Диалектико-материалистический проект

После анализа немецкой философии резонно обратиться к отечественной философии. Дело в том, что почти весь XX в. отечественная философия развивалась под влиянием марксизма, главные истоки которого имеют германское происхождение.

К. Маркс начинал свою деятельность как гегельянец, но со временем его позиция существенно изменилась. "У Гегеля, – писал Маркс в “Капитале”, – диалектика стоит на голове. Надо ее поставить на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно"[1]. Так Маркс от диалектики не отказался, а идеализм осудил. Но необходимо было определиться и относительно идеального (читайте: концептуального –В. К.): "Идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней"[2].

По мнению Маркса, исходить надо из материального, изменяющегося и развивающегося по законам диалектики. Концепты же следует интерпретировать как отображение материального в головах людей. Но как следует понимать сами концепты? Гегелевский метод восхождения от абстрактного к конкретному был существенно модифицирован К. Марксом, специально подчеркивавшим, что "наиболее всеобщие абстракции возникают вообще только в условиях наиболее богатого конкретного развития, где одно и то же является общим для многих или для всех"[3].

Новация Маркса состояла в придании абстрактному социального статуса. Он утверждал, что к конституированию абстрактного приводит не столько абстрагирующая деятельность людей, сколько их социальное взаимодействие.

Как это понимать? В связи с этим вопросом марксисты придают большое значение первому тезису Маркса о философии Фейербаха.

"Главный недостаток всего предшествующего материализма, включая и фейербаховский, заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берутся только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой. Фейербах хочет иметь дело с чувственными объектами, действительно отличными от мысленных объектов, но самое человеческую деятельность он берет не как предметную деятельность. Поэтому в “Сущности христианства” он рассматривает, как истинно человеческую, только теоретическую деятельность, тогда как практика берется и фиксируется только в грязно-торгашеской форме ее проявления. Он не понимает поэтому значения “революционной”, “практически-критической” деятельности"[4].

В соответствии с процитированной установкой К. Маркса природу идеального следует видеть в деятельности, причем непременно в предметной и к тому же революционной. Идеальное в интерпретации Э. В. Ильенкова оказывается ничем иным, как активной общественно-человеческой формой деятельности человека[5]. По мнению Г. П. Щедровицкого, первична деятельность, а знание – вторично[6]. Отмечу особо, что тезисы о Фейербахе были написаны 27-летним К. Марксом. Совсем не обязательно истолковывать их содержание прямолинейно. Писал же К. Маркс в "Капитале" (в 49 лет), что "...При анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции"[7]. "Сила абстракции" в данном случае явно понимается в привычном ключе, а не как революционная предметная деятельность.

Проведя серьезные исследования творчества К. Маркса, мы возьмем на себя смелость раскрыть секрет его ошибки, не замеченной ортодоксальными последователями его учения. К. Маркс очень гордился открытием абстрактного труда, полагая, что именно он образует субстанцию стоимостей товаров. Что общего у двух товаров одинаковой стоимости? Маркс полагал, что усредненный, т.е. общественный труд. Современные экономисты объясняют равенство стоимостей иначе. Они в равной степени полезны в соответствии с избранным принципом экономической теории, например, максимизацией нормы прибыли на авансированный капитал. Ценности вменяются продуктам труда. Увы, К. Маркс не владел концептом ценности. Абстрактный труд так и не был обнаружен. Рассуждения же Маркса, с одной стороны, об абстракции как познавательном процессе, а с другой – об абстрактном труде как результате не познавательной процедуры, а общественной деятельности, привело к явной путанице.

Утверждение, что деятельность первична, а знание вторично, неверно. На наш взгляд, следует настаивать на правомерности деятельностного представления научной теории. Оно является еще одним процессуальным представлением, наряду с поведенческим, операциональным и консеквенциальным, столь популярными в аналитической философии.

Что касается практики, то ее неправомерно противопоставлять теории, ведь она сама имеет теоретический характер – планируется и совершается в соответствии с той или иной теорией. При желании практика может, да и должна рассматриваться как экспериментальный этап теории. Эксперимент, конечно же, актуален, но неправомерно считать, что именно он является критерием истины.

После сказанного каркас диалектико-материалистического проекта можно представить следующим образом.

  • 1. Первичность материи относительно сознания.
  • 2. Сознание есть отображение материи в сознании людей.
  • 3. Теория выступает как восхождение от абстрактного к конкретному, которому предшествует разложение конкретного на его абстрактные части.
  • 4. Абстрактное есть самое массовое.
  • 5. И материальное, и идеальное (сознательное, концептуальное) выступают как единство и борьба противоположностей (первый закон диалектики).
  • 6. Количественные изменения приводят к качественным скачкам (второй закон диалектики).
  • 7. Развитие идет по спирали, исходное снимается развитием, но затем вновь воспроизводится в существенно модифицированной форме (третий закон диалектики).
  • 8. Критерием истины является практика.

Насколько действенен диалектико-материалистический проект? В советское время многие отечественные ученые утверждали, что именно строгое следование диалектико-материалистическому методу способствовало их научным успехам. В наши дни такого рода заявления встречаются крайне редко – явно сказывается отсутствие былого идеологического пресса. Что касается диалектической логики с ее тремя законами, то их невозможно согласовать с концептуальной трансдукцией. Диалектических противоречий нет ни в одной научной теории.

Основная беда диалектико-материалистического проекта состоит в его отстраненности от метанауки. Многое из того, что предписывается наукам диалектическими материалистами, на самом деле в них отсутствует. Но так обстоят дела с любым проектом, который предлагается от имени философии безотносительно к содержанию наук. К сожалению, в нашей стране диалектико-материалистический проект далеко не всегда воспринимается критически. Во многих российских университетах студентов продолжают учить диалектическим законам. Воспитанные на диалектическом материализме, многие отечественные философы не могут переосмыслить свое историческое прошлое.

Выводы

  • 1. На первый взгляд диалектико-материалистический метод вполне добротен, но при ближайшем рассмотрении выявляются его недостатки.
  • 2. Ни в природе, ни в обществе нет диалектических противоречий.
  • 3. Метод восхождения от абстрактного к конкретному недостаточен для представления существа концептуальной трансдукции.
  • 4. Неверно, что деятельность первична по отношению к теории.
  • 5. Вполне правомерно наряду с другими истолкованиями теории рассматривать и деятельностное представление.

  • [1] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1960. Т. 23. С. 22.
  • [2] Там же. С. 21.
  • [3] Маркс К. Экономические рукописи 1857–1861 гг. М.: Изд-во полит, лит., 1980. С. 41.
  • [4] Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. М.: Госполитиздат, 1955. С. 1.
  • [5] Ильенков Э. В. Философия и культура. М.: Политиздат, 1991. С. 216.
  • [6] Щедровицкий Г. П. Философия. Наука. Методология. М.: Школа культурной политики, 1997. С. 295–299.
  • [7] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. С. 6.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >