Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Банковское право

Обеспечение банковской тайны кредитными организациями

Обязанность сохранения банковской тайны – это еще одна публично-правовая функция кредитных организаций, опосредующая отношения между кредитными организациями, их клиентами и третьими лицами – государственными или муниципальными органами и иными лицами.

Понятие и объем банковской тайны

Несмотря на то что в настоящее время институт банковской тайны регулируется нормами двух законов – ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках, прямое определение банковской тайны в законе отсутствует, перечень информации, охраняемой банковской тайной, в данных нормах не идентичен, не определен конкретный вид предоставляемой информации, и лишь в одном акте установлен перечень органов, которые могут претендовать на получение сведений, составляющих банковскую тайну.

Между тем само содержание и смысл понятия "тайна" означает обеспечение сохранности и недоступности иным лицам какой-либо информации, известной ограниченному перечню лиц, в силу ее ценности для обладателей этой информации. Из вышеприведенных норм законодательства следует, что отношения, связанные с банковской тайной, касаются обеспечения недоступности иным лицам определенной информации о клиенте, которая стала известна банку (кредитной организации) как следствие его особых отношений с клиентом.

Одним субъектом отношений, связанных с защитой этой информации, является сам клиент как лицо, к которому непосредственно относится эта информация. Другим субъектом этих отношений является кредитная организация, которой эта информация стала известной в силу профессиональной деятельности. Поскольку в силу специфики своей профессиональной деятельности кредитная информация обладает широкими возможностями получения сведений о финансовом состоянии и операциях своего клиента, то режим банковской тайны как тайны информации о клиенте, связанной с профессиональной деятельностью кредитной организации, охраняет информацию, являющуюся ценной для ее клиента в силу неизвестности этой информации третьим лицам. Все остальные лица, которые не относятся к клиенту и кредитной организации, являются иными опосредованными участниками отношений, связанных с банковской тайной.

Согласно п. 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Как следует из данной нормы, к сведениям, охватываемым режимом банковской тайны, законодатель относит следующую информацию:

  • – о банковском счете;
  • – о банковском вкладе;
  • – об операциях по счету;
  • – сведения о клиенте.

Однако, как видно из содержания упомянутой статьи, вся указанная информация относится к сведениям о клиенте. Гражданский кодекс РФ не определяет конкретный перечень информации о клиенте, а устанавливает режим банковской тайны (помимо сведений, выделенных особо – сведения о счетах, вкладах и операциях по счетам) в отношении всех сведений о клиенте. То есть банковской тайной охраняется вся информация о клиенте и только данная информация.

В то же время согласно ст. 26 Закона о банках кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Таким образом, норма ст. 26 Закона о банках, являясь специальной нормой по отношению к общей норме ст. 857 ГК РФ, в свою очередь конкретизирует сведения, составляющие банковскую тайну, и относит к ней следующую информацию:

  • – об операциях клиентов и корреспондентов;
  • – о счетах клиентов и корреспондентов;
  • – о вкладах клиентов и корреспондентов;
  • – об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией в соответствии с федеральным законом.

Общими в данных статьях являются лишь упоминание следующих сведений о клиентах:

  • – банковском счете;
  • – банковском вкладе.

На первый взгляд, перечень сведений, отнесенных к банковской тайне, названных в ст. 857 ГК РФ (о банковском счете, банковском вкладе, об операциях по счету клиента и сведения о самом клиенте) и в ст. 26 Закона о банках (об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов, об иных сведениях, установленных кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону), различаются в части понятий "банковский счет" и "счет", "операции по счету" и "операции", "сведения о клиенте" и "иные сведения, установленные кредитной организацией". Они совпадают только в части упоминания банковского вклада, который в обоих законах используется лишь в одном значении – как прием/привлечение кредитной организацией средств клиентов во вклад. Условно то же можно сказать и о понятиях "клиент" и "корреспондент", второе из которых, несмотря на его обособленность, является частью первого, так как согласно ст. 860 ГК РФ договоры корреспондентского счета, открываемые кредитными организациями друг другу, охватываются понятием банковского счета, а кредитная организация – корреспондент, которой в другой кредитной организации открыт корреспондентский счет, точно так же является клиентом этой кредитной организации, как и любое другое лицо, открывшее банковский счет.

Расхождение и разночтения этих понятий часто являются причиной разногласий между кредитными организациями, клиентами и всевозможными государственными органами и должностными лицами, которые по роду своей деятельности обращаются в кредитные организации за информацией об их клиентах. В связи с этим необходимо определить, насколько содержание ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках соответствует или противоречит друг другу, и понять, об одних ли категориях идет речь.

Для начала нужно определиться с соотношением вышеуказанных норм законодательства, поскольку Закон о банках наряду с гражданско-правовыми нормами содержит и нормы административного права. Например, в ст. 11 НК РФ есть специальная оговорка о том, что понятия гражданского законодательства в НК РФ используются в том же значении, если в самом НК РФ не определено иное. В частности, понятие счета (банковского) в целях налогового законодательства в ст. 11 НК РФ имеет собственное определение – счет, открытый в банке [под которым НК РФ подразумевает все кредитные организации], на основании договора банковского счета, на который зачисляются и с которого расходуются денежные средства организаций и индивидуальных предпринимателей. Не вдаваясь пока в детальный анализ этого определения, отметим, что оно отличается от гражданско-правового понятия банковского счета, содержащегося в п. 3 ст. 834 и п. 1 ст. 845 и в других нормах ГК РФ. Так, банковский счет клиента в ст. 845 ГК РФ определен как счет, на котором учитываются средства клиента и по которому проводятся операции по распоряжению клиента.

Поскольку ст. 26 Закона о банках охватывает отношения кредитной организации с клиентом, которые в силу ст. 30 этого же Закона являются договорными, а сам указанный Закон не содержит специальных норм о порядке использования содержащихся в нем понятий, то в силу п. 1 ст. 2 ГК РФ можно рассматривать ст. 26 Закона о банках как специальную гражданско-правовую норму, которая, таким образом, не может противоречить ст. 857 ГК РФ. Соответственно, понятия, содержащиеся в данных нормах, должны трактоваться именно в тех значениях и в соответствии с их содержанием, которое дает сам ГК РФ в других статьях.

На основании изложенного рассмотрим содержание понятия "банковский счет" в ст. 857 ГК РФ и понятия "счет" – в ст. 26 Закона о банках. Обе нормы отделяют понятие счета клиента от понятия вклада (депозита) клиента, несмотря на то, что вклады как средства клиента тоже учитываются кредитной организацией на счетах клиента, но только на депозитных (ст. 834 ГК РФ и п. 1 ч. 1 ст. 5 Закона о банках). Сведения о вкладе фактически являются сведениями о счете, на котором учтен вклад. Однако по депозитному счету клиента - юридического лица в силу ч. 3 ст. 834 ГК РФ нельзя проводить расчетные операции. Из этого можно сделать вывод о том, что под понятие "счет", используемое в ст. 857 ГК РФ и в ст. 26 Закона о банках, подпадает только банковский счет в значении ст. 845 ГК РФ, открытый клиенту для учета его средств и проведения расчетов на основании договора банковского счета, отличающегося по своему правовому режиму от договора банковского вклада. Поскольку распорядителем средств на этом счете является клиент, то и владельцем счета является тоже клиент.

Остальные счета, на которых отражаются взаимоотношения кредитной организации с клиентом (ссудный, аккредитивный, валютный транзитный), являются внутренними учетными счетами кредитной организации, а операции по ним проводятся без распоряжений клиента. Владельцем этих счетов является уже не клиент, а кредитная организация. Следовательно, под понятия "счет клиента" и "сведения о клиенте" в значении ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках эти счета также не подпадают.

Учитывая, что ст. 857 ГК РФ прямо называет охраняемыми банковской тайной только операции по счету, на практике из этого обычно делается вывод, что только конкретный исчерпывающий перечень информация, которая указана в ч. 1–4 ст. 26 Закона о банках, относится к информации, охраняемой банковской тайной, а вся остальная информация о клиенте банковской тайной не охраняется и может быть раскрыта любому лицу, который имеет право на ее получение на основании какого-либо закона.

Рассмотрим соотношение понятий "операции по счету" и "операции своих клиентов и корреспондентов", содержащихся в ст. 857 ГК РФ и в ст. 26 Закона о банках соответственно. В части первого понятия ряд операций, проводимых по счету, прямо перечислен в п. 1 ст. 845 и ст. 849 ГК РФ. Это – принятие и зачисление средств на счет, перечисление и выдача средств со счета. Следует отметить, что ст. 849 ГК РФ, предусматривая сроки проведения операций, никаких иных операций, кроме указанных, не называет. Однако то, что в ст. 845 и 848 ГК РФ речь идет также о неких "других операциях" по счету, предусмотренных для счетов данного вида законом, заставляет предположить наличие еще и неких неуказанных операций, которые проводятся клиентами по своим счетам.

Однако никакие другие операции по счету, кроме зачисления средств, поступающих безналичными и принимаемых наличными, и списания средств, перечисляемых безналичными и выдаваемых наличными, не могут производиться. Поэтому понятие "операции по счету", используемое в ст. 857 ГК РФ, никаких "других операций", кроме названных (зачисление и списание денежных средств), не включает. В связи с этим надо полагать, что выражения, содержащиеся в ст. 848 ГК РФ, – "операции, предусмотренные для счетов данного вида" и в ст. 845 ГК РФ – "проведение других операций по счету", подразумевают не виды движения средств по счету, а цели, на которые могут расходоваться, и источники, из которых могут поступать средства, отражаемые на данном счете, в результате различных сделок и платежей ("операций") клиента.

В то же время понятие "операции своих клиентов и корреспондентов", содержащееся в ст. 26 Закона о банках следует рассматривать в сочетании со ст. 5 Закона о банках, которая содержит достаточно широкий перечень банковских операций, которые вправе совершать кредитные организации, в том числе и для своих клиентов. Поэтому если буквально воспринимать понятие "операции клиентов", которые проходят через кредитную организацию или совершаются при ее участии, то из этого следует, что в ст. 26 Закона о банках речь идет о всех операциях, указанных в ст. 5 указанного Закона.

Например, п. 1 ст. 857 ГК РФ содержит формулировку, относящую к банковской тайне только сведения об операциях по счету и сведения о клиенте, а п. 2 данной статьи устанавливает, что сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть представлены в БКИ на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Однако ч. 3 ст. 5 Закона о кредитных историях предусматривает передачу кредитными организациями в БКИ только информации, относящейся к клиенту и его кредитным операциям, которые могут не совпадать с операциями по счету. Это подтверждает то, что ст. 857 ГК РФ фактически относит к сведениям, составляющим банковскую тайну, не только сведения об операциях по счету клиента, но и об иных его операциях и все иные сведения о клиенте: о его договорах, контрактах, обязательствах.

Статья 26 Закона о банках, в отличие от ст. 857 ГК РФ, не ограничивает круг операций клиента только операциями по счету, а конкретизирует установленный в ст. 857 ГК РФ перечень "сведений о клиенте" "операциями ... клиента" и дополнительно дает кредитной организации право самостоятельно определять перечень "иных сведений".

Указанные в ст. 26 Закона о банках "иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией в соответствии с федеральным законом", как следует из ее содержания, должны соответствовать федеральному закону. Таким федеральным законом в данном случае является норма ст. 857 ГК РФ. Но данная статья ГК РФ содержит формулировку о том, что банковской тайной охраняются "сведения о клиенте". Следовательно, объем информации, указанный в ст. 26 Закона о банках как сведения "об операциях своих клиентов и корреспондентов" и "иные сведения, устанавливаемых кредитной организацией" не может выходить за пределы формулировки "сведения о клиентах", установленной ст. 857 ГК РФ.

Следует учитывать, что ч. 9 ст. 26 Закона о банках предусматривает положение о том, что Банк России, должностные лица федеральных государственных органов и иные указанные в данной статье лица не вправе разглашать сведения не только об операциях, о счетах и вкладах, но и сведения о конкретных сделках и об операциях клиентов кредитных организаций, полученные ими в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций.

Также в ч. 2 ст. 26 Закона о банках специально оговаривается, что режим банковской тайны распространяется также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов.

Сопоставляя содержание ст. 26 Закона о банках и ст. 857 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что кредитная организация, кроме указанных в ст. 857 ГК РФ сведений о банковских счетах, банковских вкладах, и операциях по счету клиентов, а также сведений о клиентах, должна в соответствии со ст. 26 Закона о банках относить к сведениям, охраняемым банковской тайной, также сведения о всех операциях своих клиентов, осуществляемых в кредитной организации, и вправе относить к охраняемым банковской тайной сведениям любые иные сведения о клиентах, которые устанавливает сама кредитная организация, включая сведения о сделках, договорах, контрактах и обязательствах клиента. Следовательно, ст. 26 Закона о банках во взаимосвязи со ст. 857 ГК РФ защищает режимом банковской тайны абсолютно всю информацию о клиентах кредитных организаций.

• Банковская тайна – установленный законодательством и обеспечиваемый кредитной организацией режим сохранения в недоступности третьим лицам доверенной ("конфиденциальной") кредитной организации информации о клиенте, обладателем которой кредитная организация становится в результате отношений с клиентом, возникающих при осуществлении банковской деятельности.

Поскольку данная информация касается иного лица, а кредитная организация становится ее обладателем в процессе профессиональной деятельности, то банковская тайна относится к категории профессиональной тайны.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы