ЧЕЛОВЕК И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • историю возникновения понятия "общество"; теории и концепции, описывающие общество в XIX–XXI вв.;
  • • содержание и основные черты гражданского общества;

уметь

  • • различать концепции гражданского общества;
  • • выделять основные характеристики современных трактовок общества;
  • • сравнивать характеристики гражданского общества в разных странах;

владеть

  • • пониманием концепций современного российского общества;
  • • анализом состояния гражданских обществ в современном мире;
  • • навыком использования полученных знаний в процессе проведения социологических исследований.

Долгое время в дискуссиях об обществе специально не выделялся вопрос о его сущности и границах. Это в значительной степени было связано с тем, что, во-первых, само понятие "общество" стало достоянием научного знания только в XVIII в. До этого времени нарождающиеся социальные науки оперировали понятием "государство" или его производными. Во-вторых, к XVIII в. стало очевидно, что в жизни народов ряда стран, особенно в Европе, наряду с государством и его олицетворением в виде политической власти возникают оппонирующие движения в лице общественных организаций и движений – самостоятельных, независимых от государства экономических и социальных образований. В-третьих, само по себе возникновение и конституирование такого феномена, как общество, говорит о его характере, который может принимать различные окраски: от либеральной до авторитарной, от националистической и религиозной до охлократической.

Эволюция идей гражданского общества

Именно с XVIII в. общество стало предметом всех социальных и гуманитарных наук, и каждая из них имеет свой аспект его изучения.

Когда общество предстает экономической гранью, то очевидно, что экономические науки (и в первую очередь экономическая теория) направляют свое внимание на выявление сущности экономических отношений и процессов, их функционирование и взаимодействие.

Если рассматривается политический строй общества (в том числе и правовые отношения), то эти аспекты в его развитии становятся предметом обстоятельного анализа правовых и политических наук.

Анализ общества в его поступательном развитии осуществляется историческими науками. Они анализируют общество как историю всего человечества, стран и народов, отдельных сфер жизни людей (социальной, бытовой, производственной и т.п.).

Аналогичные выводы можно сделать и по отношению к наукам о культуре, социальной антропологии, социальной психологии.

В поисках своей специфики социология столкнулась с серьезными трудностями. Определения типа "социология есть наука о законах и движущих силах развития общества" ничего не проясняли, поскольку с таким же успехом можно было бы утверждать, что физика изучает физические законы, химия – химические и т.д. Однако от этой ориентации на изучение общества многие не могли отказаться, причем она постоянно воспроизводилась в том или ином виде во многих определениях социологии.

Поэтому возникла потребность уточнить: а какое общество или какие его грани должна изучать социология и способна ли она, в свою очередь, внести свой вклад в изучение его развития и функционирования? В поисках ответа на эти вопросы родилась идея о гражданском обществе как объекте социологии вообще, и политической социологии в частности.

В таком подходе велика заслуга Г. В. Гегеля и К. Маркса, которые, анализируя процесс развития человечества, пришли к выводу, что данный феномен – гражданское общество – мог появиться только на определенной стадии исторического процесса, а именно – как результат эры новой истории, ведущей свой отсчет от великих буржуазных (английской и французской) революций. По их мнению, гражданское общество – это такая грань в развитии человеческого общества, которая охватывает "определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов... Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества" (К. Маркс).

Однако такая характеристика степени зрелости человеческого общества – гражданское общество – долгое время, вплоть до середины XX в., мало использовалась в зарубежной и отечественной социальной науке, в том числе и в социологии. Ученые продолжали оперировать понятием "общество" вообще, не уточняя его качественные изменения. Этот подход был присущ и многим представителям русской социологии. Так, член Петербургской Академии наук, историк и социолог Н. И. Кареев полагал, что "социология ставит своей целью изучение общества вообще, т.е. взятого отвлеченно и, так сказать, вне данных мест и данных времен". В дальнейшем он уточняет, что для социологии помимо выяснения природы и генезиса общества представляют интерес основные его элементы, факторы и силы, их взаимоотношения, характер процессов, совершающихся в обществе вне зависимости от времени или места происхождения. Иначе говоря, им было обосновано наличие такого момента в жизни человека, который нельзя свести ни к политическому, ни к юридическому, ни к экономическому компоненту.

В то же время идеи гражданского общества продолжали жить, осмысливаться и даже воплощаться в жизнь. Но следует отметить одну специфическую особенность – принципы и идеи гражданского общества нередко вызревали в рамках других теоретических представлений и реальной общественной практики. В этой связи стоит остановиться на теориях и концепциях, которые воплощали в себе некоторые идеи гражданского общества.

Во-первых, это концепция социального государства, которая была выдвинута в начале XIX в. и обоснована немецким государственником и экономистом Л. фон Штейном (1815–1890). Она исходила из того, что функции государства заключаются в постоянном поддержании равенства и свободы низших, обездоленных классов по сравнению с богатыми и сильными, что государство должно заботиться об общественном прогрессе во имя всех членов общества. Однако в практике эти идеи стали использоваться лишь с 40-х гг. XX в. Ряд исследователей такой исходной точкой считает "план Бевериджа", представленный его автором британскому парламенту в 1942 г. Этот план стал реализовываться лейбористским правительством в 1945 г. Его суть заключалась в том, чтобы организовать систему социального страхования всех граждан страны, а также гарантировать единый средний национальный доход, которого хватило бы на скромное, но достойное поддержание жизни. После Второй мировой войны этот подход приобрел статус конституционного принципа и стал воплощаться в жизнь во Франции, Швеции, Италии, ФРГ, а несколько позднее – в Испании, Португалии, Японии. Несомненно, что идеи гражданского общества присутствуют в них в достаточно представительном виде.

Во-вторых, в 50–60-е гг. XX в. научно-техническая революция и борьба профсоюзов за права работников привели к возникновению концепций (а соответственно, и к практике), которые именовались как общество потребления, или общество благосостояния (благоденствия). В реальной жизни получил распространение стандартный семейный бюджет, гарантирующий благополучие и обоснованное потребление не только работнику, но и членам его семьи. Однако это способствовало фетишизации потребления сначала стандартных бытовых товаров и услуг, а затем и их престижных аналогов, что привело к господству "власти" и "тирании вещей", к искажению представлений о реальных ценностях человеческой жизни. Но вместе с тем эти теория и практика повлияли на рост культуры производства, на уровень и качество потребления, на использование в личной жизни товаров длительного пользования. Особенно это важно было для молодых семей, которые в результате развитого потребительского и ипотечного кредита получили доступ для организации нормальной частной жизни с первых лет своего существования. Несомненно, это тоже отражало социальные гарантии, которые входили в представление о гражданском обществе.

В-третьих, в современной социологии в 1970–1989 гг. была распространена концепция постиндустриального общества, основоположником которой считается Дж. Белл. В своей книге "Грядущее постиндустриальное общество" (1973) он обосновал тезис, что после первого этапа в историческом развитии человечества, когда в основе развития лежал аграрный сектор, и после второго этапа, отличительной особенностью которого было доминирование промышленного сектора, наступил третий этап, ознаменовавшийся выдвижением на первый план сферы услуг. Причем Белл понимал сферу услуг шире, чем идеологи общества благосостояния, – в нее он включал не только потребление товаров, но и услуги в сфере знания, качественные изменения в образе и стиле жизни. В соответствии с этим он ставил под сомнение существование прежней социальноклассовой структуры, доказывая, что исчезновение классов коррелирует с доступом большинства людей не только к материальным, но и культурным благам. Кроме того, концепция постиндустриального общества настаивает на том, что наступила эра плюралистической демократии с одновременным повышением эффективности работы государственных институтов и структур. Это, в свою очередь, ведет к тому, что социальные и классовые конфликты замещаются другим основным конфликтом – между знанием и некомпетентностью, эффективностью и неэффективностью.

В-четвертых, некоторые идеи гражданского общества были воплощены в концепции информационного общества, которая появилась как реакция на ограниченность теорий общества благоденствия и постиндустриального общества. Данный термин и основные идеи были впервые предложены японским теоретиком К. Коямой и развиты его коллегой И. Масудом. Более того, они были воплощены в принятой в Японии в 1972 г. программе "План информационного общества: национальная цель к 2000 г.". В дальнейшем эти идеи развивались Э. Тоффлером, Дж. Нейсбитом и др. Суть концепции заключалась в том, что обосновывались роль и значение еще одного сектора – информационного (наряду с аграрным, промышленным и сферой услуг), в котором признавалась ключевая роль информации как фактора, превосходящего по значимости все виды материального производства и услуг. Интеллектуальные возможности информационного общества открывают невероятный доступ к знаниям, а также интерактивным коммуникациям, которым приписывается роль основных агентов социальных и политических изменений в современном обществе.

В-пятых, значителен вклад в развитие идей гражданского общества теории конвергенции, которая возникла в 50–60-е гг. XX в. как альтернатива угрозе третьей мировой войны, историческому абсурду дальнейшей дивергенции. Характерным для этой теории, начало которой положили П. Сорокин, Ж. Фурастье, Ф. Перру, О. Флехтгейм, Р. Арон, У Ростоу, С. Хатингтон, было признание общих черт капитализма и социализма, позитивного опыта социализма в области решения социальных проблем. Данная теория исходила из того, что сближение двух систем возможно на основе встречного движения, которое на самом деле выражалось в том, что обе они оказывали влияние друг на друга и перенимали некоторые идеи и практику друг у друга: капитализм – идеи планирования, развития науки и образования, гарантии социальных прав, а социализм – идеи большего внимания к нуждам конкретного человека, к обеспечению его свобод и прав, особенно в области личной жизни.

В-шестых, развитию идей гражданского общества способствовали теория и практика социального партнерства, под которыми подразумевалась возможность согласования интересов всех основных субъектов исторического процесса – общества, государства, социальных групп и общностей, личности (индивида). Некоторые идеи этой концепции восходят к разработкам Э. Бернштейна, Л. Блана, П. Прудона. Концепции социального партнерства обращают внимание на существование двух принципов регулирования общественной жизни: контроль над общественным развитием в сфере экономики, политики и культуры со стороны государства; упрочение и усиление автономных и независимых от государства общественных движений и политических организаций, выступающих равноправными силами при обсуждении и решении актуальных проблем развития страны.

Именно это многообразие подходов и характеристик развития человечества в XX в., их определенная односторонность и ограниченность, зацикленность на тех или иных аспектах общественной жизни привели к постепенному возрождению интереса к гражданскому обществу, что позволяло в более целостном виде осмыслить все многообразие происходящих изменений. Опять зазвучали голоса о необходимости вернуться к истокам идей гражданского общества, а его начало нужно исчислять с XVIII в., когда оно отделилось от государства (П. Монсон).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >