Формы участия молодежи в политической жизни

Положение молодежи в политической жизни характеризуется степенью включенности молодых людей в структуры власти различных уровней и самоидентификацией с ними в качестве субъекта властных отношений, а также широтой возможностей для их участия в различных формах политической деятельности, в том числе в стихийном волеизъявлении своих политических прав и свобод. Различаются формальная и реальная включенность в политическую жизнь. От того, насколько сознательно молодой человек включается в ту или иную властную структуру и какова его позиция в ней, способен ли он оказывать воздействие на политику, зависит в конечном счете возможность реализации его политических интересов.

О статусе молодежи в политической жизни общества невозможно судить лишь на основе формального включения молодых людей в структуры власти. Для этого важно оценить уровень их самоидентификации с этими структурами, а также степень их активности в различных формах политической деятельности. Высокий уровень самоидентификации предполагает самоощущение своей причастности к принятию управленческих решений, отождествление себя в качестве субъекта властных отношений и свидетельствует о высокой степени интегрированности молодых людей в политическую жизнь общества.

Для современного общества характерно многообразие форм участия молодежи в политической жизни. Понимаемое как вовлеченность в той или иной форме человека или социальной группы в политико-властные отношения, в процесс принятия решений и управления, политическое участие является важным компонентом политической жизни общества. Оно может служить средством достижения определенной цели, удовлетворения потребности в самовыражении и самоутверждении, реализации чувства гражданственности. Участие бывает прямым (непосредственным) и опосредованным (представительным), профессиональным и непрофессиональным, стихийным и организованным и т.п.

В недавнем прошлом в нашей стране исповедовалась идея так называемой стопроцентной политической активности молодежи. При этом признавались лишь те формы активности, которые демонстрировали солидарность молодых людей с официальной идеологией. Любые иные считались антиобщественными и пресекались. Подобное "поголовное участие" лишь в официально одобряемых формах свидетельствовало о бюрократизации политической жизни и наносило огромный вред молодежи, последствия которого ощущаются до сих нор.

В политической жизни современного российского общества, переживающего системный кризис, выделяются следующие формы политического участия молодежи.

  • 1. Участие в голосовании. Политический статус молодежи определяется реальными, а не формально предоставляемыми возможностями оказывать влияние на расстановку политических сил в обществе через участие в голосовании. Ему предшествует участие в обсуждении предвыборных программ политических партий, кандидатов в депутаты в федеральные и местные органы власти, а также непосредственное участие в выборах. Однако молодежь недостаточно активно использует свой политический потенциал. По данным ФОМ (по состоянию на 20 января 2012 г.), 58% молодежи в возрасте от 18 до 35 лет практически не участвует в выборах (33% участвуют редко и 25% никогда не участвуют), продемонстрировав политический нигилизм и предоставив тем самым возможность для манипулирования ее голосами заинтересованным силам. Участие в выборах в Госдуму (2007) принимали всего 47% молодых людей в возрасте 18– 30 лет, что значительно ниже электоральной активности старшего поколения. Большинство голосов молодых избирателей получила "Единая Россия" (68,6%), следующие три места по числу отданных за них голосов заняли ЛДПР (12,1%), "Справедливая Россия" (6,2%), КПРФ (5,3%) (Горшков, Шереги, 2010).
  • 2. Представительное участие молодежи в органах власти Российской Федерации и в местном самоуправлении. Оно находит практическое выражение в реализации групповых интересов молодежи посредством ее представителей в органах власти. По данным Госкомстата, на всех уровнях представительной власти РФ в 1990–1991 гг. молодежь в возрасте 21–29 лет составляла 13,3% от числа избранных в эти органы, в том числе в Верховном Совете РФ – 0,4%; в Верховных Советах республик – 2,8%; в городских Советах – 10,2%; в районных городских Советах – 11,7%; в сельских поселковых Советах – 14,9%. Однако в дальнейшем представительство молодежи в органах государственной власти постоянно сокращалось.

За годы реформ представительное участие молодежи существенно сократилось. Не может компенсировать недостаток представительных форм участия молодежи в органах власти и создание в середине 1990-х гг. молодежных парламентских структур. Они представляют собой консультативно-совещательные общественные группы при органах законодательной и исполнительной власти, действующие сегодня примерно в 1/3 субъектов Российской Федерации. Однако заметного влияния на реализацию государственной молодежной политики они не оказывают.

В составе депутатов Государственной Думы молодежь в возрасте до 30 лет представлена в количестве 12 человек. Из них 7 человек – "единоросы" и 5 – представители ЛДПР. Как видно, представительство молодежи в высшем законодательном органе незначительно и неравномерно распределено по принадлежности к политическим партиям.

Особенно ощутимо изменение представительства молодежи проявилось на уровне учебных и трудовых коллективов. Если в 1990 г. 40,7% молодых людей избирались в разного рода представительные органы в своих коллективах (в советы трудовых коллективов, партийные, профсоюзные и комсомольские органы), то уже в 1992 г. их число сократилось вдвое. В 2002 г. участвовали в деятельности различных представительных органов, по данным социологических исследований, 11,5% молодых людей, в том числе на уровне первичного учебного (трудового) коллектива – 6,4%; на уровне учебного заведения, учреждения, предприятия, фирмы – 4,4%; на уровне района, села, города, области – 0,7%. В 2008 г. лишь десятая часть молодежи участвовала в работе органов самоуправления, и преимущественно на низовом уровне. При этом половина молодых людей, судя по результатам исследований, включена в эти органы формально и даже на уровне первичных трудовых (учебных) коллективов не оказывала никакого влияния на принятие решений. Часто оказывается неэффективной и деятельность молодых депутатов, не имеющих опыта управления, налаженных связей с аппаратами местных органов власти, с руководством министерств и предприятий, с банковскими структурами.

Наиболее извращенные формы дискриминации коренных интересов и прав молодежи отмечаются в частном секторе. Здесь полностью отсутствуют любые формы представительной демократии, защиты прав трудящихся, и прежде всего молодежи. Две трети молодых людей постоянно или часто сталкиваются с фактами несправедливости со стороны работодателя.

Все это никак не согласуется с провозглашаемым курсом на демократизацию общества и ведет к возрождению тоталитаризма в стране, усилению произвола администрации на предприятиях и в учебных заведениях, к дальнейшему ограничению прав молодежи.

3. Создание молодежных организаций, движений. Определенную часть своей политической жизни молодые люди проводят в кругу сверстников, поэтому вполне объяснимо их стремление к объединению в организации. Неоднородность политического сознания молодых россиян, многообразие политических ориентаций и интересов способствуют появлению большого количества разнообразных по направленности молодежных объединений, в том числе и политических.

По состоянию на март 2011 г., в Федеральный реестр молодежных и детских общественных объединений, пользующихся государственной поддержкой, включены 62 организации, из которых 48 молодежных.

Большая часть этих организаций и их территориальных отделений сосредоточены в больших городах. Их численность колеблется от нескольких сотен до десятков тысяч человек. Наиболее крупной является "Российский союз молодежи", объединяющий 220 тыс. индивидуальных членов и имеющий территориальные организации в 70 субъектах Российской Федерации. С принятием Федерального закона от 28.06.1995 № 98-ФЗ "О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений" существенно укрепилась правовая база для участия в них молодых людей. В 2001 г. создана общероссийская ассоциация "Союз молодежных организаций", призванная консолидировать деятельность молодежных объединений и движений.

Развитию патриотизма и межкультурного взаимодействия среди молодежи страны способствует Всероссийский фестиваль "Мы вместе!", проводимый с 2010 г. Российским союзом молодежи. Его участники узнают о культуре и достижениях народов страны, реализуют социальные проекты, встречаются с известными политиками, журналистами, общественными деятелями, лидерами молодежных организаций.

Приобретению навыков социального менеджмента, инициативности способствует программа Российского союза молодежи "Студенческое самоуправление". Студенты вузов получают знания по организации молодежных объединений, студенческих клубов, правового обеспечения студенческого самоуправления, развитию политической и досуговой активности.

Всероссийская программа популяризации рабочих профессий и профориентации "Арт-Профи Форум" ежегодно реализуется в 50 субъектах РФ. Более 30 000 молодых людей реализуют социальные проекты, создают видеофильмы, рекламные плакаты, песни и творческие презентации на тему популяризации профессий и специальностей, получаемых в общеобразовательных и профессиональных образовательных организациях.

Ширится среди молодежи волонтерское движение. Десятками тысяч исчисляется участие молодых людей в добровольческих отрядах.

Анализ тенденций развития молодежного движения в регионах свидетельствует о разнообразии условий для него в различных субъектах Российской Федерации. В регионах часто имеются дополнительные возможности для реализации государственной поддержки молодежных и детских объединений. Решением ряда региональных и муниципальных органов государственной власти детским и молодежным объединениям предоставлены налоговые льготы. Поддержка детских и молодежных организаций, действующая в некоторых городах, краях и областях, включает в себя предоставление регулярных субсидий и финансирование целевых программ по решению социальных проблем молодежи.

Однако, несмотря на государственную поддержку, заметного влияния па молодежь и ее политическую жизнь эти организации пока не оказывают. Большинство из них избегает постановки политических целей и четкого определения политических ориентаций, хотя они, так или иначе, выступают как группы интересов. Во многих из них числится всего по несколько десятков человек, занимающихся под прикрытием молодежных организаций обыкновенным бизнесом.

Наряду с организациями, поддерживаемыми государством, всего действует более 100 различных молодежных объединений и движений. Деятельность многих из них носит хотя и политический, но во многом декларативный характер. По целям и характеру деятельности, зафиксированным в их программах, эти движения подразделяются на национально-патриотические (7,2%), оппозиционные (27,5%), националистические (11,7%), протестные (10,6%), прокремлевские (25,7%), правозащитные (8,3%) а также экологические, спортивных фанатов и др. (9%).

Являясь формой самоорганизации, молодежные движения рассматриваются в современном обществе как проявление социальной, в том числе и политической, субъектности молодых людей. О степени становления российской молодежи в качестве субъекта политической жизни общества позволяют судить мотивы ее участия в различных движениях. Результаты исследования показывают, что выделяется три группы мотивов. Во-первых, экспрессивные, спонтанно возникающие мотивы, не связанные с идейной направленностью движений (здесь и желание "потусоваться", и романтика, и возможность заработать). Во-вторых, инструментальные мотивы, часть которых связана с идейной направленностью движений (это возможности самореализации, стремление поучаствовать в конкретных делах, приобщение к политической карьере). В-третьих, собственно идейные мотивы, представленные как в общей форме (идейная близость, борьба за справедливость), так и в более конкретной (поддержка политического курса, протест против существующего порядка, борьба с инакомыслием, с иноверцами, с представителями других национальностей).

Около половины (48,5%) мотивов отражают в той или иной форме идейную направленность (второй и третий типы мотивации). Это свидетельствует, что самоорганизация молодежи носит вполне осознанный характер. Большинство молодых людей включаются в этот процесс, преследуя конкретные цели, а каждый второй использует данную форму самоорганизации для реализации идейных мотивов.

Направленность идейной мотивации существенно дифференцируется по видам движений. Идейными мотивами, соответствующими третьему типу мотивации, в наибольшей степени руководствуются участники национально- патриотических (33,4%), националистических (23,9%) и оппозиционных (22,2%) движений. При этом важно раскрыть конкретное содержание идейной направленности мотивов. В нем отражаются коренные социально-групповые интересы молодежи – социальные (чувство справедливости), национальные, патриотические, религиозные и политические. Суммируя ответы по 7-балльной шкале (на основе средневзвешенных коэффициентов), общая картина идейной направленности мотивов участия молодежи в общественных движениях выглядит следующим образом: на первом месте – социальные, чувство справедливости (К = 5,14), далее в порядке убывания ранговых позиций следуют – национальные (3,63), патриотические (3,33), религиозные (2,82), политические (2,68) мотивы. Таким образом, ведущим идейным мотивом, значительно опережающим все остальные, является стремление к социальной справедливости, отражающее традиционный характер ценностей россиян. Факт смещения на последнее место политических мотивов свидетельствует о слабой выраженности политических интересов молодежи, что препятствует превращению ее в активную политическую силу.

4. Участие в деятельности политических партий. Эта форма политического участия молодежи непосредственно направлена на воспроизводство и обновление политической структуры общества. В условиях социальной стабильности она является важным фактором политической социализации подрастающих поколений. В кризисных ситуациях, как правило, интерес к молодежи со стороны политических партий возрастает. Данная тенденция имеет место и в российском обществе. Однако подобный интерес в России откровенно конъюнктурен и ограничивается лишь предвыборными кампаниями.

Большинство партий и политических блоков даже в период выборов не имели обоснованных программ молодежной политики, а молодые кандидаты в депутаты составляли в них ничтожную долю. В то же время невелик интерес и самой молодежи к участию в политических партиях. Интересуется их политикой менее 2% молодых людей.

В настоящее время лишь отдельные политические партии имеют зарегистрированные в Министерстве юстиции РФ молодежные организации. Молодежным крылом партии "Единая Россия" является "Молодая гвардия". Аналогичную функцию в КПРФ выполняет "Союз коммунистической молодежи", в ЛДПР – "Молодежный центр ЛДПР". Имеют свои молодежные организации и другие партии. Как правило, это небольшие по численности организации от нескольких десятков до 1–2 тыс. и более человек, разделяющих программы партий, участвующих в проводимых ими политических акциях и в других партийных мероприятиях. Особенно активизируется их деятельность в период избирательных кампаний. Выполняя преимущественно узкопартийные функции, политическое влияние этих организаций на широкие слои молодежи весьма ограниченно.

5. Участие в акциях стихийного волеизъявления своих политических прав и свобод. Оно выражается в участии молодых людей в забастовках, в актах гражданского неповиновения, митингах, демонстрациях и других формах социального протеста в рамках существующего законодательства. Конечно, подобные формы нельзя назвать нормой политической жизни. К ним прибегают, как правило, люди, доведенные до отчаяния неспособностью или нежеланием властей конструктивно реагировать на их социальные, экономические, политические требования. Эффективность таких форм политических действий зависит от уровня демократичности общества и от степени солидарности борющихся за свои права групп населения.

Наиболее острая форма противостояния – политический конфликт, который может быть разрешен по линии компромисс – консенсус – сотрудничество – интеграция, а может получить развитие в направлении активизации противоборства, причем в нелегитимных формах, социального исключения различных групп, дезинтеграции общества. История знает немало примеров, когда молодежь, используемая противостоящими силами, занимала в конфликтных ситуациях крайние и экстремистские позиции.

Примером может служить всплеск протестной активности в российском обществе, начавшийся в связи с несогласием с результатами выборов в российский парламент 4 декабря 2011 г. По мнению экспертов Левада-Центра, доля молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет на митинге на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 г. и на шествии в феврале 2012 г. составляла примерно от 20 до 22%, доля людей в возрасте от 25 до 39 лет – соответственно 36–37%. По России доля митингующих людей в возрасте от 18 до 25 лет составила в этом периоде – 17%, в возрасте от 25 до 39 лет – 23%.

Данные социологических исследований свидетельствуют об эскалации социальной напряженности в среде российской молодежи. Оценивая современную социально- политическую ситуацию в России, 14,3% молодых людей испытывают высокую степень тревоги, 6,8% – страха, 11,5% – возмущения и гнева (данные 2011 г.). Чувство тревоги и страха каждый пятый связывает с криминогенной обстановкой и с терроризмом, каждый десятый – с проявлениями национализма и религиозного фанатизма. Ненависть и неприязнь испытывают 22% молодых людей в отношении к богатым, олигархам, 41% – в отношении к чиновникам, бюрократам, 34,9% – в отношении мигрантов. Не случайно 28,1% молодежи выразил готовность принять участие в массовых выступлениях, если социально- экономическая ситуация в стране будет ухудшаться.

Растет число экстремистски настроенной молодежи. Осознанную готовность к совершению экстремистских поступков по идейным соображениям 12,4% молодых людей проявили в форме участия в не разрешенных властями митингах и демонстрациях и 8,7% – в крайне экстремистских формах протеста (3,6% – через участие в захвате зданий, перекрытии транспортных средств и 5,1% выразили готовность взяться за оружие, если мирные способы борьбы не дадут результатов). Численность данной группы весьма высока, особенно с учетом неопределившегося резерва, равного 25,7% – затруднившихся ответить.

Особую общественную тревогу представляют массовые выступления молодежи. Организующую роль в них играют молодежные движения, в каждом из которых присутствуют экстремистски настроенные молодые люди. По данным исследования 2007 г., каждый пятый сторонник национально-патриотических и оппозиционных движений не исключает для себя возможности участия в незаконных протестных акциях. Значительно выше уровень готовности к экстремистским действиям в националистических движениях. Среди их участников 36,2% готовы к жестким проявлениям экстремизма. Возможность участия в несанкционированных демонстрациях, в захвате общественных зданий и перекрытии магистралей, а также готовность взяться за оружие не исключил для себя каждый второй (48,2%) член протестных движений. Участники прокремлевских движений также демонстрируют высокую готовность к незаконным протестным действиям (21,1%), а каждый десятый (13,8%) не видит для себя препятствий в выражении экстремизма и в более жестких формах.

Разумеется, рассмотренные формы политического участия молодежи имеют свою региональную специфику.

Итак, отмеченные выше особенности молодежи как субъекта политических отношений существенно конкретизируются в условиях кризиса в российском обществе. Свою специфику имеют политическое сознание и формы участия молодежи в политической жизни отдельных регионов. Вместе с тем общей является актуальная потребность в политической интеграции молодежи с целью стабилизации российского общества.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >