различия естественных, генерализирующих наук (номотетических), имеющих дело с явлениями повторяющимися, и наук индивидуализирующих (феноменологических), имеющих дело с индивидуальным и неповторимым, к которым относили историческую науку. Эта точка зрения на разделение общественных и естественных наук становится преобладающей.

Несмотря на свойственную для позитивизма социологизацию исторического знания, делаются попытки разграничить область социологии и исторических исследований. Объект у них один — история общества. Различия находятся в определении предмета, целей и методов изучения. Специфику исторической науки ученые видели в том, что в историческом процессе главную роль играет сознательная деятельность людей. Это обращало историков к изучению личности индивидуума в историческом процессе. Если задачей социологии признавалось целостное изучение социального организма в единстве всех его сторон, связей, отношений, то задачей исторической науки — изучение индивидуальной), единичного. Однако это разделение наук не исключало признания возможности использования в исторической науке обобщающих методов, приведения единичного к общему.

Многие ученые были осторожны и в объяснении исторического процесса с точки зрения поиска причинно-следственных связей. Так, В. О. Ключевский, разделяя мнение о связи предшествующих и последующих явлений, рассматривал ее через понятие "впитывание в себя новым прошедшего", что и делало процесс развития непрерывным. Проследить эту связь он считал невозможным в силу многообразности явлений, отсутствия знания о многих из них.

Если в предшествующий период ученые-историки исходили из признания прогрессивно-поступательного характера исторического процесса, то в конце XIX в. появились сомнения поэтому поводу. Прогрессивный характер исторического процесса как переход общества с низших стадий развития к более совершенным с точки зрения экономики, политики, социальной организации отстаивали марксисты. Единственным законом истории полагали прогресс теоретики народничества П. Л. Лавров и Н. К. Михайловский, понимая его как постоянное совершенствование человека и вырабатываемых им идей. Представители других направлений исторической мысли задумывались над вопросом: "Что, собственно, есть прогресс и можно ли его установить?" Большинство ученых, рассматривая движение общества вперед как общую тенденцию, связанную с развитием сознания человека, его нравственных постулатов, приходили к выводу о невозможности определения собственно прогресса в жизни народов. Н. И. Кареев, например, сделал заключение, что прогресс не автоматически объективно обусловлен и закономерен, а только возможен, он зависит от усилий личностей, творящих историю, и поэтому не прочей. Прогресс для него — это способность человека к развитию, но еще не само движение общества.

Таким образом, в исторической науке шел процесс пересмотра мировоззренческих, теоретических и методологических позиций. При этом обнаружилась преобладающая тенденция — отказ от основных понятий предшествующего периода. Главной задачей исторической науки стало изучение индивидуумов, их целей, идей, которые и определяли движение общества.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика