Лоббисты ЕС

На 17 января 2013 г. в Транспарентном Регистре ЕС были зарегистрированы 5522 организации, указавшие лоббизм одним из направлений своей деятельности. Доступ в помещения институтов ЕС по данным па октябрь 2012 г. получили 3100 чел.

Исходя из интересов, которые они представляют, лоббисты делятся на отраслевых (корпоративных) лоббистов, НКО и региональные представительства. Их задачи несколько отличаются. Например, корпоративные лоббисты, помимо лоббизма, занимаются сбором полезной информации, тогда как региональные лобби осуществляют продвижение своих территорий в аппарате ЕС.

При регистрации лоббисты указывают форму организации, к которой они себя относят (табл. 11.1).

Таблица 11.1

Классификация брюссельских лоббистов (по состоянию на 31 октября 2013 г.)

Класс

Состав

Количество, чел.

I

Профессиональные консалтинговые агентства/юридические фирмы/самостоятельные консультанты

В том числе:

715

профессиональные консалтинговые агентства

446

юридические фирмы

58

самостоятельные консультанты

211

II

Корпоративные лоббисты и торговые/отраслевые ассоциации

В том числе:

2972

компании и группы

847

торговые, отраслевые и профессиональные ассоциации

1821

отраслевые союзы

107

прочие схожие организации

197

III

Неправительственные организации, объединения, сети и т.п.

1536

IV

Фабрики мысли, исследовательские и академические институты

В том числе:

422

фабрики мысли и исследовательские институты

303

академические институты

119

V

Организации, представляющие интересы церквей и религиозных сообществ

32

VI

Организации, представляющие региональные, муниципальные и территориальные органы власти, а также прочие общественные объединения и т.п.

В том числе:

275

региональные, муниципальные и территориальные органы власти (на субнациональном уровне)

118

прочие общественные объединения и т.п.

157

Как видим из данной классификации, основное число лоббистских организаций, базирующихся в Брюсселе, это корпоративные лоббисты (49,93%) и НКО (25,81%), а доля профессиональных лоббистов весьма невелика (12,01%). Споры о том, кто из них успешнее, не прекращаются и по сей день. Однако если в 2005 г. было распространено мнение, что НКО и корпорации – в равной степени эффективные лоббисты, то к 2009 г. корпорации упрочили свое лидерство.

При регистрации лоббисты также указывают сферы, в которых они собираются заниматься представительством интересов: от сельского хозяйства до социальных вопросов и региональной политики. В целом в большой степени распространена специализация лоббистов по различным отраслям и подотраслям. Но есть и такие, которые занимаются широким спектром вопросов.

Форма представительства зависит от сектора экономики и размера фирм. В секторах, где работают крупные фирмы – они лоббируют свои интересы через собственные представительства. В секторах, где много маленьких фирм – они объединяются в отраслевые ассоциации.

Анализ эффективности работы НКО и корпоративных лоббистов в середине 2000-х гг. в разных секторах показывает, что значительные инвестирования в лоббирование собственных интересов наблюдаются со стороны химических, транспортных и энергетических корпораций – их считают эффективными лоббистами. В сфере транспорта и химии также эффективен лоббизм НКО. Успехи НКО в лоббировании эксперты склонны объяснять гем, что от них меньше всего ожидают предложений неэтичного характера.

Зато корпорации значительно опережают по эффективности НКО в следующих отраслях: энергетика, финансы, электрическая и электронная промышленность, оборонная и аэрокосмическая промышленность. И куда менее эффективны корпоративные лоббисты в фармацевтике и медицине, а также IT и телекоммуникациях. Наибольшие успехи НКО видны в сфере продовольственных товаров и товаров народного потребления. Это отражает последние дебаты в ЕС насчет ожирения, питания и отметок о полезности продуктов питания для здоровья.

Кроме этого, эффективность агентств публичной политики как лоббистов оценивается представителями ЕС ниже, чем эффективность корпораций, отраслевых объединений и НКО. Это связано с тем, что прозрачность последних оказывается значительно выше, чем прозрачность агентств публичной политики. Причем прозрачность в данном случае не связывается с регистрацией в качестве лоббистов.

Фирмы, оказывающие консультации по лоббизму, в связи с этим корректируют свои подходы к работе: "Мы выступаем в качестве сборщиков информации, составителей сообщений, разработчиков стратегий и программных менеджеров для наших клиентов. И редко выступаем в качестве публичных представителей, потому что политики и чиновники предпочитают выслушивать аргументы непосредственно от наших клиентов" (Джереми Гэлбрэйт, генеральный директор Burson-Marsteller Europe, Middle East & Africa)[1].

Наименьшая эффективность при лоббировании институтов ЕС, но мнению экспертов, у стран третьего мира. Им не рекомендовано открыто лоббировать решения еврочиновников. Также все эксперты приходят к единодушному заключению, что наиболее эффективными лоббистами являются члены национальных правительств.

  • [1] A Guide To Effective Lobbying In Europe (a peport by Burson-Marsteller, 2009). P. 5. URL: medijutilts.lv/data/user_files/effective_lobbying.pdf
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >