Органы управления человеческой деятельностью: мозг, психика, сознание

Одной из наиболее значительных попыток выработать целостное структурно-функциональное представление о сознании была предпринята в последние годы А. В. Ивановым в его работе "Сознание и мышление"[1]. Для наглядности сознание изображено схематически в виде окружности, куда вписан крест с двумя вспомогательными перекладинами (рис. 9.1).

Подчеркивается, что такое разделение в значительной мере условно по отношению к реально существующему сознанию. Крест делит сознание на четыре равных но объему сектора. Вспомогательные перекладины отсекают бессознательное и надсознание (сверхсознание). Точки пересечения вертикальной и горизонтальных разделительных линий обозначают точки "вертикального" восхождения "духовной самости".

В сектор I входят телесно-перцептивные способности (ощущения, восприятия, представления) и получаемые на их основе знания. Главной целью и регулятивом бытия этого сектора являются полезность и целесообразность поведения человеческого тела в мире окружающих его природных, социальных и человеческих предметов.

Структура сознания по А. В. Иванову

Рис. 9.1. Структура сознания по А. В. Иванову

Сектор II включает логико-понятийные компоненты сознания, царство общих понятий, четких аналитико-синтетических мыслительных операций и жестких логических доказательств. Главной целью и регулятивом здесь является истина как объективное соответствие наших идей внешней предметной реальности.

Поскольку сознание человека асимметрично, то секторы I и II образуют "левую", внешнепознавательную половину, где субъективно-личностные и ценностно-смысловые компоненты психического мира находятся как бы в снятом, латентном состоянии. С этой половиной связан хорошо известный психологический феномен естественной проекции (выноса) результатов деятельности телесно-перцептивной и логико-понятийной составляющих сознания во внешний мир.

Сектор III Λ. В. Иванов связывает с эмоционально-аффективной компонентой сознания, которая лишена непосредственной связи с внешним предметным миром. Сюда относятся: инстинктивно-аффективные состояния (неотчетливые переживания, предчувствия, смутные видения, галлюцинации, стрессы); эмоции (гнев, страх, восторг и т.д.); более отчетливые и осознанные чувства (наслаждение, отвращение, любовь, ненависть, симпатия, антипатия и др.). Главным регулятивом и целью данного сектора является то, что 3. Фрейд в свое время назвал "принципом удовольствия".

Наконец, сектор IV соотнесен с ценностно-мотивационной (или ценностно-смысловой) компонентой единого "поля" нашего сознания. Здесь укоренены высшие мотивы деятельности и духовные идеалы личности, а также способности к их формированию и творческому пониманию в виде фантазии, продуктивного воображения, интуиции различных видов. Целью и регулятивом бытия этого сектора выступают красота, правда и справедливость, т.е. не истина как форма согласования мысли с предметной действительностью, а ценности как формы согласования предметной действительности с нашими духовными целями и смыслами.

В совокупности секторы III и IV образуют "правую", ценностно-эмоциональную (гуманитарную в самом широком смысле) составляющую нашего сознания, где в качестве предмета познания выступают собственно "я", другие "я", а также продукты их творческой самореализации в виде гуманитарно-символических образований (художественных и философско-религиозных текстов, произведений музыки, живописи, архитектуры). При этом внешнепознавательная составляющая сознания ("левая") оказывается здесь в свою очередь редуцированной и подчиненной его "правой" половине.

Что касается этапов становления человеческого "я", то Λ. В. Иванов предлагает следующую вертикаль становления "духовной самости":

  • 1 – этап протосознания, т.е. бессознательного телесноаффективного существования индивида;
  • 2 – этап генезиса телесного "я";
  • 3 – этап формирования социального "я";
  • 4 – этап возникновения нравственного "я";
  • 5 – космическое сверхсознательное "я".

Если попытаться проанализировать и оценить данную "логико-геометрическую модель основных компонентов и уровней сознания", то в качестве ее несомненного достоинства следует отметить показ исключительной сложности и многоплановости сознания, а также асимметричности, связанной с межполушарной асимметрией мозга. В остальном предложенная модель вызывает сомнения и возражения.

Во-первых, она плохо увязывается с современными науками о мозге, психике и сознании. Например, "телесно-перцептивные способности" – это элемент мозга, но не сознания; "эмоционально-аффективная компонента" носит по преимуществу психический характер, но не сознательный; генезис телесного "я" совершенно определенно осуществляется в основном физиологически, а не в сознании и т.д.

Во-вторых, в сознании сейчас обычно выделяют не четыре, а лишь три сектора – наглядно-действенного мышления, наглядно-образного мышления и словесно-логического мышления[2].

В-третьих, рассмотренная модель, выработанная по признанию самого автора, "через последовательное перечисление и анализ... частей и компонентов" сознания[3], не позволила выйти на решение задачи формирования целостной концепции сознания. В предложенной им по существу эклектической картине сознания много всего, но нет главного – системосозидающего принципа, на основе которого только и можно сформировать концепцию. Поэтому не случайно, что А. В. Иванов не смог дать определения сознания.

В его работе довольно обстоятельно проанализированы познавательные и оценочные свойства сознания, но даже не поставлены вопросы: а для чего, собственно, необходимо сознание? Каково назначение познавательных и оценочных свойств сознания? Думается, что если бы эти вопросы были поставлены, то ответы на них неизбежно привели бы к правильному решению вопроса о сущности и особенности сознания.

Действительное содержание категории "сознание" можно раскрыть главным образом на основе деятельностного метода. Человеческая деятельность – сложна и многообразна. Она делится на части, стороны, элементы, свойства, которые проявляются как особые функции. Чтобы осуществлять каждую из этих функций, у человека в процессе его эволюции сформировались соответствующие органы - сердце, печень, желудок, и т.д. В том числе для управления всей деятельностью возникли такие органы, как нервная система (особенно головной мозг), психика и, наконец, сознание. Исторически именно в такой последовательности и происходило их формирование, что хорошо показано известным советским психологом А. II. Леонтьевым в его работе "Проблемы развития психики", которая в 1963 г. была удостоена Ленинской премии[4].

Человеческая деятельность, как и всякая деятельность, образуется из изменений и преобразований, которые направлены на обеспечение наиболее благоприятных условий существования индивида. Сознание играет в этой деятельности роль идеального (духовного) регулятора. Конечно, сознание как особый орган управления человеческой деятельностью существенно отличается от двух других аналогичных органов – головного мозга (всей нервной системы) и психики. Как соотносятся между собой мозг, психика и сознание?

В научных и учебных публикациях стало расхожим утверждение, что сознание является "функцией мозга"[5]. Но все согласны и с противоположным утверждением, что мыслит и переживает не мозг сам по себе, а человек, частью организма которого является этот мозг. Если признать за истину последнее утверждение, то, естественно, следует сделать вывод, что сознание есть функция не мозга, а человека. Думается, однако, что оба эти утверждения неправильны.

Как о мозге (или центральной нервной системе) нельзя сказать, что он является функцией человека, поскольку мозг, как известно, – это один из телесных органов человека, так и о сознании неправильно будет говорить как о функции человека, ибо сознание также является одним из органов человека, но уже идеальным (духовным) органом. Всякий человеческий орган предназначен для выполнения какой-либо функции (или части, стороны человеческой деятельности). Мозг, психика и сознание в процессе эволюции человека сформировались в три последовательно надстраивающихся друг над другом специфических органа управления человеческой деятельностью. Другими словами, именно управление является функцией и мозга, и психики, и сознания. В чем различие между ними?

Во-первых, они различаются по форме (как внутренней, так и внешней), т.е. по составу образующих их элементов и характеру взаимодействия между этими элементами. Мозг реализует свои управленческие функции в процессе взаимодействия нервных клеток (нейронов); психика – с помощью ощущений, чувств, памяти, представлений и воли; сознание – через взаимодействие понятий, суждений и умозаключений.

Во-вторых, мозг – это естественный физиологический орган управления, который является частью человеческого тела наряду с такими органами, как сердце, печень, желудок и др. В отличие от него психика и сознание не даются человеку от рождения, а образуются в процессе индивидуального развития в качестве функциональных органов. Данное обстоятельство как раз и объясняет многообразие индивидуальной специфики психики и сознания различных людей. Идея функциональных органов, несомненно, была значительным шагом вперед в анализе психических процессов. Но она не была осмыслена до конца и должным образом обобщена, а именно – не распространена на другой функциональный орган – сознание.

В-третьих, мозг и психика по своей природе являются материальными органами управления, тогда как сознание - эго идеальный (духовный) орган управления человеческой деятельностью. В результате мозг и психика осуществляют управление в основном на уровне бессознательного, которое может выступать в различных формах – несознательного, предсознательного, подсознательного, надсознательного. Особенность сознания заключается именно в осмысленном, понимаемом человеком управлении своей деятельностью.

Следовательно, сознание тесно связано с мозгом и психикой, является их функциональным продолжением и дополнением. Это духовный орган, который предназначен для управления человеческой деятельностью, как своей собственной, так и других индивидов. Основным элементом сознания является понятие. Из понятий строятся все сознательные (мыслительные) блоки – суждения, умозаключения, гипотезы, теории и т.д., которые с возникновением кибернетики получили название "информации". Если попытаться соотношение мозга, психики и сознания изобразить графически, то можно предложить следующую схему (рис. 9.2).

Мозг как врожденный природный орган является материальной (физиологической) основой психики и сознания. Но психика и сознание не являются функциями мозга. Они, как особые функциональные органы, формируются из другого "материала" и взаимодействуют с мозгом только посредством механизма перекодирования поступающего из внешнего (и внутреннего) мира содержания. Если бы психика и сознание были функциями мозга, то в них применялась бы та же система кодов, что и в мозге. Но это три разных органа со своими специфическими функциями, и потому в них используются три разные системы кодов – нейронная, сенсориально-эмоциональная и знаковая.

Здесь в наглядном виде показываются сложность и многообразие связей между мозгом, психикой и сознанием. Если принять ее в качестве концептуальной основы структу-

Примерная структура взаимодействия мозга, психики и сознания

Рис. 9.2. Примерная структура взаимодействия мозга, психики и сознания:

1 – досознатсльная регуляция; 2 – предсознательная регуляция; 3 – подсознательная регуляция; 4 – надсознательная регуляция; 5 – наглядно- действенная регуляция; 6 – наглядно-образная регуляция; 7 – словесно- логическая регуляция

рирования управленческих органов человеческой деятельности, то их примерная структура будет выглядеть следующим образом. Мозг включает три сектора: досознательного регулирования (1), психического предсознательного регулирования (2) и сознательно-психического наглядно-действенного регулирования (5).

Самая сложная структура оказывается у психики, что, вероятно, и может послужить основанием для объяснения многочисленных противоречий и нестыковок в суждениях о ней. Как минимум, в составе психики следует выделить пять секторов: психического предсознательного регулирования (2), психического подсознательного регулирования (3), психического надсознательного регулирования (4), сознательно-психического наглядно-действенного регулирования (5) и сознательно-психического наглядно-образного регулирования (6).

Первые три сектора психики образуют сферу бессознательного регулирования, а два последних – сознательного. Очевидно, что последние два сектора являются сферой осознаваемой (сознательной) психики. Ее спецификой является то, что здесь все психические формы (ощущения, восприятия, чувства, память, представления, воля и др.) функционируют обязательно с участием сознания. Они вербализуются, и сознание принимает активное участие в использовании их в управленческой деятельности. Сфера осознаваемой психики, видимо, может быть предметом особой науки. В настоящее время некоторые проблемы этой сферы исследуются в такой науке, как "психология мышления".

В структуру сознания входят три сектора: сознательно- психической наглядно-действенной регуляции (5), сознательно-психической наглядно-образной регуляции (6) и сознательной словесно-логической регуляции (7). О. К. Тихомиров называет эти три формы сознательной регуляции основными "видами мышления" и "этапами развития мышления"[6]. Вполне понятно, что только последний сектор является предметом науки логики (формальной и диалектической). Сознательно-психическая наглядно-действенная регуляция (5) и сознательно-психическая наглядно-образная регуляция (6) свойственны и высшим животным. Именно они и образуют собственно "животное мышление". Специфика последнего связана с тем, что все оно осуществляется лишь в сфере психики и в сигнальной, но не в знаковой, а тем более речевой (понятийной), форме.

В литературе, когда решается вопрос о соотношении сознания и психики, то сознание обычно рассматривается, во-первых, как исключительно психический феномен, а во-вторых, как часть психики (поскольку в нее включаются еще бессознательные процессы, состояния и свойства). Например, А. Г. Спиркии пишет: "Сознание – явление психическое. Однако понятие психики значительно шире понятия сознания. Под психическими явлениями имеются в виду все осознанные и неосознанные, прежде всего познавательные процессы, психические состояния, а также психические свойства личности"[7].

Однако подобный подход вызывает возражения. Во-первых, он не логичен. Если сознание, поскольку оно действительно связано с психикой, характеризуется как "явление психическое", то почему психика, поскольку она, очевидно, связана и с мозгом (и в этом никто не усомнится), не называется мозговым явлением? Последнее положение ничуть не абсурднее первого. Во-вторых, человеческое сознание (и это хорошо видно на схеме) лишь частично связано (совмещается) с психикой. В-третьих, данный подход противоречит реальному положению вещей. Если сознание – явление психическое, то почему оно изучается главным образом не психологией, а логикой? Ведь что бы ни доказывали психологи, их наука, строго говоря, изучает не сознание, а лишь бессознательные и околосознательные психические процессы. Сознание как таковое изучается главным образом формальной (традиционной) и диалектической логиками.

Рассматриваемый рисунок позволяет достаточно убедительно показать, что сознание формируется на основе психики, но это качественно иной и более высокий по уровню своего развития функциональный орган управления поведением человека. Психика и психическая деятельность материальны по своей природе, тогда как сознание и его деятельность по своей природе духовны. Часть психических процессов осознается человеком, сознание участвует в выработке и функционировании некоторых психических форм. Но от этого данные формы – ощущения, восприятия, чувства, воля и др. – не утрачивают своей материальной природы. Даже если эти психические формы участвуют в абстрактном мышлении, они сохраняют свою "чувственную ткань" (А. II. Леонтьев), т.е. все равно выступают как материальные феномены.

Конечно, рассмотренная схема весьма условна. Ее достоинство состоит лишь в том, что она довольно наглядно и в меру убедительно показывает сложность и примерный механизм взаимодействия трех основных органов управления человеческой деятельностью. В процессе дальнейших исследований эта схема будет уточняться, если окажется правильной, или ее постигнет забвение, если она окажется ложной.

  • [1] См.: Иванов А. В. Сознание и мышление. М., 1994. С. 82–93.
  • [2] См.: Тихомиров О. К. Психология мышления: учеб. пособие. С. 8–9.
  • [3] Иванов А. В. Сознание и мышление. С. 83.
  • [4] См.: Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики.
  • [5] Спиркин А. Г. Основы философии: учеб. пособие. М., 1988. С. 132.
  • [6] Тихомиров О. К. Психология мышления: учеб. пособие. С. 7–10.
  • [7] Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. С. 80.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >