ГОРОДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • о месте города в структуре общественной жизни Средневековья;
  • • о специфике пространственной и социальной структуры города;
  • • о периодизации развития средневековой городской культуры;
  • • о традициях народной смеховой культуры Средневековья;
  • • об основных жанрах средневековой городской литературы, сатирических, дидактических и пародийных;
  • • о символико-аллегорической традиции городской литературы Средневековья;
  • • о специфике средневековой драмы и ее роли в городской культуре;
  • • об отражении античной и христианской традиции в памятниках городской литературы Средневековья;

уметь

  • • определять жанр произведения городской литературы;
  • • выявлять сатирическую и дидактическую направленность текста городской литературы;
  • • оценивать типологическое и специфическое в памятнике средневековой городской литературы;
  • • истолковывать смысл иносказательных, аллегорико-символических образов текста городской литературы;
  • • обнаруживать античные и христианские мотивы и образы в произведении городской литературы и оценивать их эстетическую функцию;

владеть

• понятиями "сеньор", "бюргер", "цех", "карнавальная культура", "фаблио", "шванк", "фарс", экземплум, "зерцало", "бестиарий", "лапидарий", "аллегорический эпос", мистерия, миракль, моралите, "симультанная сцена".

Город в системе средневековой культуры

Города существовали в средневековой Европе на протяжении всей истории ее существования, в их развитии можно выделить три периода. Это прежде всего период ранних городов, продолжавшийся примерно до VIII в. Ранние города были отчасти унаследованы от Античности, отчасти – возникли на месте древних ярмарочных и культовых центров.

В античные времена греческий полис и римский муниципиум[1] играли в обществе основополагающую роль. Каждый город вместе с прилегающей к нему сельской местностью составлял отдельное государство; городская площадь была местом проведения собраний граждан, которое решало все важные вопросы государственной жизни. Современные исследователи подчеркивают, что в античные времена "начало государственности происходило как раз именно через выделение города и концентрацию общества вокруг него"[2].

Варварские нашествия разрушили античную систему жизни. Многие античные города пришли в упадок, сохранив лишь имя и превратившись в сельские поселения. Торговля и ремесло перестали играть в них сколько-нибудь заметную роль, исчезли или видоизменились органы городского самоуправления. В лучшем положении оказались города, находившиеся па морских побережьях, где сохранялась торговля. Однако, даже придя в упадок, бывшие античные полисы нередко оставались политико-административными центрами, в них располагались дворцы правителей и епископов, они продолжали играть роль военных укреплений.

Города, унаследованные Средневековьем от Античности, находились на территории бывшей Западной Римской империи. Жители других регионов Европы – германские, славянские, финно-угорские племена – не имели античных урбанистических традиций. Здесь города возникали сначала как торгово-ремесленные поселения или центры племенных союзов. Такие поселения также быстро становились политическими и военными центрами. В них селились правители, размещалась их дружина; в городах созывались народные собрания племени, в них проводились общезначимые религиозные церемонии.

Второй период в истории средневекового города приходится на IX–XI вв. В это время города "заняли важное место как опорные пункты нарождающейся, развивающейся государственности, церковной организации и общественной элиты"[3], постепенно они начали приобретать все большее значение в системе средневековых общественных отношений.

В XI–XII вв. средневековый город вступил в новый, третий период своего развития – период расцвета. Развитие и расцвет городов свидетельствовали о том, что европейское Средневековье вступило в пору зрелости, и города стали ярким воплощением этого этапа. Изменение статуса города было обусловлено многими причинами. Во-первых, к этому времени сельское хозяйство достигло столь высокого уровня развития, что могло уже обеспечить продуктами большое количество людей, не вовлеченных в него непосредственно. Во-вторых, происходит первое разделение труда – разделение между городом и деревней, что усиливает самостоятельность и значение городов. В-третьих, к XII в. окончательно сложилось и окрепло феодальное общество и феодальные монархии, которые делали своими столицами города. В X– XII вв. активно развивались многие старые и возникали новые города.

Историк средневековой городской культуры А. А. Сванидзе отмечает, что "возникающие города сохраняли поразительную верность месторасположению, удачно выбранному предшественниками, античными или варварскими. И примечательно, что город как бы вбирал в себя наследие обоих предшествующих типов. Пример дает хотя бы Англия, где средневековые города сложились в течение X–XII вв. Первичным поселением многих из них было древнее, еще кельтское ярмарочное и культовое местечко, использованное затем для устройства лагеря римскими легионерами; позднее оно служило центром одного из ранних англосаксонских королевств или опорным пунктом норманнов"[4]. Так формировалась многослойность городской культуры – многослойность, характерная для средневековой культуры в целом.

Средневековые города очень отличались от городов современных своими размерами. В Европе XIV–XV вв. было не более 20 городов с населением в 80–100 тыс. человек, в основном они были расположены на юге. Это, например, Венеция, Флоренция, Милан в Италии, Севилья в Испании. Сотни городов, считавшихся большими, имели население в 20–30 тыс. человек. Обычный город насчитывал 3–5 тыс. человек. Однако основная часть средневековых городов составляли небольшие поселения в 0,5-1,5 тыс. человек.

Город – весьма своеобразная составляющая жизни средневекового общества. С одной стороны, он всецело принадлежит феодальной социально-экономической системе. С другой – стремится осознать себя как отдельную, новую структурную единицу внутри этой системы и тем самым подготавливает новые общественные настроения и тенденции. Первая особенность городов более ярко проявляется в XII–XIII вв., вторая – в XIV–XV вв., когда начинается трансформация средневекового урбанизма.

Средневековый город оставался внутри экономики своего времени: товарный уклад в нем имеет патриархально- феодальные черты, он включался в феодальную систему господства-подчинения, являясь коллективным вассалом какого-либо сеньора или коллективным сеньором по отношению к окружающим землям и крестьянам. В социальном плане город был организован по сословно-корпоративному и иерархическому принципам. Основной структурной единицей был цех – политическое, профессиональное и религиозное объединение горожан. Внутри каждой гильдии и цеха существовала строгая иерархия, характерная для всего средневекового общества в целом. Цех включал в себя мастеров, подмастерьев и учеников. Закончив учение, подмастерье должен был приготовить "шедевр" – образец своего искусства – и пригласить мастеров на пиршество. По-немецки пиршество называлось Zache, отсюда и возникло слово "цех" как обозначение ремесленных объединений.

Благодаря цехам ремесленное производство в Средние века было четко регламентировано. В Германии, например, мастер, не входивший в цех, не имел права заниматься своим ремеслом и продавать изготовленные им предметы. Хотя разделение труда внутри цеха было незначительным, сам факт существования цехов приводил к специализации производства. К началу XIV в. в Париже насчитывалось 350 цехов, которые производили различную продукцию. Такая специализация неизбежно вела к укреплению товарно-денежных отношений, что исподволь подготавливало рождение новой, капиталистической экономики.

По образу жизни и по идеологии города не были ни антифеодальными, ни антирелигиозными. Однако в период расцвета средневековые города стремились занять свое особое место в системе средневековой жизни, что приводило к соперничеству бюргерства с феодалами и духовенством. Этапы их борьбы нашли отражение в планировке и архитектуре городов. Первоначально зависимость города от феодального барона была зримо представлена тем, что замок сеньора находится на вершине скалы или холма, у подножья которого формировался город. Такая средневековая планировка сохранилась до наших дней, например в Гейдельберге, Кракове, Таллине. По мере развития городов и укрепления их позиций в общественном сознании феодалы стали предпочитать селиться внутри городских стен. В городах Тосканы это привело к появлению "укрепленных резиденций, увенчанных энергично тянувшимися вверх башнями, явно имевшими не столь оборонное, сколько престижносимволическое значение"[5]. Высота башен являлась воплощением той роли, которую их владельцы, как они сами считали, играли в жизни общества. Известно, что во Флоренции XIII–XIV вв. насчитывалось более 180 подобных башен, в Падуе – более 100. Хаотически расположенные, устремленные вверх башни символически представляли собой политический хаос, порожденный соперничеством аристократических родов. Постепенно правительства городов приобрели такой вес, что уже могли открыто бороться с феодалами. В конце XIV в. городские власти Флоренции и Генуи приказали уменьшить родовые башни до высоты в 50 локтей, в других городах они были просто снесены.

Такое же зримое воплощение получила борьба города с церковью. Издревле центром города являлся собор. В завершенном виде он символизировал роль и могущество церкви в жизни средневекового общества. Однако нередко соборы строились в течение нескольких столетий. Собор Нотр-Дам в Страсбурге, например, возводился с XI по XVI в. К концу XIII в. был закончен готический неф, в конце XIV в. – фасад, в начале XV в. была надстроена северная башня, в 1439 г. – шпиль. Затем в соборе строились капеллы. Постоянно строящийся собор воспринимался уже не столько как символ церкви, сколько как символ растущего и развивающегося города[6].

Пытаясь осознать свою самобытность, город постепенно начинает соперничать с церковью, что воплощается в противостоянии собора и ратуши. Ратушу, здание, в котором располагались органы городского самоуправления, зачастую стремились уравнять по высоте с собором. Как правило, ратуши строились в непосредственной близости от собора, и их соперничество в высотности было очень зримым и наглядным. Так, в Гданьске здание ратуши соседствует с костелом св. Марии, построенным в 1350–1592 гг. Это самый большой кирпичный собор в Польше и один из самых больших в мире. Увенчанный шпилем высотой в 78 м костел господствует над городским пейзажем. Ратушу начали строить вскоре после костела – в 1379 г. Сначала она представляла собой двухэтажное здание. Однако городские власти на этом не успокоились и по мере того, как город богател, здание ратуши надстраивалось. В XV в. надстроили этаж со стороны рыночной площади, в конце того же столетия воздвигли башню, а в 1559–1561 гг. увенчали ее высоким многоступенчатым куполом. В результате ратуша если и не сровнялась с костелом, то приблизилась к нему по высоте.

Существуют и еще более разительные примеры того, как борьба города и церкви отражалась в архитектурной форме. "В Любеке горцы двух стоящих по соседству невзрачных двухэтажных построек в 1308 г. объединены громадным кирпичным фасадом ратуши, причем верхняя часть его, составляющая по высоте примерно 3/5, была декорацией, в проемы которой светило небо. В Штральзунде над двумя "функциональными" этажами ратуши в 1316 г. поднялись четыре этажа "символического" фасада, обеспечивавшие желаемую соразмерность с массивом собора"[7].

Своеобразным отражением соперничества церкви и города стала власть над временем. В Средние века в течение многих столетий временем "владела" церковь. Часов не было, и люди узнавали время по звону колоколов близлежащей церкви. Механические часы появились в XIII в.; в 1288 г. часы были установлены в Вестминстере. Башни, венчавшие ратуши средневековых городов, имели часы - гем самым город приобретал власть над временем. Не случайно Жак Ле Гофф говорит о двух "временах" Средневековья: периоде раннего Средневековья, символом которого являлся колокол, и идущим ему на смену зрелым Средневековьем – временем купцов с его главным символом – механическими часами[8].

Самоопределение города как особой единицы в средневековой общественной структуре приводило к тому, что в нем постепенно стали возникать новые явления и тенденции. С XIV в. города активно участвовали в политической жизни своих стран, так как их представители стали заседать в парламентах. Депутаты от городов отстаивали там их интересы, а также вносили лепту в решение всевозможных политических, военных и судебных вопросов. Участие городов в работе парламента имело двоякое значение. С одной стороны, это помогало бюргерскому сословию сформироваться и осознать себя, с другой – серьезно влияло на расстановку политических сил в средневековом обществе. Вступая в союз с королями, города способствовали политической стабилизации и централизации государств. В ходе парламентской деятельности представители городов также нередко объединялись со средним дворянством. Так постепенно создаются предпосылки для возникновения средних общественных слоев, которые и по сей день играют в западных государствах важную роль.

Довольно рано горожане, прежде всего зажиточные, начинают ощущать сословное единство и принимать меры к тому, чтобы защитить его и сделать основой своего процветания. Уже в XIII в. возникает объединение северогерманских городов, которое столетие спустя превратилось в могущественную Ганзу – торгово-политический союз, включавший в себя более 160 городов. Ганза вела активную торговлю на севере Европы, обеспечивала политическую стабильность во входивших в нее городах и для обитавших в них бюргеров. Ганза господствовала в торговле между Европой и Русью, имела свои представительства во многих городах североевропейского региона. Ганза являлась большой силой, как политической, так и военной. Она вступала в дипломатические контакты с правителями многих стран и с папой римским, для защиты своих интересов могла объявить торговую блокаду, в случае необходимости имела возможность собрать огромный военный флот в 1000 и более кораблей. Роль Ганзы в истории трудно переоценить. Просуществовав около 500 лет, она во многом повлияла на экономику и куль- туру североевропейских стран и в то же время помогла городам понять, какую серьезную силу они могут представлять.

Средневековые города с их своеобразным, остававшимся в рамках феодализма, но все-таки уже не крестьянским укладом жизни, стали также новыми очагами свободомыслия, куда стекались многие недовольные феодальными порядками. Бюргеры, изначально находившиеся в феодальной зависимости от сеньора – рыцаря или епископа, вели упорную борьбу, нередко и вооруженную, за самоуправление. Одерживая победы в этой борьбе, города создавали республиканские органы власти и приобретали право давать свободу беглым крепостным крестьянам. В Средние века считалось, что "городской воздух делает свободным". Города-коммуны обладали значительными нравами. Они чеканили свою собственную монету, решали вопросы внешней и внутренней политики, регулировали развитие торговли и ремесла.

Проявлением свободолюбивого духа стал в городах и карнавал, который продолжался в общей сложности несколько месяцев в году. На период карнавала снимались все запреты, социальная иерархия переворачивалась с ног на голову, становилось возможным высмеивать тех, кто в обычное время был недосягаем для критики; человек перерождался для истинно человеческих, радостных взаимоотношений[9].

Развитие ремесла и торговли в период зрелого Средневековья требовало более интенсивной, чем ранее, деловой переписки. Наряду с другими причинами это усилило тягу людей к образованию. Известно, что в XII в. существенно возрос процент грамотных среди мирского населения. Особенно это относится к Италии. Рост и укрепление городов способствовали тому, что в них возникали школы нового типа, что знаменовало большой сдвиг в средневековом менталитете. На протяжении многих столетий безусловным монополистом в сфере образования была церковь, школы создавались при монастырях. Позднее стали появляться школы при соборах, такие, как знаменитая Шартрская школа во Франции, хорошо известная уже в конце X в. Большим шагом вперед на пути обмирщения общества стала организация цеховых и гильдейских школ. Цеховые школы возникли в XIII–XIV вв., как ясно из их названия, при цехах и содержались за их счет. В отличие от монастырских и соборных школ, где преподавание велось на латыни, здесь учили на родном языке, уделяя основное внимание не богословию, а чтению, письму и счету. В XV–XVI вв. цеховые и гильдейские школы слились и превратились в городские муниципальные школы, которые стали подчиняться органам городского самоуправления.

Однако еще ранее в городах появились школы принципиально нового характера – университеты (см. "Средневековые университеты и схоластика"). Первыми европейскими университетами стали высшие учебные заведения Италии, появившиеся по инициативе городов-коммун. Их политическая и экономическая жизнь требовала значительного количества образованных людей, способных убедительно обосновывать и отстаивать городские права. Постепенно города начали поддерживать университеты и содержать их, черпая для этого средства из доходов от своих земельных владений. Города предоставляли преподавателям и школярам разные льготы и привилегии. Преподаватели получали оплату, а иногда гражданство города, в котором находился университет. Студентов коммуна освобождала от уплаты всех налогов, разрешала им свободно передвигаться по своей территории, если они подвергались ограблению в пределах городских границ, коммуна возмещала им убытки.

Города заботились об университетах – но города также и считали университеты своей неотъемлемой частью. Уставы коммун рассматривали университет как один из городских цехов, и он действительно нередко являлся органической частью средневекового города. Особенно характерно это было для Италии. История итальянских университетов показательна и тем, что она ярко отразила место города в системе средневековой жизни. "Фактически организация и основание университетов были делом самой коммуны, в то время как формально их история начиналась по представлению им папской буллы, санкционирующей их существование и конституцию, а императорский диплом делал их привилегии официальными"[10]. Таким образом, университеты, появление которых несомненно свидетельствовало о расцвете городской культуры и росте роли городов в жизни средневекового общества, оставались в пределах феодальной общественной системы и подчинялись клерикальной и светской власти. Ситуация, в которой находился университет по отношению к городу, напоминала ситуацию, в которой находился город по отношению к средневековому обществу в целом.

Сложное, неоднозначное положение города в системе средневековой жизни определило специфику городской культуры и городской литературы.

Круг понятий и проблем

Структура города: сословно-корпоративный принцип, собор, ратуша, цех, гильдия, цеховые и гильдейские школы, университет.

Задание для самоконтроля

Расскажите о городе-коммуне, часовой башне, карнавале, Ганзе, бюргерах.

  • [1] Муниципиум – вольный римский город с правом самоуправления.
  • [2] Сванидзе Л. Л. Средневековые города Западной Европы: некоторые общие проблемы // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 1. Феномен средневекового урбанизма. М., 1999. С. 20.
  • [3] Сванидзе А. А. Средневековые города Западной Европы: некоторые общие проблемы. С. 22.
  • [4] Там же. С. 24.
  • [5] Иконников Л. В. Смысловое значение пространственных форм средневекового города // Культура и искусство западноевропейского Средневековья. М., 1981. С. 111.
  • [6] Гусарова Т. П. Облик и устройство средневекового города // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. В 4 т. Т. 1. Феномен средневекового урбанизма. М., 1999. С. 151.
  • [7] Иконников А. В. Указ. соч. С. 113.
  • [8] Ле Гофф Ж. Средневековье: время церкви и время купца // Ж. Ле Гофф. Другое Средневековье. Екатеринбург, 2000. С. 36–48.
  • [9] О карнавале в Средние века подробнее см.: Бахтин Μ. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М., 1965.
  • [10] Рутенбург В. И. Университеты итальянских коммун // Городская культура: Средневековье и начало Нового времени. Л., 1986. С. 48.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >