Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Социология управления

ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ АКТИВНОСТИ ИНДИВИДА И РОДА

Для того чтобы можно было лучше осмыслить актуальные проблемы человеческих взаимоотношений и меры по улучшению управления в нашем обществе, думается, будет полезно осуществить небольшой историко-социологический экскурс в прошлое, рассмотреть основные исторические формы взаимодействия человека и общества.

Исторические формы взаимодействия человека и общества

Данная тема наиболее полно анализируется К. Марксом в черновом наброске "Критики политической экономии (1857–1858 гг.)", где рассмотрены три основные "формы" или три основные "ступени" в развитии взаимоотношений человеческого индивида и человеческого рода.

Исторически первой явились "отношения личной зависимости", которые были свойственны первобытной, рабовладельческой и феодальной общественно-экономическим формациям.

В литературе иногда данная форма развития человеческого индивида датируется лишь первобытнообщинным строем. Однако у К. Маркса относительно времени существования данной формы совершенно определенно сказано, что она основывается "на отношениях господства и подчинения (естественно выросших и политических) между индивидами (какой бы характер не принимало это господство и подчинение: патриархальный, античный или феодальный)..."[1]. Как видим, здесь подчеркивается, что отношения личной зависимости могут быть как "естественно выросшими" (в "патриархальном" обществе), так и "политическими" (в "античной" и "феодальной" формациях). Важной особенностью первой исторической формы взаимоотношений человека и общества является то, что "отношения личной зависимости" всегда закреплялись социально-юридически, т.е. в какой- либо кровнородственной или социально-правовой структуре.

При первой исторической форме взаимодействия человеческого индивида и человеческого рода, особенно в эксплуататорских формациях, возникает и феномен социального отчуждения. Воля людей отчуждается в праве, их властные функции сосредоточиваются в специальном органе – государстве. Право и государство позволяют одним классам подчинять себе других. В этих обществах господствует система внеэкономического, т.е. правового и политического, принуждения к подневольному труду эксплуатируемые классы. Можно отметить, что на первой ступени, помимо правового и политического отчуждения, возникает и такая форма социального отчуждения, как религия. Бессилие в борьбе с природой и эксплуататорами, надежды на восстановление социальной справедливости отчуждаются в вере в бога, различного рода сверхъестественные силы.

Второй исторической формой развития человеческого индивида явились отношения "вещной зависимости", которые характерны для капиталистической экономической формации. "Личная независимость, – отмечает К. Маркс, – основанная на вещной зависимости, – такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций"[2].

На смену "личной зависимости" первобытного, рабовладельческого и феодального обществ по мере развития товарного производства и утверждения буржуазных отношений приходит "личная независимость", оборотной стороной которой выступает зависимость индивидов от вещей, т.е. товаров. При второй исторической форме взаимодействия человека и общества возникает товарное, экономическое отчуждение. Продукты труда людей, превращаясь в меновые стоимости (товары), отчуждаются от своих производителей.

Некоторые авторы временные параметры второй исторической формы распространяют на все классовое общество. Но у К. Маркса вполне определенно вторая форма ставится в зависимость от развития "меновой стоимости", т.е. связывается лишь с эпохой капитализма.

Стало быть в условиях капитализма также не может быть и речи о каком-то особом "развитии индивидуальности". Личное ограничение одного индивида другим заменяется вещным ограничением независимыми от индивида отношениями. В чем сущность этого вещного ограничения? "В меновой стоимости, – разъясняет К. Маркс, – общественное отношение лиц превращено в общественное отношение вещей, личная мощь – в некую вещную мощь"[3].

В этом отрывке в сжатой форме изложена суть того экономического явления, которое затем в "Капитале" получило название "товарного фетишизма". В буржуазном обществе отношения индивидов друг к другу внешне, на поверхности выступают как отношения товаров. Причем эти товарные отношения предстают как независимые от индивидов и чуждые им. В процессе обмена отношения людей предстают как отношения вещей, которые имеют свою особую линию развития. Формально индивиды во взаимоотношениях друг с другом свободны, но они жестко лимитированы существующими вне их вещными отношениями. Они производят не то, что хотят или что могут, а то, что пользуется спросом на рынке. Железная логика капитала регламентирует все их поступки и даже всю их жизнь.

Как и в других формациях, индивиды здесь производят только для общества и в обществе, но их производство по- прежнему не имеет непосредственно общественного характера, нс представляет собой результат деятельности какой-либо добровольной ассоциации, распределяющей труд среди своих членов. Однако индивиды не могут все время зависеть от собственного производства. Они создают это производство, и оно должно быть подчинено им. Индивиды, как непосредственные производители, должны управлять производством как своим общим достоянием.

Естественно, возникает вопрос: каким образом производство, порождающее отношения вещной зависимости, может быть заменено производством, которое подчинено индивидам? Каким путем возможно преодолеть экономическое отчуждение? Может быть, путем постепенного освобождения отдельных индивидов одного за другим от отношений вещной зависимости, пока все они не приобретут свободу от этих отношений? Отдельный индивид, считает К. Маркс, случайно может "преодолеть" данные отношения, по угнетенный класс в целом – нет. Он может освободить себя от уз этих отношений только путем их уничтожения[4].

Поскольку индивиды в своей массе не в состоянии преодолеть отношения вещной зависимости, вполне понятно, что магистральный путь для решения этой исторической задачи пролегает для них через всемерное сплочение и создание собственной организации, которая бы оказалась в состоянии "уничтожить" данные отношения. Только объединение и высокая организованность в состоянии принести индивидам освобождение от господства и подчинения. Чтобы уничтожить свою зависимость от вещных связей буржуазного общества, пролетариям необходимо создать "свои собственные общественные связи".

К. Маркс считал капиталистические вещные связи исторически необходимыми и прогрессивными на определенной ступени общественного развития. Эту прогрессивность он видел в том, что они подготавливают соответствующие условия для возникновения и развития подлинно человеческих связей будущего общества. Естественно, подобные отношения между людьми не могут возникнуть на голом месте или на основе ограниченных кровнородственных связей первобытной формации и отношений господства и подчинения рабовладельческого и феодального обществ. Однако, капиталистические вещные связи не являются тем желаемым будущим, к которому стремится человечество.

Вторая историческая форма взаимоотношений человека и общества характеризуется еще одной особенностью – господством "идеологии" (идеализма) во взглядах на социальное развитие. Поскольку на смену конкретной личной зависимости от рабовладельца или феодала пришла всеобщая и потому абстрактная зависимость от вещей, то над индивидами, по словам К. Маркса, начинают господствовать "абстракции", которые есть "не что иное, как теоретическое выражение этих материальных отношений, господствующих над ними"[5].

Обезличенный характер капиталистической эксплуатации, ее вещная форма с необходимостью порождает искаженное, ошибочное идеологическое отражение в головах индивидов. "Совершить эту ошибку, – считает К. Маркс, – было с идеологической точки зрения тем легче, что вышеуказанное господство отношений... выступает в сознании самих индивидов как господство идей, а вера в вечность этих идей, т.е. вышеуказанных отношений вещной зависимости, конечно, всячески укрепляется, поддерживается и внушается господствующими классами"[6].

Следовательно, в буржуазном обществе господство вещей привело к тому, что оно стало отражаться в головах теоретизирующих индивидов как господство идей. И потому вполне закономерно, что основным путем ликвидации вещной зависимости эти индивиды стали рассматривать ликвидацию, прежде всего, идейной зависимости. Как отмечает К. Маркс, "философы усмотрели своеобразие нового времени в господстве над ними идей и со свержением этого господства идей о тождествляли порождение свободной индивидуальности"[7]. Буржуазные философы дорогу к социальному освобождению усматривали в ниспровержении господства идей. К. Маркс был первым, кто показал, что угнетенному классу следует бороться не против господства идей, а прежде всего и главным образом против господства людей. Путь к социальной свободе пролегает через ниспровержение капиталистического угнетения и эксплуатации.

Третья историческая форма развития индивида связана с полным и всесторонним развитием человека. К. Маркс пишет: "Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, общественной производительности в их общественное достояние – такова третья ступень"[8]. Важнейшими особенностями третьей формы, как видим, являются "универсальное развитие индивидов" и превращение их "коллективной производительности" в общественное достояние.

Путь к коллективному (коммунистическому) обществу, как оказалось, достаточно сложен. Социалистические революции в России и других странах не привели к "универсальному развитию индивидов" ни в одной из этих стран. Более того, современный капитализм взял реванш у коммунистов и направляет эти страны опять по капиталистическому пути. Правда, характер нынешнего капитализма весьма существенно отличается от империализма начала XX столетия. Он стал более демократичным и достаточно энергично борется за права и свободы человека, сохраняя при этом капиталистическую форму эксплуатации. Появление информационных технологий (IT) в конце XX в. привело мировое сообщество к осознанию и осмыслению того, что капитализм и остатки социализма вступили в новую эпоху, которую теперь называют "информационным обществом". Естественно, характер и особенности данного общества пока не изучены, но определенные задатки позволяют говорить о нем, как предтече коллективного (коммунистического) общества.

Главное направление исторического развития человеческих индивидов связано с постепенным обретением ими социальной свободы. Отличной зависимости на первой ступени, через вещную зависимость на второй, – к полной независимости на третьей. Или: от общинной и правовой регламентации в первобытной, рабовладельческой и феодальной формациях, через экономическую детерминацию в капиталистическом обществе, – к универсальному развитию свободной индивидуальности в информационном обществе. Всякая более высокая по своему развитию формация отличается от предшествующих в значительной мере также и уровнем социальной свободы человеческих индивидов.

Другими словами, какова форма исторической свободы, такова форма и человеческого индивида. Для того, чтобы индивиды могли достигнуть высшего уровня социальной свободы, им необходимо, прежде всего, преодолеть господство внешних вещных связей, свойственных буржуазному обществу, а также и все другие формы социального отчуждения. Причем, не только их преодолеть, но и создать новые связи и отношения, которые они смогут поставить под собственный контроль.

Основным условием перехода от второй ступени к третьей считается ликвидация "частного обмена" между индивидами, лежащего в основе экономического отчуждения. Частный обмен всех продуктов труда, способностей и деятельностей по самой своей природе противоречит не только распределению на основе отношений господства и подчинения, которые доминировали на первой ступени, но также распределению на основе совместного владения средствами производства и контроля над ними, который будет доминировать на третьей ступени[1].

Для того, чтобы ликвидировать частный обмен и экономическое отчуждение, необходимо производство сделать непосредственно коллективным, т.е. общественным, добиться, чтобы коллективность выступала как основа производства. IT-технологии обеспечивают для этого должные предпосылки, в результате чего будут созданы соответствующие условия для формирования коллективного потребления на основе прямого обмена деятельностями между индивидами. Именно непосредственный обмен результатами деятельности позволит в дальнейшем изжить и преодолеть частный обмен, когда участие в потреблении опосредствуется обменом меновых стоимостей. Между индивидами и произведенными ими продуктами в этом случае уже не будет никаких посредников в виде товаров, стоимостей и денег. Они получат возможность непосредственно участвовать в коллективном потреблении этих продуктов.

Коллективное, непосредственно общественное производство в информационном обществе впервые в истории создаст все необходимые условия для универсального (всестороннего) развития индивидов. Однако эту возможность не следует понимать упрощенно и обывательски как такое времяпровождение, которое всецело будет определяться прихотями и сиюминутными желаниями людей. Социальное качество индивидов по-прежнему будет определяться их деятельностью, которая также будет носить социально детерминированный характер. Новое бытие индивидов невозможно без упорного и напряженного труда, в котором фактор сбереженного времени приобретет первостепенное значение.

"Если предположить наличие коллективного производства, – говорит К. Маркс, – определение времени, естественно, сохраняет существенное значение. Чем меньше времени требуется обществу на производство пшеницы, скота и т.д., тем больше времени оно выиграет для другого производства, материального или духовного. Как для отдельного индивида, так и для общества всесторонность его развития, его потребления и его деятельности зависит от сбережения времени. Всякая экономия, в конечном счете, сводится к экономии времени"[10].

В этом высказывании особый интерес вызывают два момента. Во-первых, здесь говорится не только о всестороннем развитии индивида, но также о всесторонней деятельности и всестороннем потреблении. Всестороннее развитие нужно индивиду именно для всесторонней деятельности и всестороннего потребления, содержание которых требует самостоятельного научного исследования.

А во-вторых, всесторонность развития, как индивида, так и общества в посткапиталистических (и постсоциалистических) условиях всецело зависят от экономии времени, достигнутого в процессе производства материальных и духовных благ. Только то время, которое будет оставаться после удовлетворения необходимых жизненных потребностей, можно будет потратить для целей всестороннего развития.

Правильное соотношение интересов индивида и общества предполагает оптимальное использование ими своего времени. Целесообразное распределение этого времени предполагает, что индивиды будут наиболее рационально приобретать соответствующие знания и навыки в общественно необходимой сфере деятельности и становиться общественно полезными членами социального рода, а общество, в свою очередь, в оптимальном варианте будет обеспечивать такой уровень производства, чтобы сполна удовлетворять специфические потребности индивидов. В результате экономия времени станет "первым экономическим законом" информационного общества, т.е. законом, который обусловливает действие всех других существующих законов.

В буржуазном мире господство меновой стоимости обычно ведет к тому, что производство выступает как цель человека, а богатство – как цель производства. В результате человек становится простым средством для достижения капиталистического богатства. Это искажение должно быть преодолено впоследствии, когда высшей целью производства становится только сам человек.

В том обществе, которое было построено у нас в стране, к сожалению, человек еще не всегда реально выступал высшей целью и ценностью общественного развития. Со времени культа личности в нашей жизни утвердилась антигуманная теория "винтика", по которой роль и значение отдельного человека были низведены до положения ничтожной детальки в сложной машине реформируемого общества. Его предназначение состояло лишь в том, чтобы молча и безропотно выполнять все предначертания, которые изрекались партийными и государственным руководителями любого уровня.

Начавшаяся перестройка, а затем и административная реформа в качестве своей важнейшей задачи выдвинула проблему преодоления этого негативного стереотипа и всемерной гуманизации всех общественных отношений. Человек должен стать не только движущей силой, но и высшей целью всего нашего прогресса. Ему на службу должны быть поставлены все создаваемые обществом богатства. Причем само богатство, как известно, понимается по-новому.

Для буржуазии богатство всегда выступает в вещной форме – в виде разнообразных товаров, денег и т.д. Чем больше у индивида вещей, денег, тем он богаче. Однако, с нынешней точки зрения, действительное богатство индивидов состоит не в этом. Не обилие вещей или денег делает индивида по-настоящему богатым. Его подлинное богатство состоит в универсальности его развития. Чем более развит индивид, тем он социально богаче.

Социальное богатство индивида должно быть связано нс с количеством накопленных вещей, денег, а, совершенно наоборот, оно всецело имеет функциональный характер. К. Маркс выделяет три аспекта индивидуального богатства. Первый – проявляется в универсалы Юсти (всесторонности) потребностей индивида, его способностей, потребления, производительных сил и т.д., которые обусловливаются универсальным обменом; второй – связан с установлением полного господства индивида над силами природы (внешней и внутренней); а третийс абсолютным выявлением его творческих дарований[11].

Всестороннее развитие индивида предполагает преодоление традиционной классовой односторонности и производство его во всей целостности, понимаемой как развертывание всех сущностных человеческих сил. Вещизм, получивший огромное распространение в буржуазном мире, поразивший сознание многих людей в социалистическом и нынешнем переходом обществе, конечно, должен быть преодолен. На смену однобокому увлечению вещами и деньгами должно прийти богатство и разносторонность интересов творческой личности в информационном обществе.

Разумеется, эта задача не может быть успешно разрешена путем просветительского подхода к делу. Необходимо каждый шаг воспитания подрастающих поколений неразрывно связывать с участием в общем труде, в решении актуальных социально-политических проблем, во всех реформируемых процессах. Только непосредственное участие человека в социальных преобразованиях сделают его общим интересом и потребностью.

Высокое общее и профессиональное образование, наличие свободного времени и соответствующей материально- технической базы позволят людям всесторонне проявлять и развивать свои дарования на благо общества. Не сглаживание, не нивелировка личностей, а максимальное развитие их индивидуальностей является теоретической и практической основой социального коллектива. Именно в этих условиях в полной мере обогащается не только общественная, но и личная жизнь людей, их внутренний мир, интимные отношения. Уважение к индивидуальной жизни человека, отказ от попыток ее неоправданной регламентации должны стать постепенно всеобщей нравственной нормой поведения. Человек во всем многообразии его проявлений есть ведущая перспектива и идеал процесса обновления нашего общества.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 102.
  • [2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 101.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 100.
  • [4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 107.
  • [5] Там же. С. 108.
  • [6] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. 1. С. 108.
  • [7] Там же.
  • [8] Там же. С. 101.
  • [9] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 102.
  • [10] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 116-117.
  • [11] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 476.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы