Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Социология международных отношений

Человеческие истории в контексте международных отношений

Почти два месяца палестинец Мохаммед Альбахиш живет в транзитной зоне аэропорта Алма-Аты. Он влюблен в Олесю Грищенко из Казахстана. Но из-за проблем с визой не может не только увидеться с ней, но даже выйти за пределы терминала. Дело идет к свадьбе, однако сейчас влюбленные больше мечтают не о штампе ЗАГСа, а о штампе, который можно получить на пограничном контроле

Это была любовь с первого взгляда. Они познакомились в Дубае: Мохаммед работал дизайнером, а Олеся приехала отдыхать вместе с мамой. Закрутился бурный роман, и почти сразу 25-летний юноша решил просить руки своей девушки.

Примерно полгода Мохаммед фактически жил в Казахстане, уезжая в Арабские Эмираты только для того, чтобы переоформить визу. Он как никто другой знал, что такое безграничная любовь, пока в его чувства не вмешался паспортный контроль. В марте у молодого человека закончилась казахстанская виза, но получать ее заново ему почему-то посоветовали в Турции. Это оказалось большой ошибкой, говорит Мохаммед: "Когда я приехал в Стамбул, пограничники задержали меня за отсутствие визы и отправили в Алма-Ату, а оттуда из-за отсутствия визы отправили обратно в Стамбул. И так три раза – туда и обратно..."

Эти и другие примеры, подчеркивает Дж. Розенау, свидетельствуют о том, что национальные правительства ослабевают, тогда как внутринациональные и наднациональные организации становятся все мощнее. Источником этого нового явления в международных отношениях является "всплеск индивидуальных способностей, усиленных глобальными политическими потрясениями", среда частной и профессиональной деятельности – предпочтительная ориентация, которая не поддается государственному контролю, но может измеряться механизмами общественного мнения.

Транснациональный подход, транслируемый Дж. Розенау, Мишелем Жираром (Франция) и другими, в попытке определить место и роль рядовых граждан в международной жизни стремится выявить формы идентификации и преданности нации и государству. Как подчеркивают его авторы, человеческое измерение в международной политике стирает водораздел между внутриобщественными и внешними процессами. Однако новизна этой мыслительной традиции – не в отказе от межгосударственного подхода к международным отношениям, а в намерении объяснить макронолитические (глобальные) процессы элементами микрополитического порядка (региональные и локальные практики) и в конечном итоге – человеческим фактором.

С позиций социологического знания международные отношения – это эмпирическая реальность. Поэтому в структуре социологического знания международные отношения представляют собой особый род общественных отношений, выходящий за рамки внутриобщественных взаимодействий и территориальных образований[1].

Человеческие истории в контексте международных отношений

Гражданин Литвы Валентинас Кайрис работает дальнобойщиком. Красное платье для герцогини он связал примерно за месяц, сидя в кабине своей фуры. Кайрис пользовался каждой свободной минутой. "Я знал, что она беременна, и решил сделать подарок", – сказал он. В королевском дворце заметили красное платье Кайриса и примерно через месяц прислали ему благодарственное письмо. "Герцогиня Кембриджская благодарит за красивое вязаное платье и рада тому, что вы о ней думаете"

  • [1] Цыганков П. А. Теория международных отношений. М.: Гардарики, 2002. С. 19.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы