Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

Б. Паскаль и Ф. Ницше: опыт сравнения

Многочисленные ссылки на работы Блеза Паскаля (1623–1662) в трудах немецкого философа Фридриха Ницше (1844–1900) свидетельствуют о том, что Паскаль был его учителем наряду с Эпикуром, Монтенем, Гёте, Спинозой, Платоном, Руссо и Шопенгауэром. Ф. Ницше видит в Паскале "безупречного мыслителя", отмечает его "духовную глубину", "благородство" и "безукоризненную честность". В то же время Паскаль для Ницше – "достойный противник" из лагеря христиан и вместе с тем самая выдающаяся жертва христианства, которое сначала медленно убивало его тело, а затем и душу, проявив при этом самую ужасную бесчеловечность и жестокость.

Влияние взглядов Паскаля на формирование философии Ницше сначала проявлялось косвенно, через Артура Шопенгауэра (1788–1860). В 1871 – 1880 гг. Ницше заимствует у последнего трагическое видение мира и человека, в связи с чем обращается к анализу древнегреческой культуры (трагедия, философия, религия). Если у Паскаля трагизм человеческого бытия связан с затерянностью человека перед лицом бесконечности, у Шопенгауэра – с беспомощностью индивида перед лицом "вещи в себе", понимаемой как "слепая воля к жизни", то у Ницше – с ужасом человека перед лицом "дионисийского хаоса" жизни и слепых инстинктов собственной природы. В "Происхождении трагедии из духа музыки" Ницше усматривает истинное величие греческой культуры в синтезе дионисийского (трагического) и аполлоновского (жизнерадостного) видения мира.

Ф. Ницше обращается к философии Паскаля в связи с критикой современной ему культуры, в которой утрачено дионисийское начало и предана забвению "мудрость Аполлона". "Нездоровую" традицию "теоретического человека" Ницше возводит еще к Сократу и Эврипиду: если до них греки умели видеть жизнь и созерцать прекрасное, то после них они ищут всеобщую истину.

Основой жизни человека Ницше считает "волю к власти", негативный аспект составляет "дионисийский хаос" слепых инстинктов и необузданных страстей человека. Этот внутренний беспорядок должен быть "укрощен" посредством "мудрости Аполлона", которая выражается в самодисциплине, в господстве над собственным "я" и даже в определенном аскетизме ради высшей духовности человеческой жизни. Все это составляет положительный аспект ницшеанской "воли к власти". У Ницше человек способен достигнуть гармонического единства дионийского и аполлоновского начал.

Идеи "вечного возвращения" и цикличности истории функционально связаны с необходимостью обоснования возможности возрождения гармонических людей, т.е. "расы сверхчеловека". Здесь Ницше снова обращается к Паскалю, заимствуя у него мысли о преодолении человеком самого себя, о господстве над своими инстинктами и своим эгоистическим "я" и даже о полезности страдания, что в совокупности составляет содержание аскетического идеала. В этой связи Ницше усматривает у Паскаля идеал, родственный своему. Но это не означает, что он принимал учение Паскаля о человеке и его христианский идеал, искалечивший, по Ницше, тело и душу этой великой личности.

Прежде всего Ницше отбрасывает религиозные убеждения Паскаля, упрекая его в "интеллектуальной наивности" по отношению к христианским догматам. Другое существенное различие между Паскалем и Ницше связано с пониманием ими человека, в котором Паскаль выше всего ставил его душу, разум, "я" как феномен сознания и как высшую ценность, что легко приводит, по Ницше, к "субстанциализации духа", его первичности по отношению к телу.

В духе христианства Паскаль проповедует ненависть к телу как источнику похоти, стоящему на пути нравственного совершенствования человека, и призывает принести тело в жертву духу. В противовес Паскалю Ницше рассматривает человека прежде всего как "живую систему", как организм и тело. Для Ницше вера в тело более фундаментальная и первична, чем вера в душу. Сознание и "я" как его феномен вторичны по отношению к телу и не существуют в отрыве от него. Сознание в трактовке Ницше есть только последний штрих, который добавляется к организму.

Как утверждал Ницше, именно христианство разрушило замечательные маршруты человечества. Естественно, состояние людского рода подверглось порче, поскольку христианство приняло сторону всего слабого, низкого, неудачного. Хорошо бы поскоблить заблудшие века. Заодно возродить древнее, природное, жизнестойкое. "Христианство взяло сторону всех слабых, униженных, неудачников, оно создало идеал из противоречия инстинктов поддержания сильной жизни; оно внесло порчу в самый разум духовно сильных натур, так как оно научило их чувствовать высшие духовные ценности как греховные, ведущие к заблуждению, как искушения"[1].

  • [1] Ницше Ф. Проклятие христианству // Его же. Соч. : в 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 634-635.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы