Иероним: перевод Библии

Иеронима (340?–420) по праву следует причислить к кругу наиболее ярких и плодовитых раннехристианских писателей. Католической церковью он был причислен к лику святых. Родом Иероним из Далмации (г. Стридон). По одним сведениям, по происхождению он является греком, по другим – иллиром. Еще в юном возрасте он был отправлен отцом в Рим для получения образования. В числе его учителей были знаменитый грамматик Элий Донат и ритор Марий Викторин. Полученное образование привило Иерониму любовь к латинским языческим авторам (Цицерону, Вергилию, Сенеке, Саллюстию и др.), которую он сохранял на протяжении всей жизни. Один из противников Иеронима, его современник Руфин, обвинял писателя в том, что в его сочинениях цитат из языческих авторов гораздо больше, чем из Священного Писания. Немецким исследователем X. Хагендхалем было подсчитано, что на 1223 страницы текстов Иеронима приходится 284 аллюзии и цитаты из античных классиков, т.е. в среднем одна па каждые четыре страницы[1].

Уже в период учебы в Риме Иероним принял христианство, однако настоящая вера пришла к нему не сразу. Момент мучительного обращения Иероним выразительно передал в своем "Письме к Евстохии". В якобы пережитом видении он побывал перед престолом высшего судии, обвинившего его в том, что он "цицеронианин, а не христианин": "Ciceronianus es non christianus". Подвергнутый бичеванию, устрашенный, Иероним пережил внутреннюю перемену:

"Плечи мои были покрыты синяками, я чувствовал после сна боль от ударов. И с тех пор я с таким усердием стал читать божественное, с каким нс читал прежде светского"[2].

После окончания учебы Иероним путешествует по Европе и Востоку, и его интерес к богословию и аскетическому образу жизни укрепляется. Достигнув Антиохии, он удаляется оттуда в Халкидскую пустыню, где на протяжении ряда лет (374–379) предается подвигам аскезы, чтению Священного Писания и изучению языков – еврейского и халдейского. Однако активная, страстная натура Иеронима заставила его вернуться в Антиохию, принять сап пресвитера, а затем отправиться в Константинополь. В Константинополе Иероним побывал на втором Вселенском соборе, познакомился с известными деятелями христианского мира: Григорием Назианзином (Богословом), Григорием Нисским и др. Своим переводом "Хроники" Евсевия Иероним привлек внимание папы Дамасия, обратившегося к Иерониму с вопросами о толковании различных мест Священного Писания. Именно папа Дамасий поручил Иерониму, имевшему репутацию vir trilinguius, т.е. знатока сразу трех языков (греческого, латинского и древнееврейского), осуществить новый латинский перевод Библии. Текст древнего латинского перевода, так называемая Itala, к IV в. подвергся заметной порче и в разных провинциях имел хождение в заметно различающихся списках. Задачей Иеронима было дать новый единый перевод, опирающийся на свод оригинальных священных текстов.

На выполнение этой задачи у Иеронима ушло 20 лет, большей частью прожитых им в Вифлееме, где переводчику был доступен более исправный подлинник и в случае необходимости можно было прибегнуть к помощи еврейских знатоков священных книг. Однако при жизни Иеронима утверждение нового перевода происходило с сопротивлением. Несовпадения с привычным текстом настораживали как паству, так и священнослужителей. Только в VI в. перевод начал входить в общее употребление. С XIII в. он получил наименование Vulgata, т.е. стал общеупотребительным. В 1546 г. Тридентский собор утвердил перевод Иеронима как канонический, единственно принятый для католической церкви. До настоящего времени за переводом Иеронима признаются немалые достоинства. "Стиль Иеронимова перевода сохраняет специфический строй древнееврейской поэзии едва ли не вернее, чем перевод Септуагинты, но это достигнуто за счет уверенного владения экспрессивными средствами латыни; достаточно посмотреть, как передано крайне трудное для перевода начало "Книги Иова". Значение этого труда для контакта между тысячелетними литературными традициями с их образными системами, с их набором символов и метафор, органически соотнесенных между собой, едва ли может быть переоценено[3].

Приступая к возложенной на него миссии, Иероним имел за плечами не только опыт перевода христианских и нехристианских текстов, но и определенные убеждения, касающиеся практики перевода. Так, он выступал сторонником свободного перевода (лат. ne verbum e verbo, sed sensum ex sensu), следования в большей мере смыслу, нежели букве. В таком подходе к переводу он ссылался на опыт Цицерона, переводившего Платона, Ксенофонта и греческих ораторов. Цицерон, по его словам, утверждал, что "не считал нужным переводить их дословно, но сохранил самый слог и внутренний смысл слов", полагая, что "должен был не поштучно отсчитывать слова читателю, а, так сказать, отвешивать их"[4]. Суждения Иеронима об опыте классических римских переводов с греческого (Цицерона, Теренция, Плавта и др.) позволяют уяснить и другие принципы, которыми будет руководствоваться в сфере перевода сам Иероним. Наиболее полно эти суждения выявлены в его послании "К Паммахию о наилучшем способе перевода". Из послания, в частности, видно, что вслед за сохранением смысла наиболее важной задачей Иероним считал сохранение эстетической стороны текста: "Поспешая за чужими строками, трудно где-нибудь не уклониться от них и трудно добиться, чтобы то, что на чужом языке было складным, сохранило то же изящество в переводе. И вот, когда я перевожу дословно, выходит неловко..."[5]. Стремление считаться с самобытным строем языка, на который осуществляется перевод, Иероним усматривает в плодах деятельности авторов Септуагинты, переводивших Ветхий Завет на греческий. В то же время он находит усилия своих предшественников недостаточными для сохранения поэтической стороны целого ряда текстов и свой перевод выполняет не с Септуагинты, а с древнего оригинала. Важной заслугой Иеронима считается то, что он подчеркнул эстетическую ценность священных книг, особенно Псалтири, Второзакония, песней Исайи, книги Иова и др., а главное приложил немало усилий, чтобы передать свое ощущение красоты этих текстов. Одновременно с переводом Библии Иероним работал над комментариями к ней. Им прокомментированы книги пророков больших и малых, книги Бытия, Екклезиаста, Евангелие от Матфея и послания Павла к Галатам, Ефесянам, Титу и Филимону. В догматических сочинениях Иеронима большое место занимала полемика с современными ему еретическими движениями (монтанистов, пелагиан, оригенистов и др.), в которых ярко отразилась страстная, непримиримая натура автора.

Из многочисленных произведений Иеронима важное историческое значение имеют его книги "О знаменитых мужах" ("De viris illustribus") и "Жизнеописания отцов" ("Vitae patrum"). Первая книга содержит немало ценных сведений о жизни и сочинениях Отцов Церкви и церковных писателях первых четырех веков, от апостолов до ...самого Иеронима. Вторая включает в себя яркие легенды о жизни египетских анахоретов. Значительный интерес представляют письма Иеронима к своим современникам. Наполненные живыми деталями, психологическими подробностями, убедительной авторской аргументацией, они выступают ценными свидетельствами эпохи и личности автора.

Имя Иеронима на протяжении веков было окружено легендами. Его изображали образцовым отшельником, ученым подвижником. Таким он предстает, к примеру, в гравюре Альбрехта Дюрера "Иероним в келье". К средневековой далматинской католической церкви восходят также истоки легенды об Иерониме как изобретателе глаголицы. Легенда эта даже получила санкцию папы Иннокентия IV в 1248 г. Вследствие этого почитание Иеронима как "просветителя славян" распространено во многих славянских католических центрах.

Круг понятий и проблем

Перевод Библии: Септуагинта, Вульгата, свободный перевод, Тридентский собор.

Средневековая аскеза: отшельник, анахорет.

Задание для самоконтроля

Расскажите о произведениях: Послание "К Паммахию о наилучшем способе перевода", "О знаменитых мужах", "Жизнеописания отцов".

  • [1] Hagendahl Н. Latin Fathers and the Classics. Goteborg. 1958. P. 392–395.
  • [2] Иероним. Письмо к Евстохии // Памятники средневековой латинской литературы IV–VII вв. М., 1998. С. 139.
  • [3] Гаспаров М. Л. На исходе римской империи (III– IV вв.) // История всемирной литературы в 9 т. Т. 2. М., 1984. С. 413.
  • [4] Иероним. К Паммахию о наилучшем способе перевода // Памятники средневековой латинской литературы IV–VII вв. С. 108.
  • [5] Там же.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >