Меню
Главная
УСЛУГИ
Авторизация/Регистрация
Реклама на сайте
 
Главная arrow История arrow Историография истории России
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >

Марксистская концепция истории России

В конце XIX — начале XX в. в связи с распространением в русской общественной мысли марксистской теории и методологии были сделаны попытки сформулировать на их основе отношение к прошлому и настоящему России.

В марксистском направлении в конце XIX в. существовали два течения, резко разошедшиеся па рубеже веков по своим мировоззренческим и социально-политическим взглядам. Одно течение представляли "легальные марксисты" (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский, С. Н. Булгаков и др.), которые в основном принимали экономическую теорию К. Маркса и в то же время не признавали его учения в области социологии и философии. Представители другого течения приняли главную социологическую и социальную сущность марксизма — понятие о классовой борьбе, о будущем развитии России как обществе социалистическом, являющемся закономерным результатом исторического процесса.

"Первый марксист" в России, философ, историк и общественный деятель Георгий Валентинович Плеханов (1856— 1918) прошел путь от народничества к марксизму. В работах "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю", "Несколько слов в защиту экономического материализма", "О монистическом понимании истории", "Основные вопросы марксизма", "К вопросу о роли личности в истории" он популяризировал идеи марксистской философии и теории исторического познания, полемизировал с народниками и сторонниками позитивизма.

Материалистическое понимание истории, писал Плеханов, имеет в виду связь и зависимость надстроечных явлений от базиса. Это методологический принцип изучения общества и проявления закономерностей его развития: формирования производительных сил, обусловленных ими экономических отношений, социально-политического строя, выросшего на данной экономической основе. Закономерности, в свою очередь, формируют правовые и идеологические отношения, оказывают влияние на психику людей. Раз возникнув, данные общественные отношения сами оказывают большое влияние на развитие производительных сил. Таким образом, между производительными силами и общественным строем возникает взаимодействие. Имущественные отношения, сложившиеся на данной ступени роста производительных сил, в продолжение некоторого времени способствуют дальнейшему их росту, а йотом начинают мешать ему. Возникает необходимость их изменения. Г. В. Плеханов полагал, что эта зависимость проявляется в основном на больших отрезках исторического развития. Путь же поворота в общественных отношениях всегда лежит через надстройку. Поэтому в области, например, идеологии многие явления могут быть только косвенным образом объяснены экономическими явлениями.

Позитивистская теория факторов, признавал Плеханов, будучи в свое время полезной, уже сыграла свою роль. Человеческое общежитие рассмотрено с различных точек зрения, и теперь появилась необходимость представить синтетический взгляд па общественную жизнь. Это дает монистическое понимание характера исторического процесса, определяющее влияние материального (экономического) фактора.

Отрицая народническое понимание роли личности в истории и происхождения идей, Плеханов считал их вторичными от экономических отношений, настаивал на обусловленности действий личности исторической необходимостью. При этом он не умалял инициативы и активности ни отдельной личности, ни массы людей: "Ни один великий шаг в историческом движении человечества не может совершиться не только без участия людей, но и без участия великого множества людей, т.е. масс". Личность, более развитая благодаря своим природным данным, может влиять на судьбу общества, и иногда ее влияние бывает даже очень значительно. Но как самая возможность, так и размеры влияния определяются организацией общества, состоянием его сил. При анализе общих закономерностей исторического процесса, где речь идет о развитии производительных сил и производственных отношений, влияние личности невелико. При рассмотрении же конкретных исторических событий личность играет эффективную роль. Г. В. Плеханов отвергал теорию народников о "героях" и "толпе". Выдающиеся личности, утверждай он, неразрывно связаны с массой, они выражают се стремления и интересы. Великий человек не может навязать обществу отношения, которые не соответствуют состоянию производительных сил.

Законы материального производства и закон классовой борьбы, как главные факторы прогресса общества, являются для Плеханова ключом к пониманию исторического процесса и его отдельных явлений. В конце жизни он обратил внимание на психологические факторы, искал корни общественной экономики в национальных интересах, в отвлеченных этических принципах.

Особое место в творчестве Плеханова занимает работа "История русской общественной мысли". Это произведение, к которому он приступил в 1909 г., но, к сожалению, не завершил, содержит очерк развития русских общественных отношений. В определении исторического процесса в России ученый исходил из положения марксизма, что в основе развития всех стран лежат общие законы. Сравнивая русскую историю с историей других стран, прежде всего западноевропейских, Плеханов пришел к заключению, что, не будучи "вполне своеобразным", русский исторический процесс имеет существенные отличия, напоминает "процесс развития великих восточных деспотий". Россия как бы постоянно колеблется между Западом и Востоком. В Киевском государстве меньше, в Московском — больше. После реформ Петра I европеизация России ускорилась, но еще не закончилась.

Причинами своеобразия истории России Плеханов называл уже известные в русской историографии природно-географические условия, постоянную борьбу с кочевниками, необходимость обороны границ. С природно-географической средой связаны особенности хозяйственного, экономического развития, что, в свою очередь, определило своеобразие социально-политического строя Московского государства. Завоевания, борьба с кочевниками вызывали различные перемены в хозяйственном строе, поскольку в каждом случае степень экономического и культурного развития завоевателей и завоеванных была различной. Татары опустошили Русь, замедлили рост ее производительных сил, что сказалось на ее политическом состоянии. Все это усиливало власть князя как военного стража русской земли и замедлило развитие социальных структур, привело к закрепощению "высшего" служилого класса и "низшего" крестьянства, как это было в Древнем Египте, Китае, Персии, Индии и других восточных странах. "Сближение общественно-политического строя Северо-Восточной Руси со строем восточных деспотий, — делал вывод Плеханов, — объясняется в последнем счете обстоятельствами, замедлившими рост производительных сил и тем самым причинившими инертность ее хозяйству". Негативно эта замедленность развития хозяйственного строя сказалась и на классообразовании, и на классовой борьбе, и в итоге привела к более позднему образованию классов и их подчинению государству. Борьба с феодализмом городских общин и третьего сословия подготовила создание новых средств производства и производственных отношений, а потому и нового порядка. Увеличение числа фабрик, на которых работали приписные крестьяне, было вызвано экономической отсталостью. "Азиатский" характер освобождения крестьян неблагоприятно сказался на развитии промышленности и крестьянского хозяйства.

Борьба классов, по Плеханову, оставалась в "скрытом состоянии" и существенно не поколебала в России политический строй, а напротив, укрепила его. Революция 1905— 1907 гг. явилась результатом сочетания двух сил, совершенно различных по своей природе. Одна из них была создана процессом европеизации России, другую породил наш "старый восточный быт".

О перспективах революционных преобразований, в принципе способных изменить линию судьбы, намеченную Петром I, историк писал: "Если не будет объективных предпосылок для социалистической революции, то правительство вынуждено будет искать спасения в идеалах “патриархального и авторитарного коммунизма”, внося лишь те изменения, что вместо “сынов солнца” и их чиновников национальным производством будет заведовать социалистическая каста".

По Плеханову, развитие русской общественной мысли происходило под влиянием западноевропейской философии. Однако он полагал, что приносимые с Запада формы и идеи определяются в конечном итоге тем содержанием, которое дают им общественные классы России. Так, просветительские идеи XVIII в. под влиянием состояния мещанского сословия, которое их восприняло, обернулись "мистикой розенкранцев". Общественная мысль и литература, отмечал Плеханов, "склоняется к упадку чаще всего вследствие упадка того общественного класса или слоя, вкусы и стремления которого в ней выражаются". История русской общественной мысли конца XIX — начала XX в., продолжал он, определяется взаимными классовыми отношениями пролетариата и буржуазии.

В современной истории Плеханова интересовало становление капитализма как закономерного этапа в развитии общества. На большом фактическом материале он показал успехи развития крупного промышленного производства и рост пролетариата, развитие товарно-денежных отношений, эволюцию кустарной промышленности, разложение сельской общины. В работе "Русский рабочий в революционном движении" (1898) Плеханов представил этапы развития революционного движения в России. Особенно его привлекала деятельность Н. Г. Чернышевского, которому он посвятил несколько работ. Многие положения и оценки Плеханова легли в основу последующей марксистской историографии. Востребованы они и в современной исторической науке.

Политический деятель, создатель и теоретик социал- демократической рабочей партии в России Владимир Ильич Ленин (Ульянов) (1870—1924) воспринял марксизм прежде всего как идеологию пролетариата. Значение его трудов по проблемам истории состоит в дальнейшем развитии теории исторического материализма на основе обобщения практики общественной жизни и задач революционной борьбы. Свои исходные позиции Ленин отстаивал в полемике с различными по своей теоретико-методологической сущности социологическими концепциями. Взгляды на исторический процесс он изложил в работах "От какого наследства мы отказываемся?", "Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал- демократов?", "Задачи русских социал-демократов", "Марксизм и эмпириокритицизм" и др.

Социологическая концепция Ленина основывалась на понятии об общественно-экономических формациях. Общество в своем развитии проходит ряд ступеней, связанных с определенным уровнем производительных сил и сложившихся на их основе отношениях между людьми. Смена этих ступеней составляет объективный закон развития общества. Переход по восходящей линии от одного состояния к другому, от старого к новому, происходит в виде скачка (революции). Присущие обществу законы существуют объективно, независимо от сознания людей, их нельзя изменить или ликвидировать. Но механизм их действия, по мнению Ленина, включает в той или иной форме субъективный фактор. "Идея детерминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков... отвергая вздорную побасенку о свободе воли, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действия... не подрывает роли личности в истории: история вся слагается именно из действий личностей...", но действия личности должны вытекать из знания законов, из конкретных общественных и классовых отношений.

Деятельность личности Ленин связывал с действиями народных масс, классов. Это являлось для него исходным методологическим принципом критики теории "критически мыслящих личностей" народников. Резко выступал Ленин и против объективистской концепции "легальных марксистов", в том числе II. Б. Струве. Он противопоставил ей марксистское материалистическое понимание исторического процесса: материалисты "не ограничиваются указанием на необходимость данного исторического процесса", данного ряда фактов, на непреодолимые исторические тенденции, а "выясняют, какая именно общественно-экономическая формация и порождаемые ею антагонистические отношения... дают содержание этому процессу, какой именно класс определяет эту необходимость". Конкретное соотношение объективного и субъективного он раскрыл в положении о революционной ситуации как сочетании объективных и субъективных факторов, доказывая возрастание роли субъективного фактора по мере развития революции и строительства нового общества. Рассматривать историю, писал Ленин, следует с точки зрения тех, кто ее творит. Действия масс направляются идеями, теориями, политическими взглядами. На них работают партии, которые стоят во главе классов. "Без революционной теории, — утверждал он, — не может быть и революционного движения... Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией".

Ленин раскрыл сложный процесс познания, обосновал и развил принципы диалектического материализма. Историческая практика выступает не только как цель познания, но и как критерий истины, основа развития теории. Отсюда последовательно проводимый Лениным принцип историзма. Всестороннее раскрытие получил у него также принцип классового анализа исторических процессов.

Интерес Ленина к русской истории был избирательным и корректировался в связи с задачами борьбы рабочей партии. Исследуя эволюцию производительных сил и производственных отношений в России, он подчеркивал особую роль экономического фактора в образовании единого государства на Руси. Действительное фактическое слияние всех областей, земель и княжеств в одно целое было вызвано, считал Ленин, "не распадением родовых связей (их во времена Московского царства уже не существовало), а усиливавшимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок". Этот процесс он относил примерно к XVII в., которым датировал начало нового периода в русской истории.

Особое внимание Ленин уделял анализу современного ему социально-экономического состояния России, что отражено в работе "Развитие капитализма в России" (1899). К этой теме он постоянно возвращался и в дальнейшем, наблюдая за происходившими изменениями. Рассматривая капитализм в России как проявление общих законов исторического развития, Ленин одновременно выявлял особенности русского капитализма: развитие товарных отношений, кустарной и фабричной промышленности, проблемы аграрного строя, переплетение крепостнических и капиталистических отношений в деревне и вообще в экономике страны. Главный его вывод: Россия — страна капиталистическая. В работе "Империализм, как высшая стадия развития капитализма" он дополнил экономическую теорию марксизма выводом об империализме, обострившим экономические, социальные и политические отношения, что неминуемо ведет к необходимости их изменения, т.е. к революции.

Ленин не оставил без внимания и историю классов и социальных групп России. Он исследовал процесс разложения сословий феодального общества, проследил формирование классов капиталистического общества: крупной промышленной и земледельческой буржуазии, пролетариата и крестьянства в их количественном и качественном отношении. Характеризуя рабочий класс, он выявил его основные группы, исходя из их деятельности, уровня политического сознания, организованности, обратил внимание на особенности рабочего класса России, выработал стратегию и тактику борьбы пролетариата. Такому же детальному анализу подверг крестьянство и определил его место в предстоящей революции.

Накануне Первой русской революции Ленин теоретически и практически разрабатывал марксистское учение о политической партии пролетариата. В работах "Что делать?", "Шаг вперед, два шага назад" он исследовал процесс формирования социалистической идеологии и ее влияние на историческое развитие, формы классовой борьбы пролетариата и сделал вывод о необходимости создания партии нового типа, которая, сознавая "материалистические условия переворота", станет во главе рабочего класса. В последующие годы в его трудах получили развитие теория буржуазно-демократической революции и перерастания ее в революцию социалистическую, учение о государстве диктатуры пролетариата. Своими исследованиями Ленин заложил основы развития марксистского понимания русской истории.

Первым профессиональным историком-марксистом традиционно считают Михаила Николаевича Покровского (1868—1932). Его теоретико-методологические взгляды с момента окончания Московского университета в 1891 г. претерпели значительную эволюцию. В первых своих работах Покровский проявил себя как историк-позитивист. В конце 1890-х гг. его взгляды определялись уже "экономическим материализмом" с последующей эволюцией в сторону марксистского учения.

В работе "Экономический материализм" (1906) историк писал: "Марксизм не только объясняет историю экономическими причинами, но и представляет себе эти экономические причины в определенной форме классовой борьбы. Это — революционный исторический материализм, в отличие от мирного, эволюционного экономизма многих буржуазных писателей". Для Покровского было неприемлемо "упрощение" материалистического понимания истории, которое делает, по его мнению, из последней "слепой, стихийный процесс, идущий своим чередом, как если бы людей с их сознанием на свете не существовало".

Под материализмом ученый понимал объяснение исторических перемен влиянием материальных условий, материальных потребностей человека. Классовую борьбу он воспринимал как "движущее начало истории". Экономическая обусловленность исторических фактов, по Покровскому, нисколько не мешает тому, что перемены в истории могут быть результатом сознательного действия людей, т.е. результатом влияния идей. Но сами эти идеи суть "не что иное, как отражение экономики в человеческом мозгу"; индивидуальные особенности исторических деятелей были "безошибочно продиктованы экономикой их времени". Признавая сложность и противоречивость исторического познания, Покровский считал, что преодолеть это противоречие можно при помощи правильного метода, и этот метод дает диалектический материализм.

В годы эмиграции Покровский написал пятитомную работу "Русская история с древнейших времен" (1910—1913), в которой впервые с марксистских позиций осветил весь ход исторического развития России. Его основанием он считал хозяйственную организацию и представил историю русского парода, исходя из смены социально-экономических стадий общества. Стадии развития, по Покровскому: первобытнообщинный коммунизм, феодализм, ремесленное хозяйство, торговый капитализм и промышленный капитализм.

Следуя за В. О. Ключевским, своим университетским учителем, Покровский обратил пристальное внимание на роль торгового капитала. В частности, его влиянием он объяснял аграрный кризис XVI в. в России, реформы Петра I. "Торговый капитал" являлся у него чуть ли не главной движущей силой истории России.

В работе "Очерк истории русской культуры" (ч. 1 вышла в 1915, ч. 2 — в 1918 г.) Покровский возвратился к проблеме торгового капитала и представил его как самостоятельную силу; сделал вывод о появлении нового общественного строя — торгового капитализма; причислял себя к сторонникам марксистской философии и подчеркивал, что исторический материализм является ничем другим, как попыткой приложить общенаучные факты к изучению исторических явлений.

По своим политическим и идейным позициям называл себя марксистом Николай Александрович Рожков (1868— 1927) — историк и социолог, член Российской социал-демократической рабочей партии. Его мировоззренческие и теоретические позиции формировались поначалу иод влиянием позитивизма и народнической идеологии II. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского. Знакомство с трудами К. Маркса, Ф. Энгельса, Г. В. Плеханова довершило его "воспитание в духе марксизма". В процессе работы над диссертацией "Сельское хозяйство Московской Руси в XVI веке" он стал "фактическим марксистом", так как убедился, что "экономика дает ключ к пониманию политики", обусловливает социальные, политические и другие отношения.

Особое внимание Рожков уделял психологическому фактору. История для него, в сущности, "психологическая задача". При этом Рожков исходил из "теории развития психологических типов". Они проявляются в экономической, социальной, политической, культурной жизни общества. Преобладание того или иного типа является ключом к объяснению духовной культуры, экономического строя и социальных отношений общества.

Главной своей задачей ученый считал установление социологических законов, использование принципов познания и методов социологии. Для разрешения вопроса о современных ему направлениях в истории он полагал важными социологические приобретения для исторической науки.

Историю и социологию Рожков рассматривал в тесном единстве и взаимосвязи. Историческая наука изучает законы развития конкретных обществ в разные периоды их жизни, собирает факты и одновременно проводит первичную систематизацию и обобщение. Социология, или теория общественной жизни, имеет целью исследование общих законов общежития вне зависимости от конкретной обстановки. В соответствии с социологией О. Конта Рожков выделял законы статики и законы динамики. Изучение первых предполагало рассмотрение общества в связи всех его элементов: климатические условия, население, отрасли хозяйства и формы хозяйственной деятельности, классовая структура общества; изучение вторых давало возможность проследить моменты развития общества, взаимодействие форм одного порядка по вертикали.

Итоги изучения России в дореволюционный период представлены в книге Рожкова "Обзор русской истории с социологической точки зрения" (1903—1905). Эта работа — первое такого рода марксистское обобщающее исследование со времен Киевской Руси до XVI в. В ней рассматриваются природа и население, народное хозяйство, устройство общества, политический строй, церковь, духовенство, культурная жизнь.

Кроме истории России Рожков изучал всеобщую историю. На основе сравнительно-исторического метода он показал общее и частное в развитии различных стран и народов, причем не только европейских, но и стран других континентов в различные периоды их жизни.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика