Английский рыцарский роман. "Автор Гавейна" и аллитеративное возрождение

"Автор Гавейна" (Gawain poet) – анонимный английский поэт XIV в. До нас дошли четыре его произведения: стихотворный рыцарский роман "Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь" (Sir Gawain and the Green Knight), "Жемчужина" (The Pearl), "Терпение" (Patience) и "Чистота" (Cleanness). Все они сохранялись в одной рукописи, обнаруженной в 1839 г.; во всех присутствуют следы северо-западного диалекта, который, вероятно, был для поэта родным. "Автор Гавейна" – яркий представитель так называемого "аллитеративного возрождения". Оно заключалось в попытке оживить старое англосаксонское аллитеративное стихосложение, которое процветало на Британских островах до норманского нашествия 1066 г. В XII–XIII вв. в Англии начинают распространяться латинская и особенно французская метрики, которые основывались на счете слогов и рифме. Завершил создание английской силлабо-тонической системы современник "Автора Гавейна" Дж. Чосер.

"Аллитеративное возрождение" возникло в результате ряда причин, одной из которых был рост национального самосознания англичан, недаром оно развивалось в западных и северо-западных графствах, которые меньше подвергались влиянию французского языка и литературы. Парадоксальным образом мода на аллитеративную поэзию распространилась и в рыцарской среде, которая была по своим корням норманнской и ранее отноеилась к англосаксонской поэтической традиции свысока. Но в XIV в., в период расцвета рыцарской культуры в Англии, который в силу исторических причин был поздним, знать обратила свой взор к старой стихотворной технике, видя в ней адекватное средство изображения героического рыцарского прошлого.

"Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь" считается лучшим аллитеративным рыцарским романом и лучшим из романов "артуровского цикла", созданным в Англии. Произведение отличает совершенство формы. В "Сэре Гавейне" 2530 стихов, поделенных на 101 строфу, количество строк в которых варьируется от 12 до 38; каждая строфа заканчивается пятистишием, английское название которого "bob-and-the wheel" можно перевести как "колесо на оси".

В пятистишии используется перекрестная рифма, "ось" состоит из одной строки с одним ударным слогом, "колесо" – из четырех строк с тремя ударными слогами каждая. Основная часть строфы остается аллитеративной, причем "автор Гавейна" пользуется аллитерацией с большим мастерством. Обычно аллитеративный стих, в поэзии XIV в. включал в себя три ударных аллитерирующих слова, два в первом полустишии и одно во втором, "Автор Гавейна" усовершенствовал эту технику: нередко он использует три аллитерирующих слова уже в первом полустишии; включает два набора аллитерирующих на разные согласные слов в одну строку; сочетает звонкие и глухие согласные, звук "ф" у пего аллитерирует с "в", "с" – с "з"; он позволяет аллитерации оказываться в неударных слогах, таких, как приставка или второй корень сложного слова. Иногда последнее в стихе слово, не содержащее аллитерации, определяет звукопись следующей строки. Сложность и оригинальность метрической формы "Сэра Гавейна" затрудняет его перевод на другие языки.

Начало романа отражает стремление английской знати XIV в. возвеличить себя через прославление великого рыцарского прошлого.

"Автор Гавейна" напоминает, что Британия была основана троянцем Брутом, одним из славных потомков которого стал король Артур. При его дворе в Камелоте во время рождественских увеселений начинается действие "Сэра Гавейна". Неожиданно в зале появляется огромный рыцарь, одетый в зеленое и с боевым топором в руке. Он предлагает присутствующим своеобразную игру: он позволит любому из них отрубить себе голову с тем, чтобы в следующее Рождество соперник явился в указанное ему место для получения ответного удара. Необычность забавы смущает рыцарей Круглого стола, и Артур уже готов сам взять в руки топор, но вызов принимает Гавейн. Он отрубает Зеленому рыцарю голову, но тот не умирает, а, подняв свою собственную голову за волосы, взбирается на коня. Отрубленная голова сообщает Гавейну, что через год и один день он должен явиться к Зеленой часовне и получить удар от Зеленого рыцаря.

Когда годичный срок приближается к концу, сэр Гавейн отправляется на поиски Зеленой часовни. После долгого и утомительного путешествия в канун Рождества он оказывается в гостеприимном замке и заключает с его хозяином шутливую сделку. Они договариваются обмениваться по вечерам дневной добычей, при этом хозяин отправляется на охоту, а Гавейн остается в замке в обществе его прекрасной жены.

В первый же день хозяйка начинает добиваться любви Гавейна и награждает его поцелуем, который он передает вечером ее мужу в обмен на подстреленного им вепря; подаренные красавицей на второй день два поцелуя он обменивает на добытого рыцарем оленя. На третий день Гавейн получает от хозяйки три поцелуя, которые он честно обменивает на убитую хозяином лису, но зеленый пояс, который, по ее уверению, сохранит своему владельцу жизнь в бою, герой утаивает.

В новогоднее утро сэр Гавейн отправляется к Зеленой часовне, которая, как оказывается, расположена в двух милях от гостеприимного замка. Там его встречает Зеленый рыцарь, который трижды заносит топор над его головой, но опускает только на третий раз и лишь ранит Гавейна в шею. Выясняется, что Зеленый рыцарь и хозяин замка – одно и то же лицо и зовут его Бертилак, а хозяйка дарила гостю поцелуи по приказу мужа. Поскольку в первые два дня Гавейн был честен с Бертилаком, он дважды не опускал топор на его шею. На третий день Гавейн повел себя не совсем достойно, поэтому третий удар его не миновал. Бертилак рассказывает, что он отправился ко двору короля Артура по наущению феи Морганы, которая надеялась, что все рыцари Круглого стола испугаются предложенной им жестокой игры, а королева Гвиневера умрет от страха.

Бертилак и Гавейн расстаются с взаимным изъявлением добрых чувств, и герой возвращается в Камелот, где рассказывает обо всем, что с ним произошло. Все рыцари короля Артура решают с тех пор носить зеленые пояса как напоминание о том, что истинному рыцарю надлежит не бояться смерти.

В "Сэре Гавейне и Зеленом рыцаре" искусно переплетены две сюжетные линии – вызова на необычный рыцарский поединок и испытания рыцарских добродетелей героя любовным соблазном. Оба мотива пришли из кельтских источников. "Игра в обезглавливание" описана в ирландской саге "Пир Брикриу". Испытания, которым Гавейн подвергается в замке, генетически восходят к часто встречающимся в кельтском фольклоре эпизодам, в которых всевозможные фантастические существа подвергают испытаниям смертных, осмелившихся проникнуть в их мир. Связи "Сэра Гавейна" с народным творчеством не ограничиваются только сюжетными мотивами. В романе легко обнаруживаются отголоски древних мифов – в частности, мифов, объясняющих приход нового года.

Мифологические мотивы в "Сэре Гавейне", однако, приглушены, а на первый план выведены мотивы рыцарские. Автор подробно описывает богатую обстановку замков, утонченные манеры героев, тактичность, с которой Гавейн отвергает любовные домогательства прекрасной хозяйки.

Талант и мастерство поэта позволили ему, умело пользуясь традиционными мотивами и приемами, создать произведение, выдающееся по художественным достоинствам. Такими же достоинствами отличается поэма "Жемчужина", которая по продуманности, и совершенству формы может быть сопоставлена с "Раем" Данте, тем более, что "Жемчужина", как и "Божественная комедия", повествует о загробном мире.

В начале поэмы "Автор Гавейна" рассказывает о том, что герой потерял прекрасную жемчужину и погрузился в глубокое горе. Однажды летним днем он приходит в сад, где утратил драгоценность и, исполненный печали, падает в цветы и засыпает. Во сне он попадает в прекрасный мир, где сверкают прекрасные утесы, стоят великолепные леса, покрытые серебряными листьями, а песок под ногами состоит из восточных жемчужин. Красота неведомого мира столь совершенна, что у героя не остается сомнений в том, что он попал в рай – тем более, что автор включает в описание чудесного места детали, традиционные для средневековых видений загробного мира, такие, как, например, река, отделяющая страну живых от страны мертвых. Река в "Жемчужине" очень красива, ее дно устлано изумрудами, сапфирами и другими драгоценными камнями, блеск которых в Средние века ассоциировался с сиянием Святого Духа. За рекой герой видит хрустальный утес, у подножия которого сидит прекрасная дева, одетая в белое; сновидец узнает в ней утерянную им жемчужину.

Вся остальная часть поэмы представляет собой диалог между героем и его бывшим сокровищем. Жемчужина описывается то как двухлетняя девочка, то как героиня куртуазного романа, то как душа, то как Христова невеста. Она объясняет поэту, что его горе по поводу утраченной Жемчужины неправедно, ибо она покинула его по воле Божией. Значительное место в беседе занимает проповедь Жемчужины на тему "Невинные всегда спасаются по нраву". Эта фраза становится лейтмотивом в истолковании Жемчужиной евангельской притчи о работниках на винограднике. Пересказав притчу, героиня уподобляет свою судьбу в небесном царстве, где она стала королевой, плате, легко полученной последними из пришедших на виноградник работников. Жемчужина доказывает, что Господь награждает тех, кто избран им за праведность, причем награда не зависит от продолжительности земной жизни и земных трудов человека. Героиня говорит с собеседником и о других христианских истинах. Она рассказывает ему о двух Иерусалимах и показывает ему издалека небесный град, поражающий его блеском самоцветов и сиянием Агнца, восседающего на троне.

Герой видит процессию юных дев, одетых в белое и украшенных жемчугом, в ней участвует и его Жемчужина, возглавляет же шествие сам Господь. Совершенство того зрелища заставляет поэта забыть слова Жемчужины о том, что реку он сможет пересечь только после смерти. Он пытается перепрыгнуть поток и просыпается.

"Жемчужина" – поэма, насыщенная иносказаниями, в ней много аллегорических описаний и символов, самым многозначным из которых является образ центральной героини. Можно выделить, но меньшей мере, десять смыслов образа Жемчужины, они очень отличаются друг от друга: рано умерший ребенок и неоплатоновское благо, драгоценность и беспорочная душа, девичество и всеобщий порядок космоса, искусство и небесный рай, духовная чистота и предмет куртуазного поклонения.

"Поэт Гавейна" мастерски объединил в "Жемчужине" разные традиции, что обусловило жанровое своеобразие поэмы. Преобладают в ней черты видения, к которым относится рассказ о болезненном состоянии героя и эпизод богоявления, которое приводит к "обращению" героя, смиряющегося со своей утратой. Но в "Жемчужине" присутствуют признаки и других жанров – элегии на смерть ребенка, философско-религиозного диалога и словопрения. Заметную роль играет в поэме дидактическое начало. При помощи красочных картин загробного мира, диалога Жемчужины и героя, рассказа о его переживаниях автор Гавейна растолковывает христианские истины.

Проповедь христианских добродетелей определяет содержание поэм "Терпение" и "Чистота". Создавая "Терпение", поэт использовал популярный в Средние века прием экзегезы – толкования библейского текста, которое приписывало Библии смысл, нередко далекий от оригинала. Одним из теоретиков экзегезы был Августин Блаженный (354– 430), который полагал, что поиск скрытого смысла библейского текста возвышает душу верующего.

Основную часть "Терпения" занимает пересказ библейского сюжета об Ионе. Автор подробно повествует о том, как пророк Иона ослушался воли Бога; он не пошел в Ниневию, где должен был сообщить жителям, что их город погибнет за нечестие, и бежал морем. Корабль, на котором плыл пророк, попал в страшную бурю. Иона понял, что это гнев Божий, и попросил моряков выбросить себя за борт. Затем герой был проглочен китом, в утробе которого провел трое суток, страдая от нестерпимого смрада. Господь приказал киту выплюнуть пророка, который теперь согласился идти проповедовать в Ниневию. Жители нечестивого города раскаялись, и Бог простил их. Однако Иона был этим недоволен и, уйдя из города, поселился в ноле в шалаше. За одну ночь у его шалаша выросло тенистое дерево, но на другой день оно засохло. Пророк возроптал и обвинил Всевышнего в плохом к себе отношении. Господь ответил ему: "Ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь пропало. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого?" (Иона 4:10–11). "Автор Гавейна" завершает пересказ книги Ионы словами, которых нет в Библии. Бог велит Ионе переносить все терпеливо, ибо на все есть Его, Божья воля.

Это небольшое добавление необходимо автору "Терпения" для того чтобы связать библейскую историю с проповедью смирения. По его мнению, Иона был повинен в грехе нетерпения и неповиновения. В конце произведения поэт советует читателям быть стойкими и терпеливыми и в горе, и в радости.

Ветхозаветная книга пророка Ионы, однако, не имела ничего общего с проповедью терпения. В ней скорее высмеивалась самонадеянность тех, кто причислял себя к избранному народу. Кроме изначально заниженного в ней смысла, история Ионы имела и другое традиционное толкование. Наряду со многими текстами Ветхого Завета она аллегорически трактовалась как предсказание событий из жизни Христа. Средневековые комментаторы Библии полагали, что три дня, проведенные пророком в чреве кита, аллегорически предсказывают, что после распятия Христос спустится на три дня в ад.

В поэме "Терпение" содержатся лишь намеки на традиционную интерпретацию книги Иона. Английский поэт предлагает иное толкование библейского текста, о степени оригинальности которого судить трудно, но которое, несомненно, было гораздо менее распространенным, чем приведенное выше.

Поэма "Терпение" целиком построена на заимствованном из Библии сюжете и его интерпретации. "Чистота" является образцом сложного сочетания заимствованных из Священного Писания эпизодов и толкования библейского текста. Само название поэмы иносказательно. Речь в ней идет о нравственных добродетелях, о внутренней чистоте, прославляемой уже в первых строках, где цитируются слова о том что "блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят" (Матф. 5:8). Эта мысль затем разворачивается и рассматривается на протяжении всей поэмы. Отправной точкой для рассуждений становится притча о брачном пире, которая встречается в Евангелиях от Матфея и от Луки, где с ее помощью Иисус разъясняет сущность Царствия Небесного, куда попадут не званные, но избранные. Евангельские варианты притчи несколько отличаются друг от друга, "поэт Гавейна" объединяет их в единое повествование.

В "Чистоте" рассказывается о том, как некий царь устроил свадебный пир для своего сына и позвал на него много гостей, однако они под разными предлогами отказались прийти. Тогда царь приказал привести на пир чужих людей, прохожих, которых его слуги встретят на городских улицах и сельских проселках. Дом наполнился гостями, среди которых царь заметил человека в грязных одеждах. Царь усмотрел в этом величайшее непочтение к себе и приказал заковать гостя и бросить его в темницу.

Притча сопровождается в поэме аллегорическим истолкованием, которое основано на уподоблении пира – царствию небесному, царя – Богу, гостей в праздничных одеждах – праведникам, а человека, одетого в грязное, – грешнику. Чистота внешняя интерпретируется традиционно, как знак чистоты внутренней.

Противопоставление "чистое – грязное", истолкованное как "праведное – грешное", определяет идейно-художественное своеобразие поэмы. Оно обусловливает суть назидания, которое в конечном итоге сводится к мысли о том, что верующие должны ходить к исповеди. Для того чтобы внушить читателям эту насущную истину, автор "Чистоты" иллюстрирует свою концепцию греха и праведности серией увлекательных примеров, заимствованных из Библии.

Единой цепи событий в "Чистоте" нет. Поэма содержит три группы примеров, включающих по три истории каждая. Это рассказы о падении Люцифера, первородном грехе и потопе в первой группе, истории Авраама и Сары, Лота и его семьи, Содома и Гоморры – во второй, повествование о судьбе Навуходоносора, о Вальтасаровом пире и о Данииле – в третьей. Группы примеров объединены между собой и с вводной частью при помощи связующих абзацев, которые, как правило, содержат моральный вывод из рассказанного. Так, в абзаце, стоящем между первой и второй группой примеров, поэт советует каждому человеку, который мечтает попасть в рай, избегать грязи, порожденной плотскими желаниями, ибо се нс отмоет никакой потоп. Иносказательная трактовка библейского текста в "Чистоте" задает тему всей поэме, а также доказывает и иллюстрирует отдельные мысли и положения автора.

Творчество "Автора Гавейна", сочетавшее религиозные и куртуазные традиции, осталось значительным явлением в истории английской средневековой литературы.

Круг понятий и проблем

Английская куртуазная традиция: Аллитеративное возрождение, "Колесо на оси", аллегоризм, библейские реминисценции и аллюзии, обращение к кельтским источникам.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >