Бенедикт Нурсийский: устав монастырского общежития

Как уже указывалось выше, важными центрами раннесредневековой цивилизации являлись монастыри, особенно расположенные в сельской местности. Это были не только очаги религиозной жизни, до известной степени связующие обширные пространства, но и средоточие разнообразных видов интеллектуально-хозяйственной деятельности. В монастырских скрипториях и библиотеках поддерживалась и развивалась интеллектуальная культура. Земельные владения монастырей представляли образцовые для того времени сельскохозяйственные угодья. В монастырях создавались школы, и до конца XI в. монастыри сохраняли монополию на образование. Особенно важную роль в развитии монастырского движения сыграло бенедиктинское монашество. Своим основанием орден обязан деятельности Бенедикта Пурсийского (480–543). Согласно преданию, основатель ордена происходил из знатного рода Анициев, родился в Нурсии (сейчас Норчья близ Сполето), получил в Риме традиционное для того времени риторическое образование, однако рано принял решение об отказе от соблазнов мирской жизни. Удалившись в Сабинские горы, он жил анахоретом, подражая подвижникам Фиваиды. Позднее, когда благодаря строгости и святости свой жизни Бенедикт приобрел достаточную известность, им была основана близ Неаполя обитель Монте- Кассино. Монастырь был воздвигнут на месте развалин языческого храма, посвященного Аполлону. Его строительство было начато 8 апреля 529 г., в день Пасхи, когда монахи удалили с полуразрушенного форума статую Аполлона и изображения других языческих богов и затем воздвигли на этом месте часовню-ораторий св. Иоанна, почитаемого "патроном монашества". Быстрый рост монастыря, ставшего убежищем в условиях войны Византии с готами, вызвал необходимость в упорядочении монастырской жизни, в связи с чем и был создан так называемый "устав Бенедикта" (530).

Формируя свой устав, Бенедикт опирался па суждения и предписания, содержащиеся в сочинениях Иеронима,

Августина, Василия Великого, Кассиана и др. Двое последних, в свою очередь, являлись авторами монастырских уставов, однако уставу Бенедикта было суждено вытеснить все прежние уставы, а самому Бенедикту приобрести славу истинного основателя западного монашества. Преимущественное внимание к уставу Бенедикта было обусловлено прежде всего тем, что, не порывая с традициями восточного монашества, Бенедикт Нурсийский отказался от крайностей монастырской аскезы. "Если случится, – гласил устав, написанный на латыни, – что брату предпишут тяжкие или невыполнимые обязанности, то пусть он примет их со всей кротостью и смирением. Однако если он сочтет, что тяжесть их превосходит его возможности, то пусть объяснит это старшему, но сделает это при удобном случае и со смирением, не проявляя ни гордыни, ни возмущения, ни упрямства"[1]. Монашеское общежитие в уставе оценивается как наиболее приемлемая форма спасения для вечной жизни, "школа служения Господу" (лат. Dominici schola servitii). Это служение предполагает удаление от мира. Без разрешения аббата монах, согласно уставу, не мог видеться даже со своими родителями; разрешение аббата требовалось в том числе и на письменное общение с родными и на получение от них каких-либо подарков или приношений. Поступление в монастырь предполагало отказ от собственности, нищету: "с корнем должно вырвать из монастыря порок обладания чем-нибудь". "Нельзя обладать даже собственным своим телом или своими желаниями..." Бедность, целомудрие, труд в сочетании с молитвенными бдениями и соблюдением постов определяли основное содержание монашеской жизни. Особенно подчеркивает устав такие добродетели, как смирение и послушание, предполагающие также и склонность к молчанию. "Отказываясь от личных желаний, прими могущественнейшее и прекрасное оружие послушания на службу истинному царю Господу Христу". "Говорить и учить приличествует наставнику, ученику надлежит молчать и слушать". Даже простой разговор рекомендуется монахам лишь в случае крайней необходимости.

Аббата устав рассматривает как заместителя Христа в монастыре, которому необходимо неукоснительно подчиняться. Аббат представляется как строгий, но в то же время снисходительный отец семьи, обязанный утверждать братские чувства в общине. К членам общины Бенедикт предъявляет требование "stabilitas loci", предполагающее постоянство пребывания в одном и том же монастыре на протяжении всей жизни. Обеспечивалась оседлость монахов в значительной мере институтом иовициата. Это означало, что новиция принимали в монастырь после основательного испытания, и только по прошествии года не имеющий нареканий новиций приносил торжественные обеты соблюдения требований устава и становился полноправным монахом. Что касается избрания аббата, то он избирался простым большинством из состава братьев, но эго избрание требовало одобрения епископа.

Устав Бенедикта настойчиво рекомендует монахам занятия физическим трудом как избавление от многих пороков и соблазнов. Крестом и оралом ("Cruce et aratro") рекомендовано в уставе достигать духовных побед. Что касается языка устава, то он отмечен склонностью к военным терминам, долженствующим утверждать как идею дисциплины монастырской жизни, так и задачу духовной борьбы за нравственное совершенствование. Примечательно, что сам устав называется Lex sub qua militare vis, что означает "Закон, повинуясь которому, ты предполагаешь воинствовать".

Что же касается интеллектуального труда, то он рекомендован прежде всего в виде изучения книг духовного содержания и церковного песнопения. Устав рекомендует ежедневно 1–2 часа посвящать чтению, а аббату рекомендовано по его усмотрению обеспечивать монахов доской и грифелем. Как пишет О. А. Добиаш-Рождественская, устав св. Бенедикта предписывал молодому монаху никогда не расставаться с табличкой и стилем: "Клирик, точно подругу держи у бедра своего табличку", – перефразирует этот устав Боэций[2]. Братьев же, пренебрегающих чтением, устав именует лентяеми.

Такое отношение как к физическому, так и умственному труду было характерным для средневековой мысли. Еще бл. Иероним в "Послании к Рустику", наставляя юношу, намеревающегося стать монахом, писал о том, что работа – главный способ борьбы с соблазнами, "праздный монах - легкая добыча дьявола, а к тому, кто трудится, нечистый не может подступиться; тут помогают и умственный, и физический труд, но всего важнее чтение Священного Писания"[3]. Праздность обличал и бл. Августин. "Комментируя послание апостола Павла (2 Фес. 3, 6–12), он доказывает, что монахи не должны презирать физический труд. Наилучшим образом устроены те монастыри, где монахи выполняют разные задания, посвящая часть дня ручному труду, а часть – чтению, молитве, изучению Священного Писания"[4].

Впоследствии многие монастыри бенедиктинского ордена (в Фульде, Рейхснау, Санкт-Галлене) прославились своими библиотеками и учеными занятиями, хотя в этой тенденции многие авторитетные медиевисты усматривают воздействие на бенедиктинцев Вивария Кассиодора. Крупные монастыри всегда были известны прекрасными библиотеками. Приведем описание библиотеки Даремского монастыря, принадлежащего ордену св. Бенедикта: "На северной стороне крытой галереи от угла против паперти дортуара находились превосходные застекленные сверху донизу окна, которые выходили во двор монастырской галереи. У каждого окошка была скамья и кабинка; все старые, уважаемые монахи пользовались собственными кабинками, и после дневной трапезы они удалялись туда изучать книги. И так каждый сидел в своей кабинке все послеобеденное время, вплоть до начала вечерней службы. Подобным занятиям они предавались каждый день. Напротив кабинок у стены стояли огромные, полные книг, шкафы, в которых лежали и древние писания отцов церкви, и труды других авторов с описанием деяний различных святых..."[5]. Как известно, книга в Средние века стоила целое состояние, монахи должны были бережно хранить книги и манускрипты, на которых часто можно было встретить надписи: "Quisquis quem contigerit Sit ili Iota manus" ("Умывайся! Пусть не коснется ничей грязный палец моих чистых страниц") или "Пусть всякий, кто украдет этот манускрипт, или воспользуется им без спроса, или испортит его название, подвергнется анафеме. Аминь"[6].

"Если впоследствии бенедиктинский орден стал распространителем знания, а бенедиктинские монахи – переписчиками древних рукописей нс только духовного, но и светского содержания, то этой перемене орден был обязан влиянию Вивария Кассиодора"[7], – замечает И. Н. Голенищев-Кутузов. Впоследствии бенедиктинский устав был дополнен рядом других положений. К примеру, утренняя молитва была перенесена с 2 часов ночи на 4, были утверждены градации между низшими монахами-мирянами и высшими монахами книжными (monachi literati), введено дозволение есть мясо и т.д.

Важную роль в распространении бенедиктинского устава сыграл папа Григорий Великий (590–604). Он ввел бенедиктинский устав в основанном им монастыре св. Андрея, откуда затем были отправлены в Англию миссионерами монах Августин с 90 подвижниками. На своем пути миссионеры сделали продолжительную остановку во Франции, следствием которой стало введение бенедиктинского устава в целом ряде галльских монастырей. В Англии первый бенедиктинский монастырь был основан в Кентербери в 597 г., и бенедиктинская идея стала впоследствии определяющей для английской монастырской культуры. Затем английские миссионеры "экспортировали" бенедиктинскую идею в Германию и скандинавские страны. К IX в. бенедиктинский устав стал общим правилом для всех монастырей Западной Европы, за исключением Шотландии, Уэльса и Ирландии, где некоторое время удерживался более строгий устав св. Колумбана (543– 615). Устав Колумбана включал изнурительные посты и другие трудные физические испытания: к примеру, долгие молитвенные стояния со скрещенными руками, купания в ледяных водах с пением псалмов, принятие пищи один раз в день и т.д. Оценивая значение бенедиктинской идеи в истории западноевропейского монашества, Л. П. Карсавин видел в ней приближение церковной идеи к миру. По его мнению, в уставе Бенедикта Нурсийского устанавливается "тип монашеской жизни, не столь героической, как жизнь раннего монашества, но, в общем, более культурно-действенной"[8].

Круг понятий и проблем

Бенедиктинская идея: Школа служения Господу, stabilitas loci, институт новициата, monachi literati.

Задание для самоконтроля

Расскажите о Бендикте Нурсийском, Григории Великом, св. Колумбане.

  • [1] Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992. С. 113.
  • [2] Добиаш-Рождественская О. А. История письма в Средние века. М., 1987. С. 27.
  • [3] Евдокимова Л. В. "Историческое зерцало" Жана де Винье: перевод- комментарий // Культура интерпретации до начала Нового времени. М., 2009. С. 305-306.
  • [4] Там же. С. 308-309.
  • [5] Квеннел Ч., Квеннел М. История повседневной жизни Англии: 1066– 1499. Смоленск, 2006. С. 271-272.
  • [6] Там же. С. 272-273.
  • [7] Голенищев-Кутузов И. Н. Средневековая литература Италии. М., 1972. С. 121-122.
  • [8] Карсавин Л. П. Культура Средних веков. Киев, 1995. С. 42.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >