Социальная установка и аттитюды

Проблема социальной установки занимает важное место при исследовании личности в социальной психологии. Так как понять, как регулируется поведение и деятельность человека можно лишь при осмыслении, как усвоенный социальный опыт преломлен, осуществляем личностью и проявляется в действиях и поступках.

Понятие "установка" введено в оборот научного знания немецким исследователем К. Ланге в 1888 г. Оно использовалось для обозначения готовности к действиям, обусловленным прошлым опытом[1].

Впервые данное понятие использовали У. Томас и Ф. Знанецкий в классическом труде об исследовании адаптации польских крестьян в Америке[2]. Установка для них стала центральным понятием и по сути именно с их исследования установка была ведена в социальную психологию.

В российской психологии общепсихологическая теория установки разрабатывалась Дмитрием Николаевичем Узнадзе (1886–1950) и его научной школой. Теория Д. Н. Узнадзе доказывает наличие готовности индивида к реализации активированной потребности в данной ситуации (актуальная установка) и устанавливает закономерности закрепления такой готовности при неоднократном повторении ситуации (фиксированная установка). То есть теория Д. Н. Узнадзе развивалась как теория, пытающаяся объяснить явление отражения действительности и восприятия и поведения живого существа. Д. II. Узнадзе писал: "Человек как целое является не суммой психики и тела, психического и физиологического или их соединения, а независимой своеобразной реальностью, которая имеет свою специфическую особенность и закономерность"[3]. "В процессе взаимоотношений с действительностью определенные изменения возникают в первую очередь в субъекте как в целом, а не в его психике или акте поведения вообще"[4], – это иллюстрирует основную мысль Д. Н. Узнадзе о принципиальной несводимости ни к физиологической, ни к психической сфере.

Д. Н. Узнадзе дает определение "установки", которое заключается в том, что установка является целостным динамическим состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности, состоянием, которое обусловливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией.

"Установка – это состояние субъекта, меняющееся в зависимости от задач, которые он себе ставит, и условий, в которых он их разрешает".

В настоящее время мы имеем возможность дать более или менее подробную характеристику установки по следующим вопросам: 1) по вопросу о разновидностях установки; 2) по вопросу о ее возбудимости; 3) о процессе ее угасания; 4) о ее угасании в условиях продолжительных экспозиций и в естественных условиях ее протекания"[5].

В опытах Д. Н. Узнадзе установка не являлась содержанием сознания и часто ассоциировалась с иллюзией, но, несомненно, действовала на него. И сознательное переживание по его концепции может находиться под определенным влиянием установок, которые не являются содержанием нашего сознания.

Фиксированная установка – фиксация установки происходит в случае, "когда начинает действовать на субъект какой-нибудь новый, впервые ему встречающийся объект. Вызываемая им установка должна носить диффузный, малоопределенный характер, но можно сказать, что она недостаточно еще дифференцировалась, в результате этого субъект не может точно идентифицировать объект, и только по мере увеличения числа воздействий установка определяется именно для данного случая"[6].

Д. Н. Узнадзе в своих опытах определяет фиксированную установку (закрепление установки в случаях повторения ситуации), диффузную (ситуативную) установку, определяя акт объективации. Но предложенное понимание установки по Д. Н. Узнадзе не учитывает социальных факторов, объясняющих поведение личности в процессе усвоения эмоционального опыта. В этой связи интересно, что "психология человека строится на принципе активности его, как целого, – на принципе его установки. Так называемые психические “функции” человека – его наблюдение, представление, внимание, как и мышление и воля, представляют собой лишь дифференцированные психические свойства, которые обслуживают его установку"[4].

Таким образом, в научной школе Д. Н. Узнадзе установка определяется как "предварительное, досознательное отражение объекта, в состоянии субъекта как единого целого, осуществленное на основе взаимоотношения живого существа, носителя всех своих психических и биологических возможностей".

Многие исследователи выявляли, что реальному поведению предшествует особое состояние личности. Этим вопросом занимался А. Ф. Лазурский и его последователь Владимир Николаевич Мясищев (1893–1973), которые анализировали социальные диспозиции и заложили основу концепции отношений личности. Будущее поведение личности – это отношение, понимаемое как "система временны́х связей человека, как личностей субъекта во всей действительности или ее отдельными сторонами".

Отношение – это предрасположенность к каким-то объектам, которая определится в реальных актах действия. Сфера действия личности на основе отношений практически безгранична. Описано более 20 параметров и видов отношений. Некоторыми авторами предложено разделение отношений на условные группы[8].

  • 1. Формально-динамические параметры отношений. Здесь выделяются три вида отношений:
    • – отношение к явлениям внешнего мира;
    • – отношение к человеку и группе людей;
    • – отношение к себе.
  • 2. Содержательные характеристики отношений.
  • 3. Этические критерии.
  • 4. Формирование отношений личности.
  • 5. Отношение, связанное с видами деятельности и структурой его личности.
  • 6. Степень близости между партнерами.
  • 7. Степень конструктивности.
  • 8. Комплементарность.

Отношения охватывают всю сферу жизнедеятельности человека.

Социальные диспозиции фокусируют в себе убеждения, взгляды, мнения людей относительно истории, современной жизни и их общности во взаимосвязи с другими общностями или группами, при этом по отношению к представителям другой общности индивид действует как человек социальный, проявляя разные компоненты своей личности, как система социальных установок – аттитюд[8]. Аттитюд – это психологическое переживание индивидом ценности, значения и смысла социального объекта. Сам термин "аттитюд" введен в 1918 г. и стал популярен в 1940-е гг[10].

Установка взаимосвязана с такими составляющими: когниции, аффективные реакции, поведение и поведенческие интенции. Данную установочную систему можно иллюстрировать примерами, которые очень удачно раскрывают суть каждого компонента системы. Так, установка "Я – за снижение до 18 лет возрастного ценза на приобретение и распитие спиртного". Она связана с поведенческими интенциями: "Я бы позволил выпить пиво рассудительному человеку 18 лет". Также установка связана с поведением: "Во время спора с друзьями я утверждал, что в возрасте 18 лет уже можно пить пиво и другие алкогольные напитки". Установка также связана с когнициями: "Владельцы баров несут финансовый ущерб из-за запрещения пить спиртное до 21 года", и установка связана с аффективными реакциями: "Меня злит, что 18-летний юноша может быть призван на военную службу, но не имеет права выпить в компании приятелей"[11].

Все это составляет комплексное отображение ментальной репрезентации данной установки, т.е. против запрета на алкоголь – упорядоченный набор взаимосвязанных мыслей и чувств.

Смысл данной установочной системы в том, что ее элементы взаимосвязаны таким образом, что при изменении одного из них неминуемо изменится вся система (рис. 4.10).

Заметим, что установочная система не всегда представляет организованную систему и никак не затрагивает ни убеждений, ни разделяемых нами идей, пока мы не осмыслим нашу установку[12]. То есть можно сказать, что установочная система внутри себя и по отношению друг к другу устроена так, что изменение одного компонента личности приводит к изменению других ее компонентов. Установки часто оказываются наиболее значимым компонентом установочной системы и соответствующих ментальных репре

Установочная система

Рис. 4.10. Установочная система

зентаций. Человек оценивает все, с чем приходится сталкиваться[13]. Любой человек или предмет мы оцениваем по первому впечатлению, обязательно скажем, хорошо или плохо. Установка "симпатия" или "антипатия" формируется даже в случае, если ментальная репрезентация не подкреплена ни убеждениями, ни факторами. Установки направляют когнитивные процессы и процессы восприятия.

В зависимости от ситуационных и личных обстоятельств реакции на попытки оказания влияния могут варьировать от тщательно продуманных, аналитических до поверхностных, торопливых.

Установки являются не чем иным, как "мне это нравится" или "мне это не нравится". Они играют важную роль в формировании наших представлений о собственном "Я"[14]. Они информируют нас о нас самих или, по словам Р. П. Абельсона[15], установка обладает свойствами нагрудного значка с именем и фамилией. То есть, поскольку установки по отношению к наиболее важным предметам могут являться значимой частью нашего восприятия собственного "Я" и нашей самооценки, многие процессы влияния подразумевают изменение не только того, как люди понимают предмет установки, но также и изменение восприятие ими самих себя[16].

Исследователи выделяют четыре функции аттитюдов:

  • – приспособительная;
  • – функция знания;
  • – функция выражения;
  • – функция ценности;
  • – функция защиты.

М. Смит в 1942 г. определил трехкомпонентную структуру аттитюда: когнитивный, аффективный и поведенческий (коннативный) компоненты. То есть социальная установка определялась как осознание, оценка и готовность действовать.

Но оставалось непонятным, что произойдет, если аттитюд будет включен в более широкую социальную структуру действия, поведения личности.

Это проявилось после знаменитого эксперимента Ла Пьера в 1934 г.[10] Для объяснения парадокса Ла Пьера выдвигались различные предположения. М. Рокич говорил, что у человека существуют два аттитюда: на объект и на ситуацию[18]. Д. Кац и Э. Стотленд считали, что в разных ситуациях может проявляться то когнитивный, то аффективный компонент аттитюда[19]. М. Фишбайн считал, что поведение и аттитюд состоят каждый из четырех элементов, и соотносить следует каждый элемент аттитюда с каждым элементом поведения.

Парадокс Ла Пьера можно интерпретировать с учётом диспозиционной регуляции социального поведения и уровневой структуры социального поля личности[20].

Диспозиция (лат. dispositio) – предрасположенность личности к определенному характеру и четкой последовательности поведенческих актов. Очевидно, что содержательность понятия "диспозиция" в таком прочтении корреспондирует с той психологической реальностью, которая описывается с помощью термина "установка". У В. Штерна[21] (персоналистская психология) диспозиция обозначает причинно необусловленную склонность к действиям. У Г. Олпорта диспозиция – это многочисленные черты личности, образующие комплекс предрасположенности к определенной реакции субъекта на внешнюю среду. В отечественной психологии термин "диспозиция" используется для обозначения осознанной готовности личности к оценкам ситуации и поведения, обусловленного ее предшествующим опытом[22].

Диспозиционная концепция В. А. Ядова углубила изучение социальных установок и помогла разрешить ряд противоречий в ранних исследованиях аттитюдов. Диспозиция организована иерархически. Определение уровня диспозиции осуществляется на основании схемы: установка возникает при наличии определенной потребности, с одной стороны, и ситуацией удовлетворения – с другой. Потребности классифицируются по одному основанию – но сферам деятельности:

  • 1) ближайшее семейное окружение;
  • 2) малая контактная группа;
  • 3) сфера деятельности;
  • 4) социально-классовая.

Далее выстраивается условная иерархия ситуаций, при которой самая нижняя ступень – это предметные ситуации, и далее снизу вверх; вторая – ситуация группового общения; третья – ситуация в сферах труда, досуга, быта; четвертая – в рамках определенного типа общества.

Предложенная В. А. Ядовым иерархия диспозиций выступает как регулятивная система по отношению к поведению личности. Каждый из уровней диспозиции можно разделить на несколько типов[10]:

  • 1) поведенческий акт;
  • 2) поступок личности в привычной ситуации;
  • 3) система поступков;
  • 4) целостность поведения.

В некоторых сферах общения при помощи аттитюда можно понять предрасположенность личности к готовности действовать тем или иным образом. С помощью этой концепции можно по-новому объяснить и эксперимент Ла Пьера: между аттитюдом и реальным поведением противоречия не было, а расхождение касалось диспозиций высшего уровня ситуации. Это же писал и Ю. П. Платонов: "Расхождение между вербальным заявленным аттитюдом и реальным поведением объясняется тем, что проявились разные уровни социального поля личности" (рис. 4.11). В каждой конкретной ситуации поведения "работали" различные уровни диспозиционной регуляции[24].

На всех уровнях социального поведения человека регулируется его диснозициоиная система, однако в каждой системе, в зависимости от цели, ведущая роль принадлежит определенному диснозиционному образованию.

Уровни диспозиционной регуляции социального поведения

Рис. 4.11. Уровни диспозиционной регуляции социального поведения

Одна из главных проблем при изучении социальных установок – проблема их изменения. Степень изменяемости зависит от того или иного уровня диспозиций. Чем сложнее объект, по отношению к которому существует личностная диспозиция, тем более устойчивой она является.

Как известно, изменение установок непосредственно зависит от источника сообщения, от обстановки и от аудитории, которой направлено сообщение[25]. По мнению Г. Триандиса, культура влияет на три составляющих информационного сообщения. Выделяются различия в восприятии сообщений у коллективистов и индивидуалистов. Так, для коллективистов будет иметь значение, от кого исходит сообщение (например, они будут больше доверять сообщению, исходящему от мужчины). Среда также может оказывать влияние на восприятие сообщения (либо это непосредственное самое близкое окружение). И колоссальное влияние оказывают так называемые структуры сообщений, которые различны для различных культур. Так, например, для английской культуры это будет достаточно прямолинейная структура, ее можно изобразить прямой стрелочкой, а восточная культура будет представлять собой некую спираль[26].

Существуют также факторы, позволяющие оказать воздействие не способом внешнего влияния, а с помощью более тонкого механизма, дающего иллюзию свободной воли, свободного выбора. Данный способ более эффективно способен изменить установку[27].

По мнению некоторых авторов, понятие аттитюда необходимо, другие считают его ненужным, однако процесс изменения установок изучают серьезно. Но представление о нем остается по-прежнему до конца не определенным. Поэтому X. Жермен[28] придерживается рабочего определения, при котором аттитюды – эго то, что изучается в экспериментальных исследованиях изменения социальных установок. Социальные установки появляются, исчезают и преобразуются. Они вписываются в историю индивида и могут изменяться под воздействием его личного опыта.

В рамках психологии влияния установки рассматривались не как отдельный аспект, а как установочная система, поскольку она представляет собой комплексное образование[29].

Выдвинуто много моделей объяснения изменения установок, как и большинство, исследование аттитюдов осуществляется в русле двух основных теорий: бихевиористской и когнитивистской. Исследование социальных установок К. И. Ховланада (бихевиористское направление) объясняет принцип изменения аттитюдов как научение. Теория соответствия (когнитивистская традиция[30]) изменения установки имеет место в том случае, когда в структуре индивида возникает несоответствие негативной установки на объект и позитивной установки на лицо, дающее объекту позитивную характеристику.

Ж. Монтмоллин[31] привел следующую схему передачи сообщения (рис. 4.12):

Факторы, способствующие изменению социальных установок

Рис. 4.12. Факторы, способствующие изменению социальных установок

Высказанная К. М. Ховландом[32] и систематизированная У. Макгвайром[33] мысль о том, что изменения описываются как стохастический процесс, последовательность этапов, обусловливающих друг друга, признается практически всеми. Эта гипотеза позволяет исследователям интерпретировать наблюдаемый эффект на одном из нескольких этапов и давать объяснение противоречивости нескольких результатов. Этапы процесса изменения по У. Макгайру следующие: внимание – понимание – принятие – удержание (закрепление) – действие. И. Л. Джейнис[31] включает еще фазу оценки, которая предшествует фазе принятия.

Множество экспериментальных и теоретических работ, посвященных изменению аттитюда, обеспечивает этому понятию сконструированную валидность. Хотя использование понятия "аттитюд" оказалось непростым. В социологии это приводит к психолооизации проблемы, а в психологии – к принижении роли внешних факторов. Определение этого понятия многообразно. Г. Олпорт выделил 16, а в 1963 г. насчитывалось уже более 30 понятий. Но общее для всех определение аттитюда – это внутренняя диспозиция индивида по отношению к объекту.

Подводя итог обзору исследований, посвященных проблеме аттитюда, можно сделать некоторые выводы:

  • 1) аттитюд – достаточно неоднозначное, многоаспектное, многоопределяемое понятие;
  • 2) популярность аттитюда, с одной стороны, вызвана достаточно простой техникой его регистрации, но, с другой, – именно это является его слабым местом и предметом многочисленной критики;
  • 3) аттитюд имеет много наименований в различных традициях его изучения. Например, его можно рассматривать как:
    • а) установка как set (школа Д. Н. Узнадзе);
    • б) установка как социальное представление (С. Московичи);
    • в) установка как виртуальный объект (Г. Олпорт);
    • г) установка как диспозиция (В. А. Ядов);
    • д) установка как ценностное отношение (А. Ф. Лазурский, В. М. Мясищев);
    • е) установка как установочная система (Ф. Зимбардо) и т.д.;
  • 4) аттитюд, как большинство феноменов психологии и социальной психологии, рассматривался в разных школах (бихевиористской, когнитивистской);
  • 5) аттитюд в итоге сводится к достаточно инструменталистской реальности, дефиниция определения которого зависит от нужд конкретного исследования.

Мы принимаем за базовое следующее определение аттитюда, данное Г. Олпортом, – определенное состояние сознания и нервной системы, выражающее готовность к реакции, организованное на основе предшествующего опыта, оказывающее направляющее и динамическое влияние на поведение.

В вопросе изучения социальной психологии личности важным и системообразующим понятием, наряду с феноменом социальной установки или аттитюдом, является понятие социальной идентичности.

  • [1] Longer Е. Mindfulness. Reading. ΜΑ: Addison-Wesley, 1989.
  • [2] Tajfel H. Human groups and social categories: Studies in social psichology. Cambridge, 1981.
  • [3] Узнадзе Д. И. Основные положения теории установки. Труды. Тбилиси: Мецниереба, 1977. Т. 6.
  • [4] Там же.
  • [5] Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологической установки. Тбилиси: Издательство АНГр.ССР, 1961.
  • [6] Узнадзе Д. Н. Основные положения теории установки.
  • [7] Там же.
  • [8] Платонов Ю. П. Социальная психология поведения: учеб. пособие. СПб.: Питер, 2006. С. 27-36.
  • [9] Платонов Ю. П. Социальная психология поведения: учеб. пособие. СПб.: Питер, 2006. С. 27-36.
  • [10] Андреева Г. М. Социальная психология.
  • [11] Зимбардо Ф., Ляйпе М. Социальное влияние. СПб.: Питер, 2001.
  • [12] Millar М. С., Tesser A. Effects of affective and cognitive focus of the attitude-behavior relationship. Journal of Personality and Social Psychology, 1986. P. 270-276.
  • [13] Osgood С. E., Suci G.J., Tannenbaum Р. G. The measurement of meaning. Urbana: University of Illinois Press, 1957.
  • [14] Pratkanis A. R., Eskenazi J., Greenwald A. G. What you expect is what you believe (but not necessarily what von get): On the ineffectiveness of subliminal self-help audiotapes. Paper presented at the Western Psychological Association, Los Angeles, CA, April 1990.
  • [15] Abelson R. P., Prentice D. A. Beliefs as possessions: A functional perspective. In A. R. Pratkanis, S. J. Breckler and A. G. Greenwald (Eds.), Attitude structure and function. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1989.
  • [16] Зимбардо Ф., Ляйпе M. Социальное влияние.
  • [17] Андреева Г. М. Социальная психология.
  • [18] Rokeach М. The nature of human values. NY: Free Press, 1973.
  • [19] Андреева Г. M. Социальная психология.
  • [20] Платонов Ю. П. Этнический фактор. Геополитика и психология. СПб.: Речь, 2002. С. 304-485.
  • [21] Stern W. Person und Sache. System des kritischen Personalismus, 3 Bde., 1906-1924.
  • [22] Ядов В. А. Социальная идентичность личности. Μ., 1994.
  • [23] Андреева Г. М. Социальная психология.
  • [24] Платтов Ю. П. Социальная психология поведения. С. 27–36.
  • [25] Триандис Г. Культура и социальное поведение.
  • [26] Kaplan R. В. Cultural thought and patterns in inter-cultural education. Language Learning, 1966.
  • [27] Elkin R. A., Lieppe M. R. Psychological arousal, dissonance, and attitude change: Evidence for a dissonance-arousal link and a “don't remind me” effect. Journal of Personality and Social Psychology, 1986. № 51, 55–65.
  • [28] Социальная психология / под ред. С. Московичи. СПб.: Питер, 2007. С. 38-176.
  • [29] Зимбардо Ф., Ляйпе М. Социальное влияние.
  • [30] Heider F. The psychology of interpersonal relations. NY: Wiley, 1958.
  • [31] Социальная психология / под ред. С. Московичи. С. 38–176.
  • [32] Hovland С. I., Janis I. L. Personality and persuasibility. New Haven, СТ: Yale University Press, 1959.
  • [33] McGuire, William J. The Nature of Attitudes and Attitude Change. In: Inkeles, Alex and Levinson, Daniel. National Character: the Study of Madal Personality and Sotiocultural System. In: G. Lindzey, E. Aronson (eds.) The Handbook ol Sotial Psychology. Reading, Mass, Menlo Pork, Calif., L., 1969, vol. 4.
  • [34] Социальная психология / под ред. С. Московичи. С. 38–176.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >