Характеристика экономического положения Европейского союза в системе международных экономических отношений

По данным ЮНКТАД, численность совокупного населения Европейского союза (Европы-27) на 1 января 2012 г. составила 502,6 млн чел. (или 7% от общего населения мира).

Население Европейского союза и отдельных стран, 2000-2012 гг.

Рис. 8.3. Население Европейского союза и отдельных стран, 2000-2012 гг.

Источник: UNCTADstat. Totalpopulation, annual, 1950–2050.

Число проживающих в Европейском союзе в 2,6 раза меньше, чем в Китае (1,4 млрд чел.) и в 2,4 раза меньше, чем в Индии (1,224 млрд чел.), но в 1,6 раза больше, чем в США (314 млн чел.) (рис. 8.3).

Почти две трети населения Европейского союза (62,8% от общей численности населения ЕС-27) сосредоточены в пяти наиболее многолюдных странах – Германии (16,4% в 2012 г.), Франции (12,9%), Великобритании (12,4%), Италии (12,0%) и Испании (9,2%). По численности населения к ним примыкает также Польша (7,6%), а удельный вес населения каждой из остальных стран-членов союза не превышает 4,3% (у Латвии удельный вес 0,45%, у Венгрии – 1,99%) (рис. 8.4).

Удельная доля стран-членов в общей численности ЕС, 2012 г.

Рис. 8.4. Удельная доля стран-членов в общей численности ЕС, 2012 г.

Источник: UNCTADstat. Totalpopulation, annual, 1950–2050.

При этом наблюдается довольно устойчивая тенденция постепенного снижения удельного веса Германии (который на начало 1999 г. составлял 17,1 % от общей численности населения ЕС-27) и, напротив, повышения доли Франции (12,5%). Доля Великобритании в общей численности населения Европейского союза в последнее десятилетие оставалась практически неизменной.

Общая численность трудовых ресурсов ЕС составила в 2011 г. 244,6 млн человек, или 49% от общей численности населения ЕС. Данный показатель меньше, чем в Китае, где трудовое население составляет 59% населения и в США – 50,6%, но больше, чем Индии – 38% (рис. 8.5).

Трудовое население ЕС и отдельных стран, 2011 г.

Рис. 8.5. Трудовое население ЕС и отдельных стран, 2011 г.

Источник: UNCTADstat. Total population, annual, 1950–2050.

Основное работоспособное население (43,01% от общей трудовой численности населения ЕС-27) сосредоточено в грех наиболее многолюдных странах – Германии (17,64% па начало 2010 г.), Франции (12,2%), Великобритании (13,2%). Важно отметить, что значения удельного веса по трудовым ресурсам совпадают с общим объемом населения в данных странах. В целом трудовые ресурсы в каждой стране составляют примерно половину населения: в Латвии (53,29%), Великобритании (51,13%), Германии (51,82%) или чуть меньше: Франция (45,56%), Венгрия (42,63).

В мировом объеме трудовых ресурсов на ЕС приходится 15,34% от общего объема, этот показатель как для ЕС, так и для выделенных нами стран стал результатом длительной отрицательной динамики. Это связано с тем, что в масштабах мирового сообщества среднее количество рождений в расчете на каждую женщину в последние годы составляло 2,7, а в странах ЕС – всего 1,4. Уровень рождаемости в большинстве стран Евросоюза недостаточен даже для обеспечения простого воспроизводства населения. В результате в странах ЕС сегодня отмечается самый низкий естественный прирост населения в мире.

В Австрии, Бельгии, Германии, Италии, Польше, Португалии, Словакии, Словении, Чехии естественный прирост нулевой, а в ряде стран – отрицательный (Болгария, Венгрия, Германия, Латвия, Литва, Румыния, Эстония). В большинстве стран Восточной Европы – нынешних членов ЕС демографический спад происходит как за счет низкого естественного прироста (или его отсутствия), так и в результате миграционного оттока населения в другие страны региона. Вместе с тем Австрию, Бельгию, Грецию, Италию, Португалию лишь иммиграция сегодня спасает от депопуляции. Таким образом, современные демографические процессы в странах ЕС находятся в русле глобальных демографических тенденций и обусловлены формированием нового типа воспроизводства населения, основными чертами которого являются снижение рождаемости и смертности, увеличение продолжительности жизни и старение общества. Этот тип воспроизводства населения будет и в обозримой перспективе определять демографический ландшафт Евросоюза и оказывать существенное влияние на экономическое развитие, как отдельных стран ЕС, так и региона в целом.

Евросоюз на данный момент находится на 1 месте по показателю ВВП (по данным 2011 г.: 16,2 трлн долл.), а его доля в мире составляет 25,75% (или 1/4 мирового ВВП). После него идут США с общим объемом в 14,7 млрд долл. Данная перемена мест (ранее США занимали первую строчку) произошла в первую очередь за счет укрепления евро по отношению к доллару США. Кризис 2009 г. отрицательно сказался на обеих экономиках, но если в США показатель ВВП снизился на 1,71%, то ВВП ЕС уменьшился сразу на 10%.

Далее идет Китай с показателем 5,95 трлн долл, и Япония, ВВП которой в 2010 г. составил 5,5 трлн долл. Японская экономика пострадала от снижения экспорта и потребительского спроса, тогда как Китай продолжает переживать бум промышленного производства.

Скорость экономического роста выражается в среднегодовых темпах прироста ВВП в течение определенного периода времени.

Темпы прироста экономик стран ЕС на протяжении 10 лет имели неравномерную динамику, однако если Франция, Великобритания, Германия, Венгрия достигли своего пика в 2003 г., то Латвия в отличие от них с 2000 по 2008 гг. имела стремительно растущую по отношению к другим странам Европейского союза экономику, а в 2006 г. прирост ВВП там достиг 44,3%.

В отраслевой структуре ВВП ЕС по данным на 2012 г. преобладали услуги (66%). Относительно других развитых стран, это не так много (США – 79%, Япония – 73%), но к примеру, гораздо больше, чем в Китае, где доля услуг составляет всего 43% (лис. 8.61.

Сравнительная структура ВВП ЕС и других стран, 2011 г.

Рис. 8.6. Сравнительная структура ВВП ЕС и других стран, 2011 г.

Источник: UNCTADstat. Nominal and real GDP, total and per capita, annual, 1970-2012.

Это не случайно, так как данные по Евросоюзу – это средний показатель, который учитывает как развитые, так и развивающиеся страны ЕС. На долю услуг в рассматриваемых нами странах ЕС приходится в среднем 66–75%, за исключением Венгрии (развивающейся по меркам Евросоюза), где доля услуг – всего 57%, и Германии, где исторически промышленность очень развита (рис. 8.7).

Отраслевая структура ВВП стран-членов ЕС, 2011 г.

Рис. 8.7. Отраслевая структура ВВП стран-членов ЕС, 2011 г.

Источник: составлено автором по данным UNCTADstat. GDP by type of expenditure and Value Added bv kind of economic activity, annual, 1970-2012.

Основной вклад в ВВП ЕС приходится на Германию (20,36%), Францию (15,89%), Великобританию (13,79%), Италию и Испанию. Эти пять стран дают 70% суммарного ВВП Евросоюза. Соответственно, на остальные 23 государства приходится лишь 30% (к примеру Венгрия дает 0,8%, а Латвия – 0,15%) (рис. 8.8).

Средний уровень инфляции в ЕС за последние годы составил 1,5-3,0% (лишь в 2009 г. произошло падение до 1,3% вследствие экономической рецессии), что сопоставимо по динамике с США. Динамика инфляции Китая и Японии обусловлена их специфическим экономическим положением и уровнем развития стран (рис. 8.9).

Доля отдельных стран-членов ЕС в общем объеме ВВП, 2011 г.

Рис. 8.8. Доля отдельных стран-членов ЕС в общем объеме ВВП, 2011 г.

Источник: UNCTADstat. Nominal and real GDP, total and per capita, annual, 1970–2012.

Динамика инфляции ЕС и отдельных стран, 2001-2012 гг.

Рис. 8.9. Динамика инфляции ЕС и отдельных стран, 2001-2012 гг.

Источник: IMF.org, 2013.

Инфляцию в странах ЕС принято считать ползучей. Вместе с тем всегда существует опасность выхода ползучей инфляции из-под государственного контроля. Она особенно велика в странах, где отсутствуют отработанные механизмы регулирования хозяйственной деятельности, а уровень производства невысок и характеризуется наличием структурных диспропорций. Так, к примеру, если во Франции, Германии, Великобритании, уровень инфляции в динамике не превысил 5%, то о Венгрии и Латвии подобного сказать нельзя (рис. 8.10).

Динамика инфляции выделенных стран ЕС, 2001-2012 гг.

Рис. 8.10. Динамика инфляции выделенных стран ЕС, 2001-2012 гг.

Источник: IMF.org, 2013.

По правилам ЕС, темпы инфляции не должны превышать больше, чем на 1,5 процентных пункта показатель трех лучших стран ЕС с точки зрения стабильности цен, а допустимый показатель темпов инфляции должен составлять 3,2%. Из выделенных нами стран лишь Германии и Франции удалось зафиксировать данный показатель (в 2011 г. – 2,15 и 2,24%).

В последнее время наблюдается рост государственного долга США и ЕС, а интервалы между повышениями его лимита становятся все меньше. Показатель Китая составляет лишь 26% ВВП, что намного ниже уровня аналогичного показателя США и большинства европейских стран (рис. 8.11).

Динамика государственного долга ЕС и отдельных стран, 2001–2011 гг.

Рис. 8.11. Динамика государственного долга ЕС и отдельных стран, 2001–2011 гг.

Источник: IMF.org, 2012.

Кризис суверенных долгов в отдельных европейских странах, по мнению экономистов, является лишь началом нового экономического кризиса, который может дестабилизировать всю европейскую экономику. Если в 2007 г. суммарный долг Евросоюза составлял 7,3 трлн евро, или 59% от общеевропейского ВВП, то в 2011 г. он вырос до 9,8 трлн евро, или 82,3%. Что же касается государств – членов ЕС, то больше всего нынешний кризис затронул страны Центральной и Восточной Европы – Венгрию и Латвию (рис. 8.12).

Обе страны спаслись от банкротства лишь благодаря многомиллиардным кредитам, которые согласились предоставить им международные организации и финансовые институты. В октябре 2012 г. Евросоюз, МВФ и Всемирный банк решили перечислить Венгрии для преодоления кризиса 20 млрд евро. Сейчас внешний долг Будапешта превышает 75 млрд евро при размере золотовалютных резервов около 13 млрд евро.

Динамика государственного долга отдельных стран – членов ЕС, 2001–2011 гг.

Рис. 8.12. Динамика государственного долга отдельных стран – членов ЕС, 2001–2011 гг.

Источник: IMF.org, 2012.

Латвия, государственная задолженность которой к концу 2012 г. достигла почти 31 млрд евро, превысив годовой ВВП, получила от МВФ и ЕС в общей сложности 7,5 млрд евро.

Сумма внешней государственной задолженности Германии к концу 2012 г. превысила 1,517 трлн евро и продолжает расти. Таким образом, ФРГ явно рискует нарушить действующие в еврозоне строгие критерии финансовой дисциплины, по которым дефицит госбюджета не должен превышать 3% ВВП.

Великобритания за четыре года почти удвоила объемы государственных задолженностей. При этом государственные расходы выросли на 7%, а поступления сократились на 1%. Если в 2007 г. бюджетный дефицит в этой стране составлял лишь 2,7%, то в 2012 г. он достиг 10,4% от ВВП. Еще более тяжелая ситуация наблюдалась в Испании и Франции, которые за соответствующий период увеличили государственные долги на 40 и 30%.

Даже в Германии, которая традиционно является образцом фискальной дисциплинированности, бюджетный баланс уже второй год находится в минусе. По итогам 2010 г. государственный долг Германии составил 2 трлн евро, и это самый высокий показатель в Евросоюзе.

Тем не менее, ЕС-28 на современном этапе – это могущественная группировка с впечатляющими макроэкономическими показателями, превосходящая такие ведущие экономики мира, как США, Китай, Япония. В то же время различия экономического развития стран внутри региона замедляют темпы роста ЕС, снижают ее качественные характеристики. Па территории Евросоюза наметилась тенденция сближения экономических показателей между лидерами и аутсайдерами, в некотором роде снижения таковых у развитых стран и роста у "новых" членов ЕС.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >